Во времена римской империи адвокатами стали обозначать

Понятие адвокатуры, ее значение.Форма организации адвокатской деятельности.

· Введение………………………………………………..стр. 2-3

1. Понятие адвокатуры, ее значение………………………3-10

2. Форма организации адвокатской деятельности……..10-15

· Заключение………………………………………………..15-16

· Литература…………………………………………………….17

Введение.

Адвокат (от лат. Advocates – призванный; англ. lawyer, barrister, advocate) – юрист, оказывающий профессиональную правовую помощь посредством консультаций, рекомендаций, защиты обвиняемого на всех стадиях следствия и суда, представления интересов потерпевших и т. д.

В Древнем Риме адвокатами называли родственников и друзей тяжущегося, которых он просил сопровождать его в суд. Во времена Римской империи этим термином стали обозначать судебных защитников.

В Европе, как в науке, так и в западноевропейских языках, с термином «адвокатура» соединяется понятие деятельности, отличной от деятельности поверенных, что подразумевает функционирование специального сословия профессиональных юристов.

В русском разговорном языке термин «адвокатура» стал означать с середины XIX века профессию адвокатов, отличающихся от оказывающих юридическую помощь поверенных, которые могут и не быть юристами. Также термином «адвокатура» обозначалось объединение адвокатов в какую-либо структуру.

В советский период этот термин стал обозначать юристов-профессионалов, объединенных в коллегии для оказания юридической помощи физическим и юридическим лицам (разъяснение правовых вопросов, составление договоров, жалоб, представительство в суде и т. п.), так как коллегии адвокатов являлись практически единственной формой объединения лиц, оказывающих юридическую помощь на профессиональной основе.

В современной науке большинство ученных, занимающихся исследованиями в области адвокатуры и адвокатской деятельности, сходится во мнении, что адвокатской деятельностью является юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе физическим и юридическим лицам путем правового консультирования, организации защиты или представительства интересов в конституционном, гражданском, арбитражном, административном и уголовном судопроизводстве; предоставления иных видов юридической помощи в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Адвокатура и ее значение.

Под адвокатурой принято понимать совокупность юристов-профессионалов, объединенных в адвокатских палатах субъектов Российской Федерации (по старой терминологии – в коллегиях адвокатов) и имеющих задачей оказание юридической помощи физическим и юридическим лицам, включающую в себя участие в различных видах судопроизводства, разъяснение правовых вопросов, подготовку юридических документов (заявлений, жалоб, договоров и т. п.).

Функционирование адвокатуры является основным способом обеспечения положения ст. 48 Конституции РФ, часть 1 которой гласит: «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи».

Поскольку коллегии адвокатов являлись практически единственной формой объединения лиц, оказывающих профессиональную юридическую помощь, адвокатура как институт отождествляется именно с ними.

31 мая 2002 г. Президент РФ В.В. Путин подписал Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», который вступил в действие с 1 июля 2002 г., за исключением отдельных положений, которые вступают в силу с 1 января 2007 года.

В настоящее время активно реформируется деятельность российской адвокатуры в соответствии с принятым законом.

Данный закон был принят в ходе осуществления судебной реформы в Российской Федерации и призван обеспечить правовое регулирование вопросов деятельности адвокатуры, взаимодействие органов адвокатского самоуправления с государственными органами, должностными лицами и гражданами. Кроме того, закон гарантирует независимость адвокатов как профессиональных, некоммерческих организаций ( ст. 1, 3, 29, 31 и др.).

Это определение подчеркивает самостоятельность адвокатских объединений, их независимость от органов государственного управления. Правовые основы взаимодействия адвокатуры с органами государственной власти – это один из концептуальных вопросов, ответ на который определяет в значительной мере правовой статус адвокатуры, ее место в системе государственных и общественных институтов.

Указание на некоммерческий характер означает, что адвокатура не ставит целью извлечения прибыли. Гонорары, поступающие в коллегию за оказание правовой помощи адвокатами, используются для оплаты их труда, содержания технического аппарата, хозяйственно-канцелярские расходы, а также для отчислений в страховые и пенсионные фонды.

Целью принятия Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» являлась необходимость расширения правовых и организационных возможностей адвокатов по оказанию квалифицированной юридической помощи физическим и юридическим лицам. Новый закон учел реалии сегодняшнего дня, изменения, происшедшие в обществе и государстве за длительный период времени, прошедший после принятия Положения об адвокатуре РСФСР 1980 г., которое призвано утратившим силу. Особенно велика роль нового закона в связи с новой ролью и функциями адвоката и адвокатуры после принятия в 2001 г. Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Принятие Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» должно вывести на новый, более квалифицированный и самостоятельный уровень российскую адвокатуру.

Адвокат, пользуясь гарантиями независимости и неприкосновенности, может без опасения осуществлять юридическую помощь, будучи уверенным в защите себя и своей семьи и недопустимости оказания на него давления со стороны третьих лиц.

Переход адвокатуры на новый профессиональный уровень должен восполнить недостаток квалифицированной юридической помощи гражданам и юридическим лицам по обеспечению их прав, свобод и законных интересов.

Позитивным является то, что законом установлено положение о принятии Всероссийским съездом адвокатов Кодекса профессиональной этики адвоката. И это уже произошло. 31 января 2003 года адвокаты Российской Федерации, в развитие требований, предусмотренных статьей 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», в целях поддержания между собой профессиональной чести и сознания нравственной ответственности перед обществом, развивая традиции российской присяжной адвокатуры, принимают «Кодекс профессиональной этики адвоката».

Реализация функции оказания юридической помощи физическим и юридическим лицам практически осуществляется не адвокатурой, а конкретными адвокатами либо партнерами адвокатских бюро.

В соответствии с Положением об адвокатуре в РСФСР адвокатами считались граждане России, имеющие высшее юридическое образование, стаж работы по специальности юриста не менее двух лет, принятые в члены коллегии адвокатов. Допускается прием в коллегию адвокатов лиц, не имеющих стажа работы по специальности юриста, однако с условием прохождения стажировки в коллегии адвокатов сроком от шести месяцев до года. Как правило, адвокаты – члены коллегии – имели постоянное рабочее место в юридических консультациях (бюро, фирмах, адвокатских конторах).

Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» установил новый порядок комплектования адвокатуры путем приобретения статуса адвоката.

Решение о присвоении статуса адвоката принимает квалификационная комиссия при адвокатской палате субъекта Федерации после сдачи претендентом квалификационного экзамена.

Статус адвоката в Российской Федерации вправе приобрести лицо, которое имеет высшее юридическое образование, полученное в имеющем государственную аккредитацию образовательном учреждении высшего профессионального образования, либо ученую степень по юридической специальности. Указанное лицо также должен иметь стаж работы по юридической специальности не менее двух лет либо пройти стажировку в адвокатском образовании сроком от одного года до двух лет. После положительного решения квалификационной комиссии претендент приносит присягу, получает статус адвоката и становится членом адвокатской палаты. Территориальный орган юстиции, получив от квалификационной комиссии сведения о принятом адвокате, заносит их в региональный реестр и выдает адвокату соответствующее удостоверение. Закон подробно регламентирует требования к претенденту, условия допуска его к квалификационному экзамену и включения сведений об адвокате в государственный реестр (ст. 9 -14 Закона).

Адвокат может одновременно являться членом адвокатской палаты только одного субъекта Федерации и состоять только в одном адвокатском образовании. Однако осуществлять свою деятельность он вправе на территории всей Российской Федерации без какого-либо дополнительного разрешения.

Поручения на оказание юридической помощи адвокаты получают непосредственно от клиентов либо через заведующего консультацией (адвокатским бюро, коллегией), который распределяет работу, контролирует ее качество и оплату, разрешает возникающие конфликты в коллективе адвокатского образования или между адвокатом и клиентом, если они по своему характеру не требуют вмешательства совета адвокатской палаты.

Именно адвокат является субъектом защиты и представительства, именно он участвует в судопроизводстве и процессуальных правоотношениях. Адвокаты – участники доказывания по конкретным уголовным, гражданским, административным делам; им принадлежит право собирания и представления доказательств, их проверки и оценки в определенном законом процессуальном режиме. На них возлагается обязанность использования всех предусмотренных законом средств и способов защиты, обоснования выдвигаемого в интересах подзащитного или доверителя тезиса.

Разумеется, состояние советской юридической науки не было одинаковым на протяжении всей её истории. Можно спорить о количестве этапов и об их характеристиках. Для меня же важен критерий, который положен в основу периодизации, а именно, насколько резким было отрицание традиционной науки права. В связи с этим можно выделить три периода:

1. «Красный период» (1917-1938);

2. «Жёлтый период» (1939-1962);

3. «Голубой период» (1963-1991).

Каждый из этих периодов начинается определённым «переломным» моментом, в котором в концентрированном виде содержится вектор будущего развития. 1917 год — отмена действия права Российской Империи и полный разрыв с прежним правопорядком. 1938 год — Первое всесоюзное совещание работников права, которое фиксирует разрыв с «правовым авангардом» прежних лет и берёт курс на адаптацию приемлемых для властей положений старого права. 1962 — переход к дихотомии «союзные основы — республиканские кодексы», в рамках которой допускается разнообразие в правовом регулировании. Разумеется, развитие права на всех этапах было прерывистым, с периодическим откатом назад, но оно, тем не менее, шло в определённом направлении.

Каждому из периодов были свойственны специфические признаки.

«Красный период» характеризуется тем, что в самом его начале была острая фаза конфликта между старым и новым правопониманием — по сути это и есть Гражданская война. Подавляющее большинство юристов входили в элиту Российской империи, вне зависимости от их отношения к монархии. Ядро партии конституционных демократов (кадетов) составляли самые известные юристы тех времён, которые при помощи конституции и принятых на её основе законов хотели обуздать самодержавие. Они разделяли идеи правового государства и демократического правления и, в целом, были сторонниками эволюционного развития. В этом смысле они были даже большими государственниками, чем ярые сторонники самодержавия, поскольку последние исходили из того, что монарх не нуждается в каких-либо правовых оковах. Но монархисты, тем не менее, все-таки поддерживали саму идею законности.

Среди тех, кто стремился к радикальному переустройству России, юристов было гораздо меньше. В самом деле, когда вы хотите сломать всю систему общественных отношений, вам не до юридических формальностей. Среди них преобладали люди, нигде долго не задерживающиеся, недоучки, склонные к гуманитарным наукам, но не обладающие глубокими знаниями, которые с лихвой компенсировались революционным романтизмом. Конечно, среди них попадались и те, кто выстраивали оригинальные юридические конструкции нового общества, особенно много их было среди революционеров крестьянской ориентации. Неслучайно многие юристы «красного периода» были в своё время эсерами (членами партии социалистов-революционеров) или сочувствующими. Что касается большевиков — членов РСРП (б) — которые пришли к власти после Октября 1917 года, то все они, в духе марксизма, были нацелены на слом действующей государственной машины и построение коммунизма.

В ходе Гражданской войны и сопровождавшего её террора (особенно красного террора, нацеленного на уничтожение элиты Российской Империи, а в её числе и юристов) и голода, огромное количество юристов погибло или оказалось за пределами страны (в эмиграции). Одна часть отступила вместе с Белой армией, другая уехала сама подальше от голода и лишений, третья была выслана большевистским правительством («философские пароходы» и т.п.). Число юристов сократилось в несколько раз. А поскольку законодательство Российской империи, все её органы и суды были упразднены, драматически сузилась сфера юридической деятельности: людям стало просто нечем заниматься. Эти процессы шли параллельно и влияли друг на друга, создавая кумулятивный эффект. В результате российская юриспруденция, которая в целом была на приличном европейском уровне, фактически прекратила своё существование.

Но государство, даже если мыслить его отмирающим, пока оно существует, требует труда юристов. Особенно когда после 1921 года с НЭПом произошёл частичный возврат к рыночной экономике. Были приняты основополагающие законы и кодексы, начала развиваться правовая жизнь, и снова потребовались услуги юристов. Однако в условиях господства коммунистической идеология развитие юриспруденции пошло по иному пути. «Красная профессура» в лице бывших революционеров, деятелей РСДРП стала формировать новые подходы к государству и праву на основе марксистско-ленинского учения. Широкое распространение получила идея «отмирания» права как следствие его трактовки в духе меновой теории, потом концепция «двухсекторного» права с отмирающей буржуазной частью. Были повергнуты забвению волевые и иные субъективистские трактовки права, распространился материальный детерминизм. Одним словом, правили бал модные авангардистские правовые теории.

Разумеется, большинство юристов в стране относилось к старой школе и внутренне не принимало нового порядка. Если отдельные её представители выражали это явно, то подвергались чисткам (увольнению из государственных учреждений), а то и репрессиям. Яркий пример тому — проф. М.М. Агарков и Б.Б. Черепахин. Юридические учебные заведения, если их не удавалось построить на коммунистических принципах, не воссоздавались, а существующие порой упразднялись. Качество юридического образования вследствие этого резко упало. Возникшие же коммунистические учебные заведения и научные журналы вели себя агрессивно по отношению к юристам старой школы, часто призывая к расправе с ними или, во всяком случае, требуя игнорировать их взгляды. Юридические издания 20-х годов XX века были переполнены «зубодробительной» критикой буржуазных взглядов, «адепты» которых так же агрессивно вести себя не могли, а, напротив, должны были каяться.

К тому же периоду относилась идея приравнять ранее защищённые в Российской империи докторские диссертации к новым кандидатским с тем, чтобы заставить старую профессуру заново проходить защиту для подтверждения своего звания. Причём новые докторские диссертации, по мысли авторов реформы, должны были открывать фундаментальные социально-политические закономерности развития общества и права в коммунистическом духе. Это потом дорого обошлось советской юридической науке… Если на первых порах докторские диссертации такие закономерности порой действительно открывали, то потом они превратились в имитационные труды ради соответствующей степени. В праве очень мало принципиально нового, и связывать с его обнаружением учёную степень — значит обрекать себя на минимальное количество докторов наук, которых в реальности требовалось намного больше исходя из существующей системы юридического образования. Уже к концу советского периода докторские диссертации обесценились и защищались лишь «для галочки», как и сейчас многими.

Начало «жёлтого» периода совпало с окончанием периода репрессий в отношении «коммунистической» юридической элиты, которая сформировалась из революционеров досоветского периода. Те, кто сами организовывали чистки, «посадки в тюрьму» и иные репрессии дореволюционной юридической элиты, были расстреляны или оказались на долгие годы в лагерях. Впрочем, очевидно, что они подвергались наказаниям не за свою юридическую деятельность, а за принадлежность к определённому политическому слою СССР. Первое всесоюзное совещание работников права в 1938 году лишь зафиксировало status quo. Одновременно было принято решение отказаться от «авангардистских» трактовок права и призвать в университеты «старую профессуру», чтобы она помогла возродить обучение юристов именно праву, а не тому «социально-политическому коктейлю» из марксизма и революционной целесообразности, которому учили до того. Немалую роль здесь сыграл близкий И. Сталину функционер А.Я. Вышинский, приверженец старой дореволюционной школы юриспруденции.

Формирование советской юридической науки началось как бы заново — были созданы или реорганизованы научные учреждения, в университетах стали возрождаться юридические факультеты, начали готовиться новые учебники по советскому праву и создаваться фундаментальные научные труды. Причем юридическое строительство началось якобы «с нуля». Отвергались дореволюционная и иностранная юриспруденция, во всяком случае, на словах, но одновременно была разорвана и преемственность с коммунистической юриспруденцией 20-ых — первой половины 30-ых годов XX века. Вместе с П.И. Стучкой, Е.Б. Пашуканисом, Л.Я. Гинцбургом и Н.В. Крыленко ушли идея «отмирания права», концепция «двухсекторного» права и другие «изобретения» предшествующего периода. Авторитарная природа Советского государства, конечно, не изменилась, право по-прежнему объявлялось его «служанкой», но уже не отмирало, а должно было быть рассчитано на длительный исторический период.

Задачей юридической науки было объявлено создание нового социалистического права, для чего были привлечены лояльные представители старой юриспруденции, многие из которых подвергались чисткам в «красный» период. Разумеется, полной свободы в создании правовых конструкций им никто не давал. Основные положения марксистско-ленинской теории, безусловно, игнорировать было нельзя, как необходимо было периодически приносить клятвы верности социалистическому строю. Не исчезли, хотя и стали менее людоедскими, репрессивные замашки прежнего периода. Если в отношении юриста приходил донос, и при этом не выполнялся «план по посадкам», его статус не защищал. И по «Ленинградскому делу», и по делам «космополитов» или «врачей» легко можно было оказаться в лагере. Но специальных компаний против юристов вроде бы не было, главное, нужно было молчать и не высовываться.

В «голубой» период массовых репрессий уже вовсе не было, если только юрист специально на них не напрашивался, вступая в ряды диссидентов и выходя на какие-то организованные ими мероприятия. Правозащитная деятельность в этот период была в тренде оппозиционной деятельности. Советские конституции обычно гарантировали социально-экономические права трудящихся — право на труд, на социальное и пенсионное обеспечение, на жилище и т.д. Политические права тоже провозглашались, но полноценно не обеспечивались. Право избирать ограничивалось возможностью голосовать за кандидатов единого блока коммунистов и беспартийных, выдвижение которых находилось под контролем КПСС. Свобода слова исключала возможность каким-либо образом критиковать идеи марксизма-ленинизма, деятельность Коммунистической партии и Советского государства под страхом уголовной ответственности, право на объединение предполагало участие лишь в разрешённых организациях — и никакой самодеятельности.

Никто уже не преследовал за обильное цитирование иностранных источников и использование дореволюционных трудов, хотя социалистический строй имел мало общего с теми отношениями, которые послужили основой для появления соответствующих воззрений. Лишь некоторые области права имели прямые аналоги до революции или за рубежом (например, часть общих положений об обязательствах, отдельные виды договоров), но и там цитирование не было широко распространённым. Зачем, если наше право не имело аналогов в истории, то и начинать надо с него, а не с конструкций прошлых эпох и других стран. Так что научные работы обычно стартовали с цитирования классиков марксизма-ленинизма, а потом излагались взгляды, содержащиеся в работах советских юристов «жёлтого» периода. Это и был типичный юридический старт, а в остальном у исследователей была возможность разрабатывать частные вопросы более-менее спокойно.

И, как всегда, в недрах старого рождается новое. В советской юриспруденции начали развиваться направления, которые стали залогом будущего. Они, конечно, мимикрировали, чтобы никто не упрекнул их авторов в антикоммунизме, не называли вещи своими именами, старались больше заниматься какими-то деталями без глубоких обобщений. Речь идёт о взглядах юристов-рыночников, которые обосновывали расширение сферы правового регулирования товарно-денежных отношений (так называемая цивилистическая концепция), в частности, О.С. Иоффе, Ю.Х. Калмыков, О.А. Красавчиков, А.А. Собчак и другие. Им противостояли сторонники хозяйственно-правовой концепции, обслуживающей командно-административную экономику и отрицавшей деление права на частное и публичное, в частности В.В. Лаптев, В.К. Мамутов, В.С. Мартемьянов и другие. Полемика между цивилистами и хозяйственниками была основным дискурсом 70-ых годов ХХ века, она сломала судьбы некоторым, но при этом подготовила возврат к гражданскому праву после развала СССР.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх