Вон всех хохлов из России

Как воссоединиться с семьей

Правительство разрешило иностранцам въезжать в Россию, если у них есть близкие родственники в Российской Федерации. Согласно поправкам, в страну теперь могут въехать граждане других стран, если их родственники (супруги, родители, дети, усыновители и усыновленные) являются гражданами РФ. Об этом сообщает телеграм-канал «Штаб правовой помощи. Коронавирус» международной правозащитной группы «Агора».

Чтобы попасть в Россию, человеку нужно предъявить документ, удостоверяющий личность; действующую визу (для граждан государств, не имеющих соглашения о безвизовом въезде), копию документа, подтверждающего родство с гражданином России (свидетельство о заключение брака, рождении ребенка). На «гражданские» браки поправки не распространяются.

Из-за чего возникла проблема

Юристы «Агоры» отмечают, что за последние две недели в штаб правовой помощи обратились десятки людей, которые не могли попасть в Россию. С 16 марта до 1 мая в России действует запрет на въезд иностранных граждан, введенный для сдерживания эпидемии коронавируса. Семьи, в том числе с малолетними детьми, в которых у одного из супругов иностранное гражданство, стали разлучать прямо на паспортном контроле по прилету в страну.

Людей, с которыми поговорила корреспондент Агентства социальной информации, не предупреждали о возможных проблемах при въезде в Российскую Федерацию: в одном случае умолчала авиакомпания, во втором сотрудник российского МИДа уверял, что всю семью обязательно пропустят в страну.

«Консул заверил, что нас впустят»

Евгения с девятимесячным ребенком и ее супруг, гражданин Марокко, ездили в гости к родственникам мужа. Когда пришло время возвращаться, регулярных рейсов из Марокко в Москву уже не было, а въезд в страну иностранным гражданам запретили. Эвакуационный рейс организовал российский МИД: везли пассажиров на автобусах до аэропорта, потом несколько часов ждали вылета, сверяли списки, регистрировали.

«Они проверяли все документы и прекрасно знали, что у моего супруга гражданство Марокко и разрешение на временное пребывание в России. Если бы мы знали, что его не пустят, мы бы остались в Марокко», — рассказывает АСИ Евгения.

Изначально семью не хотели регистрировать на рейс, но российский консул заверил сотрудников марокканской полиции: в России семьи не разлучают, пустят всех.

Но по прилету 23 марта в московский аэропорт Внуково вышло иначе: мужчину задержали на паспортном контроле, и в город он не вышел.

«Его сначала просто долго держали – было непонятно, что происходит, никто ничего не говорил. Мы с ребенком прошли паспортный контроль и ждали его (супруга. — Прим. АСИ). Мы были очень уставшие после эвакуации. В зале не было стульев, я села на пол кормить ребенка, он орал. Короче, это был полный хаос и кошмар. В итоге вышел сотрудник и сказал, что мужа точно не выпустят, езжайте домой. Мы уехали, а он остался там», — вспоминает Евгения.

По ее словам, сотрудники аэропорта сочувствуют семьям, которые им приходится разлучать. Евгения рассказывает, что людей с иностранным гражданством было много: их целыми группами отправляли на родину. Но в Марокко самолеты уже не летают.

«Можем поговорить только через решетку»

Сейчас Евгения каждый день, оставив младенца своей маме, ездит во Внуково, чтобы передать мужу еду, воду и теплые вещи. Он живет в зоне вылета. Первым делом женщина привезла одеяло: спать в аэропорту холодно. Авиакомпания раз в день приносит мужчине горячий обед, остальную еду передает Евгения.

«Рядом с паспортным контролем есть вертушка, через которую проходят сотрудники аэропорта. Они проверяют мой пакет, чтобы там не было ничего опасного, разрешают мне подсунуть его под вертушку и передать мужу. Поговорить с ним можем только через эту решетку. Настроение у него, конечно, не очень. В первый раз в жизни он попал в такую ситуацию. Права человека просто растоптаны», — говорит Евгения.

Авиакомпания Azur Air, которой семья прилетела в Россию, сейчас пытается отправить мужчину в Турцию: туда еще есть рейсы из Внуково. Но зачем марокканцу, у которого семья живет в Подмосковье, лететь в Стамбул, непонятно. Консул, по словам Евгении, тоже просит никуда не улетать.

Сейчас российский МИД, по словам женщины, направил запрос в ФСБ – только там могут принять решение в индивидуальном порядке пустить мужчину в Россию. Из консульства Марокко пассажиру регулярно звонят, спрашивают, как он себя чувствует, но повлиять на что-либо они не в их силах.

Пускать ли граждан СНГ: почему спецслужбы и юристы по-разному трактовали нормативный акт

Казалось, для семей из СНГ проблема должна была решиться еще 20 марта. Именно в тот день Правительство России приняло поправку к распоряжению от 16 марта, которая разрешила въезд в РФ (только через аэропорты) гражданам государств содружества, а также Абхазии и Южной Осетии, прибывающим в Российскую Федерацию через воздушные пункты пропуска и убывающим в государства своего гражданства.

Юристы правозащитной группы «Агора» писали в телеграм-канале «Штаб правовой помощи. Коронавирус», что теперь хотя бы людей с паспортами Азербайджана, Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Таджикистана, Узбекистана, Украины и Туркменистана не будут разлучать с семьями.

Но на деле, судя по всему, вышло разночтение контекстов. Как объяснила АСИ адвокат Светлана Сидоркина, фразу из постановления от 20 марта спецслужбы и юристы читают по-разному. Формулировка «граждан <…>, прибывающих в Российскую Федерацию <…> и убывающих» для адвокатов значит, что человек может прибыть, а может и убыть, и его в любом случае обязаны пустить или выпустить из РФ.

ФСБ же перестраховывается, говорит Сидоркина, и читает фразу так: пассажир должен прибыть и сразу убыть в страну своего гражданства. Однако сроки убытия нигде не обозначены, поэтому формулировку стоит трактовать в пользу граждан, уверена адвокат.

Кроме того, 26 марта стало известно, что с 27 марта Россия прекращает регулярное и чартерное авиасообщение с другими странами. Убывать иностранным гражданам уже некуда.

«Нам говорили: «Идите в туалет и пейте из-под крана»»

Гражданин Молдовы Иван живет в аэропорту с 18 марта. Он прилетел во Внуково из Германии рейсом авиакомпании «Победа». В России у него семья.

«Если бы авиакомпания на регистрации мне сказала, что меня не пустят, я бы остался в Германии. Но они сказали «все нормально, летим». Мы прилетели, нас выпустили из самолета, и людей без гражданства РФ увели в отдельный зал. Там проторчали пять часов. Просили воду, нам говорили: «Идите в туалет и пейте из-под крана», — рассказывает Иван.

Потом ему выдали багаж, откуда он взял куртку – «прилетел в одной рубашке». После этого людей с иностранным гражданством перевели в стерильную зону, и Иван остался без багажа.

«Сотрудники аэропорта – молодцы: дают пледы, полотенца, душ нам открывают. Что касается компании «Победа» — это никакущая компания. Я уже неделю в одной одежде, я хочу переодеться – смысл принимать этот душ, если потом одеваться в грязное? Авиакомпания говорит, что не может выдать нам багаж, но я разговаривал с представителями аэропорта, они говорят: «Окей, мы идем вам навстречу, пусть авиакомпания подходит, мы выдадим». Причем другие авиакомпании багаж пассажирам выдали», — говорит Иван.

«Победа» кормит его один раз в день, хотя «бывают дни, когда ничего не приносят». «Здесь работает одна кафешка, можно горячее покушать. Конечно, за деньги», — рассказывает пассажир.

Ивану предлагали лететь в Турцию, Белоруссию и даже Молдову, он отказывается. «Подошел представитель аэропорта: «Завтра будут рейсы в Молдову, вы готовы?». Я отвечаю: «Нет, конечно. У вас были бы тут дети и жена, вы бы полетели?». Он улыбнулся: я вас понял», — рассказывает Иван.

По его словам, люди с иностранным гражданством боятся, что 1 мая ограничение за въезд в Россию не снимут, и разлука с близкими затянется. Второй вариант – «мы сейчас улетим, а потом нас вообще не пустят в Россию».

«Кто в таком случае будет мои налоги здесь платить? Мы взяли с супругой домик в кредит. Я один тружусь в семье – менеджером в рекламном агентстве. Мне в Молдове нечего делать: у меня тут вся семья, недвижимость, автомобиль, я плачу налоги», — говорит пассажир.

Он уже собрал все документы, необходимые для получения российского гражданства, но подать не успел.

«Конечно, никакущее настроение. Сидим ждем. Пока никаких изменений. В первые три дня, когда людей было больше, выходили, объясняли: «Работаем, стараемся». А сейчас никому до нас нет дела», — говорит Иван.

Семью Иван попросил не приезжать в аэропорт: «Я что, на зоне, чтобы мне передачки приносили? Да, мне могут передать вещи, но смысл: семью-то я все равно не увижу».

Карантина в аэропорту нет

Согласно указу мэра Москвы Сергея Собянина от 5 марта, граждане, прибывающие из ряда стран, обязаны обеспечить самоизоляцию на дому на срок 14 дней. Но Ивана, который прилетел в Россию 18 марта, на карантин не посадили. Он живет в зоне вылета рядом с другими пассажирами и сотрудниками аэропорта.

«Я им говорил: хотите — сажайте меня в строжайшую изоляцию, в любую больницу – я готов. Закон есть закон, я соблюдаю эти правила. Мне было бы проще в больничке полежать, чем на скамейке. Всю ночь на тебя дует кондиционер, ты просыпаешься утром, у тебя нос не дышит. Приходится терпеть», — рассказывает Иван.

Теперь, в соответствии с распоряжением Правительства РФ от 25 марта 2020 года № 730-Р, героям материала должны в ближайшее время разрешить выйти из аэропортов и воссоединиться с семьями.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Читайте новости АСИ в удобном формате на Яндекс.Дзен. Подписывайтесь.

В 1638-1652 годах те из украинских казаков, кто не пожелал жить под властью польского короля-католика, переселились в Россию — на земли, получившие с тех пор название Слободской Украины (или Слобожанщины; ныне это территория Украины — районы Сум, Харькова, Ахтырки, Чугуева, Изюма).

В 1654-м подданными России стали и жители Гетманщины — примерно нынешних Черниговщины и Полтавщины.

С тех пор и началась служба украинцев в русской армии.

Из казаков в офицеры

Первые полтора века службу несло только казачье сословие, причем отдельно от «москалей», в рядах своих национальных полков. В 1765 году эти казачьи полки были переформированы в регулярные — сначала в гусарские, затем в легкоконные и карабинерные. Примерно с 1780-х годов украинцы стали служить и в русских частях — молодые дворяне и «козаки», избравшие карьеру офицера. И вот уже в 1799-м, в Итальянском и Швейцарском походах Суворова, в мушкетерском генерал-майора Милорадовича полку (так тогда назывался Апшеронский) проливают кровь майор Марченко, капитан Колодежный, подпоручик Корытко, храбро воюет поручик Шрамченко1…

А уже в Отечественную войну 1812 года уроженцами украинских губерний были 29% офицеров русской армии2.

Что же до солдат, то в 1794 году рекрутскую повинность — раньше ее несли лишь русские, белорусы и этносы Поволжья — распространили на крестьян и мещан только что присоединенной Правобережной Украины. А позже — и на крестьян, мещан и казаков Левобережной. С тех пор в каждой русской воинской части можно было найти солдата или матроса-украинца.

И вот уже 30 октября 1805 года, в сражении при Кремсе, одно французское знамя захватывает унтер-офицер Никитин, а другое — гренадер Солоенко. Оба из одной роты Московского мушкетерского полка. А среди тех, кто три недели спустя, в несчастном деле 20 ноября при Аустерлице, спасал от захвата врагом свои знамена, мы находим портупей-прапорщиков4 Нарвского мушкетерского Лысенко и Гавриленко. И умирающий от ран во французском плену унтер-офицер Азовского мушкетерского, бывший калужский мещанин Семен Старичков передает спасенное им знамя рядовому Бутырского мушкетерского Чайке — судя по «прiзвищу», уроженцу Киевской или Подольской губернии. «Рядовой Чайка, приняв оное с благоговением, сохранил при себе» — и передал потом освобожденному из плена подполковнику Михаилу Трескину5.

Да и одним из последних защитников Малахова кургана в последний день обороны Севастополя, 27 августа 1855 года, стал «глубокий малоросс — отменно бравый офицер» Модлинского резервного пехотного полка, уроженец Полтавщины майор Алексей Кованько. «Нехай меня сгубят, а жив не дамся!» — крикнул он окружившим его французам и пал, отбиваясь полусаблей3…

Флотский борщ по-украински

Образ военного из «хохлов» — будь то литературный герой Шельменко-денщик или герой реальный, севастопольский, квартирмейстер6 30-го флотского экипажа Петр Кошка — стал неотъемлемой частью образа русской армии и флота.

После замены в 1874 году рекрутской повинности всеобщей воинской украинцы отбывали срочную службу в основном на Украине. То есть в частях Киевского и Одесского военных округов — в начале ХХ века от 70 до 100% нижних чинов там составляли «малороссы». Именно поэтому как минимум 50% русских солдат, освободивших в русско-турецкую войну 1877-1878 годов Болгарию, были украинцами7.

Но служили они также и в Петербурге и его окрестностях — в гвардии.

Волыняки — и в Средней Азии, в саперах.

Харьковские — и в Грузии: в гренадерах, в стрелках.

Киевские, полтавские и черниговские — и в Польше, в варшавской гвардии, где они составляли большинство солдат — как и в стоявших соответственно в Петербурге и Москве лейб-гвардии Гренадерском и 12-м гренадерском Астраханском полках (в тот и другой подбирали высоких смуглых брюнетов, а таких проще было найти среди украинцев.)

Традиционно, еще с XVIII века, высок был процент украинцев в кавалерии: среди «малороссиян» было много казаков — как тот Левко из гоголевской «Майской ночи».

Украинцы составляли основную массу матросов Черноморского флота (лишь уроженцев Волынской губернии посылали на Балтийский).

Артельщики, кашевары и коки-украинцы познакомили русскую армию и флот с таким блюдом, как борщ. С 1896 года вице-адмирал Степан Макаров внедрял «черноморский способ варки щей» (ведь черноморские «всегда славились своим прекрасным вкусом»!) и в Балтийском флоте — так окончательно и сложился рецепт флотского борща (правда, на первых порах помидоры в нем пришлись «не по вкусу» матросам из «северных губерний»…)8 Для солдат в начале ХХ века борщ варили уже и в Петербурге — и в лейб-гвардии Семеновском полку, и в лейб-гвардии Финляндском…

А русские юнкера Чугуевского пехотного юнкерского училища пели, вместе с украинскими, запорожскую «Ой, на горi та женцi жнуть» — в Чугуевском это была основная строевая песня.

«Прекрасный воинский матерьял»

Солдаты из украинских хлеборобов (крестьян и казаков) получались превосходные. Притом что рождались они отнюдь не солдатами. Те же призывники с Волыни еще в 1890-х годах были малорослы и не слишком крепки физически, а ум их (как отмечали еще в 1830-х) — «тяжел». Зато — «основателен»! А главное, они были хороши «в нравственном отношении» — и потому «усердны в обучении»9.

Призывников из Черниговской и Подольской губерний характеризовали как «тяжелых и ленивых». Но — «понятливых» и опять-таки «нравственных»10! То есть готовых выполнять долг солдата — учиться военному делу.

Эта «добро-настроенность» и помогала им преодолевать лень — а за 3-5 лет службы и вовсе от нее избавляться! Когда при мобилизации 1914 года в 46-й пехотный Днепровский полк прибыли 30-32-летние запасные (то есть уже отслужившие срочную) из Проскуровского и Летичевского уездов Подольской губернии, командир 1-й роты капитан Михаил Башков просто поразился «таким молодцам» — «которые так быстро и охотно и довольно основательно все требуемое от них усваивали и проделывали». Ни одного нарушения дисциплины11!

«Очень хороши» оказывались и пополнявшиеся черниговскими 175-й пехотный Батуринский и 176-й пехотный Переволоченский полки (другие два полка той же 44-й пехотной дивизии — комплектовавшиеся курскими — «много слабее»)12.

Из всех, кого призывали во 2-й Кавказский стрелковый — грузин, армян, поляков, уроженцев Воронежской, Ставропольской, Полтавской и Харьковской губерний, иногородних из областей Войска Донского и Кубанской, — офицеры предпочитали иметь дело со ставропольскими, кубанскими, харьковскими и полтавскими13. Призывники-«малороссы» из Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерний, писал бывший подпоручик 15-й артиллерийской бригады Евгений Месснер, «были прекрасным воинским матерьялом, как воск мягким в руках хороших воспитателей офицеров и унтер-офицеров»14.

А вот воспоминания бывшего поручика 18-й конно-артиллерийской батареи Александра фон Корвин-Вирзбицкого о состязаниях по джигитовке в 11-й кавалерийской дивизии в 1910 году:

«Конь споткнулся и вместе с всадником свалился… солдат остался лежать. Подбегаю — Литовченко, убился?

— Что убылся, Ваше Благородие, конно-артиллерийскую честь замарал…»15

У него была сломана ключица…

Уроки русского языка

Важный момент: селяне-украинцы не владели «росiйською мовою». Примечателен рассказ будущего ученого Владимира Вернадского о его разговоре с отставным «унтером» в 1855 году. «Он гордился, что он, хохол, достиг унтер-офицерского ; нам, говорит он, труднее, так как не все понимаем»16. Но основательность, добросовестность и понятливость помогали украинцам становиться и отличными унтер-офицерами. Михаилу Де-Лазари навсегда запомнились фейерверкеры17, с которыми он, поручик 5-й батареи 34-й артиллерийской бригады, разведывал 10 августа 1914-го цели под Тарнополем. Вот, наконец, цель обнаружена.

«- Соболь!»

Фейерверкер Соболь подбегает к офицеру и «вытягивается» перед ним. Получает приказание. Четко повторяет его. И скачет полевым галопом в батарею.

«- Поливода!»

Фейерверкер Поливода подбегает, вытягивается. Получает приказание. «Так что выберу закрытую позицию влево от дороги и обозначу фланги флагами. Направление огня на запад, Ваше Бие!», — отчетливо повторил приказание лихой хохол и побежал в балочку»18…

«Унтера» из «хохлов» были настойчивы и в обучении солдат. «Да ты не бойся! Смотри, как я делаю, — кричит Чернуха, в десятый раз прыгая через кобылу и кружась на турнике, перед грузином Махарадзе». «И на смотру месяцев через пять Махарадзе показывал «класс» по прыжкам через кобылу»19!

«Я убежден, что те, которых я учил, — настаивал в апреле 1940 года командарм 1 ранга Григорий Кулик — бывший старший фейерверкер 9-й артиллерийской бригады, — до самого гроба будут помнить, как я их учил»20…

Свои среди своих

Официально до 1917 года считалось, что великороссы, малороссы и белорусы суть три ветви одного, русского народа. Тем не менее различие между собой и русскими украинцы — пусть даже они называли себя еще не украинцами, а «хохлами», «малороссами», «малороссиянами» — отчетливо осознавали21.

Но — не ставили это (за исключением части интеллигенции) во главу угла.

Главным, что определяло до 1917-го самосознание большинства российско-подданных украинцев, была принадлежность их к «Росiйсько державi». Не к «Росii» (для многих украинцев это слово означало землю, где живут русские), но к Российскому государству.

У море идешь,
Мене покидаешь,
Чого-ж ты там, милий,
Чого-ж там шукаешь.
Иду я щоб слава
Наша не пропала,
Щоб всим супостатам
На завиду стало22.

Эту песню не сочинило начальство, ее сложили в конце XIX века матросы Черноморского флота.

Служивший в 1914 году фельдфебелем в 127-м пехотном Путивльском полку Михаил Грицюк настаивал, что после мобилизации «качество полка не понизилось, а наоборот, как бы повысилось во всех отношениях благодаря всеобщему подъему патриотич чувств»23. Но кем были в 1914-м солдаты-путивльцы? В основном украинцами из Новоград-Волынского и Овручского уездов Волынской губернии (были и из Киевской). Мобилизованные все были овручскими…

Украинские селяне проявляли себя патриотами России.

Почему же им не тянуться в своей армии?

Не говорю уже о кадровых офицерах из украинцев, которые к 1917 году по большей части осознавали себя русскими (тем паче что с детства говорили на русском языке)24.

Последняя осень 1916-го

Разумеется, для крестьян держава ассоциировалась прежде всего с монархом.

Не плачь, ты, мать моя родная,
И не грусти по мне, жена,
Бог даст, вернусь я из Китая;
Иду ж я биться за Царя25, —

сочинил, отправляясь в 1900 году из Одессы на войну с Китаем, бомбардир-наводчик26 2-й батареи 4-го стрелкового артиллерийского дивизиона Марк Волк.

«А вот, — описывал быт своих солдат полковник лейб-гвардии Павловского полка Алексей Редькин, — сундучок Бондаренко: по зеленому полю расписаны цветы и листья, замочек тихий, без звона, на внутренней стороне» — целая «картинная галерея — открытки: Куинджи, Левитана, «Украинская ночь» — речонка и отара овец на берегу, «Малороссийская хата», вся в подсолнухах и маках. Парубок с дивчиной, словом, все то, что так дорого его хохлацкому сердцу».

И тут же — «портрет Государя или всей Царской Семьи»27…

«Грустно становится, когда вспоминаешь гибель этих рослых, хорошо выправленных молодых солдат, преданных Государю, своим начальникам и любящим полк», — писал полковник лейб-гвардии Волынского полка Михаил Колюбакин о прибывших в конце 1915-го «прекрасных» новобранцах из «малороссийских губерний»28.

Почти все они пали летом и осенью 1916-го на Волыни при попытках развить успех Брусиловского прорыва.

До февраля 1917-го не дожили и почти все младшие офицеры, служившие к 1914-му в 176-м пехотном Переволоченском полку — на 75% украинцы. «Прекрасный состав, — вспоминал их однополчанин генерал-майор Иосиф Пожарский, — огромнейший порыв»! Такой, что подчас «зарывались и бесполезно гибли»29 — но зарывались, желая защитить Российскую державу.

Корреспондент Business FM Иван Медведев провел будний день на перроне Киевского вокзала: встретил поезда с Украины и выяснил, куда отправляются украинцы, приехав в Москву, и зачем они едут в Россию

Вид на Киевский вокзал. Фото: Сергей Узаков/ТАСС

Где живут и как зарабатывают украинцы, приехавшие в Россию за последний год. Как заявляют в Федеральной миграционной службе (ФМС России), это без малого миллион человек. Многие ли решили остаться? Многие ли потянулись домой, и что стало с потоком сезонных рабочих?

Киевский вокзал, вторник 10:50. Прибывает сдвоенный поезд «Львов-Москва», «Ковель-Москва», 23 вагона. Соотношение мужчины-женщины — где-то 70 на 30. Встречающих мало, часто это бригадиры, на строительные работы людей они набирают дистанционно из Москвы.

Комментарий дает мужчина, встречавший поезд из Западной Украины, в камуфляжных штанах и черной футболке «Слава великим воинам Руси»:

«Я могу сказать, что больше народу начало звонить с Украины сюда в Россию: расскажи, подскажи, может быть, где-то куда-то пристроишь? То есть там жизненный уровень ниже, ниже, ниже и ниже. Народ находит номер непонятно, где, звонит сюда со словами «помоги».

Четверо приехавших ни разу не возразили бригадиру, но и не подтвердили сказанное им. Они молчали. Общаться с российским журналистом отказывались многие, но некоторые готовы были поговорить, как, например, один мужчина из Луцка. Он сказал, что работа там, на родине, в принципе, есть, но она малооплачиваемая и выжить на нее практически невозможно:

«На еду и то не хватает, не говоря о том, что у меня семеро детей, многодетная семья, государство ничем не помогает. Жена работает на ферме, невозможно выжить».

В России мужчина из Луцка занимается ремонтами, работает с разрешением, и денег ему вполне хватает:

«Слава Богу, хватает: и домой отсылаю, и привожу, и начал строиться уже дома (на Украине)».

По словам опрашиваемого мною мужчины, многие украинцы стремятся в Москву на заработки. Родственники просят помочь, но некоторый страх перед Россией у них все-таки есть: «думают, что раз украинец приедет, здесь будут их угнетать в чем-то».

Фото: Павел Смертин/ТАСС

Однако ему лично никто в России претензий не предъявлял, и в целом относятся с уважением:

«Здесь вообще уважительно относятся к украинцам. Сколько работаю, никогда не было такого, чтобы плохо ответили русские на украинцев».

Встретились мне и те, кто до этого дня в Россию на заработки не ездили ни разу. Например, мужчина из Львова немного растерялся, когда я спросил его про патент. Сказал, что в политику не лезет, приехал первый раз и «как бы к родственникам».

«Как бы к родственникам» — это значит, что через 90 дней мужчине придется ехать до границы, чтобы поставить новые штампы в миграционную карту. Для перевозчиков это целый бизнес: мигрант-такси из Москвы до границы и тут же обратно. С теми же пассажирами. Сотрудник компании «Мигрант-хелп» Сергей в последнее время фиксирует спад в активности украинцев:

«Больше было, когда уже в начале года, с января и так уже поменьше стало».

Тот факт, что поезда теперь приходят сдвоенные, тоже говорит о том, что поток с Украины стал меньше, поделился со мной мыслями сотрудник РЖД-охраны, который сопровождал меня по территории (за что отдельное спасибо администрации вокзала).

Однако женщина, приехавшая из Житомира, настаивает:

«Последнее время, конечно, украинцев больше выехало, это однозначно. Мы работаем и живем тут, моя дочь приехала сюда учиться. Почему не на Украине? Я переживаю за ее будущее».

Прояснить ситуацию, по идее, мог бы проводник, однако дама с бейджем «Укрзалізницы», перед тем, как громко захлопнуть дверью перед моим носом, сказала лишь: «Бэз коментарив! До побачення!».

Чуть более общительным оказался проводник поезда «Хмельницкий-Москва»:

— Я везу людей и все.

— Больше стало людей?

— То же самое.

— То есть никаких изменений вы не заметили?

— Единственное то, что перестали продавать билеты с Москвы и до таможни российской.

— А почему, никто не объясняет?

— Это решение вашего начальства.

Пассажиры этого поезда при виде диктофона, притворялись, что не слышат вопросов. Не под запись говорили, что приехали работать, так как на родине работы и раньше не было, а теперь стало еще хуже. На вопрос — почему в Россию, а не в Европу — приезжие из западных и центральных областей Украины чаще всего говорили: потому что здесь есть родственники.

Еще через полчаса на Киевский вокзал пришел поезд из Одессы. Почти пустой. Одного из немногих пассажиров встречала жена и маленький сын:

«Я, уже тут работаю, нашел себе жену, живу и ни в чем себе не отказываю. Я не вижу ни каких конфликтов между Россией и Украиной».

Мужчина отметил, что ситуация в Одессе значительно ухудшилась в экономическом плане, но людей в Россию ехать больше не стало: «примерно также».

С Донбассом железнодорожного сообщения нет, люди приезжают на автовокзалы. Менеджер одной из транспортных компаний по имени Евгений говорит, что украинцы потянулись домой:

«Когда 20 человек едет, когда 30, когда 40, обратно то же самое, это не предсказуемо. Перевозчиков много, поэтому сегодня он на одном автобусе поехал, а завтра — на другом. А когда праздники, Пасха или Святая Троица, люди поехали. Нет праздников — автобус полупустой. В конце года, на Новый Год, народ ехал, ломился домой, отпраздновать Новый Год. Из Москвы дополнительные автобусы привозили. Сюда ехали пустые, назад — полные».

По словам Евгения, в Россию украинцы приезжают по-разному:
«и как беженцы, и на работу»:

«Многие сейчас домой возвращаются: перестали бомбить — возвращаются домой. Едет человек один, а сумок у него «миллион», полный автобус его только сумками забит, с вещами возвращаются домой».Фото: Владимир Синдеев/ТАСС

Пики притока фиксировались в августе 2014 года и в середине января 2015, то есть во время самых активных боестолкновений в районах Иловайска и Дебальцево, соответственно. Самую мощную нагрузку испытали приграничные с Украиной российские регионы, однако переселенцы выбирали не только Ростовскую, Брянскую и Белгородскую области и Москву. В Калуге людей сотнями расселяли по детским лагерям, а потом, когда им нужно было устраиваться более основательно, местные бизнесмены пытались предложить переселенцам работу. Трудиться меньше чем за 40 тысяч украинцы не хотят. С одной стороны, за съемную квартиру нужно платить 15-18 тысяч, плюс, нужно одеть детей. Но с другой, по 40 тысяч не всегда платят калужанам.

В Москве проблемы те же, говорит старший менеджер клининговой компании «Настенька» Лидия Баринова.

Лидия Бариновастарший менеджер клининговой компании «Настенька»»До войны была практически одна Молдова, Украины — раз-два и обчелся. Началась у них война, начали звонить месяца через два — нужна работа. Предлагаешь работу (зарплата у нас хорошая, без задержек), они не хотят работать, хотят директорами, а уборщица — да вы что? Говорят: «Вы нам обязаны, вы нам должны». Ну, извините, мы ничего не должны».

Таких сотрудников увольняют, и они едут домой. По данным портала Superjob, из 350 000 резюме жителей Украины в мае активны были примерно 35 тысяч, при этом почти половина соискателей хочет уехать из Украины.

Год назад таких было всего 35%. Из предпочтений по направлениям: в Россию — 32%, конкретно в Москву — 21% .

По данным ФМС России, на момент присоединения Крыма на территории России находилось 1 миллион 606 тысяч граждан Украины, примерно на 300 тысяч больше, чем в 2013 году. Сегодня это уже 2,5 миллиона человек, из которых порядка 987 тысяч — украинские граждане, вынужденно покинувшие юго-восток Украины. За получением временного убежища обратились 356 тысяч человек, 325 тысяч уже получили соответствующий статус. Примерно по 500 заявлений ФМС получает ежедневно.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Большинство моих знакомых киевлян почему-то не любят этот город (прим. — это относится сугубо к городу, а не к его жителям и «чур меня» политике). Для меня это все загадочно и непостижимо, так как города в чем-то похожи между собой. Да все советские города в чем-то схожи между собой. Думаю про Иронию судьбы напоминать не стоит. Глобально же разница у нас только в размерах, энергетике и количестве деревьев на асфальтный квадратный метр. Но каждый имеет право на свой взгляд. У меня же он другой: я люблю этот город, но «странною любовью». Ведь Москва — это не только гул машин, толпы людей и огромные дома.

Первое и главное. Так вот Москва — это гул машин, толпы людей и огромные дома.
В сравнении с Москвой наш Киев мне кажется маленьким и кукольным в своей красоте. Но я родилась и выросла в маленьком южном городе, где все радости жизни заключаются в общегородском походе на рынок в выходной и то строго до обеда, а еще поездками на Азовское море в летний выходной день. А зимой, что? СКУКОТА. По вечерам я читала журналы про гламур, театры, большие магазины, бренды, выставки, пробки на дорогах и все это казалось мне непостижимой романтикой.
Первым большим городом у меня был Киев. Он красив, спокоен и мудр (не зря ж наши князья были Солнышками и Мудрыми). Но ощущения глобальности не было даже в первый раз. Спустя несколько лет я увидела из иллюминатора самолета огромное серое пятно, окутанное газами, и поняла: вот он — большой город! Самолет приземлился. Над входом в аэропорт Шереметьево большими красными буквами написано «Москва». При чем шрифт настолько совковый, прям как надписи на советских открытках. Еще кремлевской звезды рядом не хватает, честное слово.
Дальше были огромные дома и огромные улицы. Мне это так нравилось, я чувствовала его вибрации, человеку с амбициями здесь есть где разгуляться и выдохнуть на полную грудь (вдыхать не надо, вредно для здоровья). В первый свой приезд я исследовала город на гоночном байке. Мы летели по этим широким дорогам, а везде огни-огни-огни.
Метро в Москве. Есть баян, что если разбить стекло кулаком, то получится карта московского метрополитена. Оно капец какое огромное, капец какое запутанное и капец как там много людей. Но иногда среди толпы, можно разглядеть фрески, скульптуры, картины, арки, лепку, фонари. Некоторые станции — музей в чистом виде! Не меньше меня впечатлили вагоны-музеи на кольцевой ветке, где вместо сидений — картины. Наверное городская администрация решила таким образом таджиков просвящать, чтоб были интеллектуально подкованными. Они же основой контингент в метро. А судя по их количеству в городе, видимо, за ними будущее.

Когда часы 12 бьют. Москва — это ностальгия по детству. Когда я слышу бой курантов, то сразу же вспоминается родители, елка, дефицитные мандарины, общенациональный оливье и Кремль по телевизору. А так как Новые года я праздную в Дубаях, то в лучшем случае, нам там могут показать поздравления Путина. И ВВ — единственное напоминание о нашем Януковиче, а значит об Украине.
Сладкий октябрь. Москва — это конфеты Красный октябрь. Надо ли говорить, что имя мне дала сестра в честь шоколадки Алёнка? В последний день в Москве обычно я накупаю каракумов, красного мака, грильяжа и мишку на севере. Точно так же раньше делал наш папа, только он прям в мешках привозил. Я могу целый час ходить по конфетным рядам в магазине, перебирать их, смотреть, ностальгировать. Раз, правда, попросили продавщицу продать вкусные конфеты и чтоб с ликером «для согреться». Тетенька сразу же заулыбалась и говорит «ой вот возьмите, такие вкусные, такие ж вкусные». Продала, с коньяком, Рошеновские. Я вот их что спрашивается дома не наелась? Или по моим чорным бровям и третьему размеру груди не видно, что я украинка? Или я как-то тихо шокаю?
Секс в большом городе. Для меня Москва — это город самых романтических и будоражащих кровь воспоминаний. Даже не знаю, что за карма в моей жизни такая, но я всегда с большим удовольствием нарушаю слова великого Шевченка «кохайтесь чорноброві та не з москалями». Суров и могуч русский мужик, но другой со мной просто не справится. Украинцы — добры. А европейцы — простоваты в своей демократичности и слегка глуповатой улыбке. Короче, любовь-морковь меня там преследует, даже маньяк за мной гонялся как-то))))
Феншуй. Мое любимое место в городе — мост над Кремлевской набережной. У меня есть традиция: перед походом на мост нужно выпить клюковку и там покурить. Даже если я не курю и болит горло. Таким образом происходит самообман: мне кажется, что табачный дым вытесняет выхлопные газы. а клюковка — обеззараживает. Ну и еще что-то в этом для меня есть философское. Стоишь такая на сером фоне с меланхолично-задумчивым выражением лица и дым пускаешь. Так вот стоишь там над Москвой-рекой, а внизу, какой-то бешеный поток дорогих машин! Движение! А движение — это жизнь.

Деревянные церкви Руси В Москве много старых церквей и красивых монастырей. Правда они там не такие воздушные и ажурные, как в Киеве, и не так архитектурно богаты, как европейские соборы. Речь идет о старых маленьких церквушках в переулках, которые даже как-то странно смотрятся среди громадных сталинских домов и современных новостроек. Эти маленькие бело-красные церквушки, единственные, напоминают о том, что Москва — старинный город и город с душой. Просто она скрыта за толщиной бетона, закатавшим в себя город.

У природы нет плохой погоды. В Москве очень холодно. Каждый раз, когда я туда приезжаю, там всегда происходят аномалии — рекордные количества снега, дождя, обледенения, или же все и сразу, горят торфяники, в апреле выпадет снег, а в октябре температура опускается до -27. Ну разве ж не веселуха? Разве там можно впасть в депрессию от однообразия и монотонности будней?
Знаки. Москва находится близко к Киеву. Захочется веселья, масштаба и романтики, купила билет , раз и через час уже в московском аэропорту. Или поездом всего ночь. И самое интересное, что поезда Киев- Москва и Киев — Херсон (родина моя) отправляются почти в одно и то же время, и из соседних платформ. А я ж — барышня совсем не логичная. Для меня — это знак свыше.
Ну и конечно же Москва — город возможностей и больших денег. Но мне, как туристу, это уже не интересно. Хорошо жить там, где нас нет. А мне в Киеве — жить еще лучше.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх