Возмещение вреда в натуре

Возмещение ущерба по ГК РФ

Закон не содержит определения собственно ущерба, которое приходится толковать описательно.

В гражданско-правовой теории принято разграничивать договорные и внедоговорные обязательства. Договорные обязательства рождаются из 2- или многостороннего гражданско-правового соглашения. Внедоговорные же возникают помимо воли участников и в силу событий, указанных в законе.

Обязанность по возмещению причиненного ущерба может возникнуть как в договорных, так и во внедоговорных отношениях (причиной которых стало неосновательное обогащение либо деликт, совершенный обязанной стороной).

Под возмещением ущерба понимается устранение негативных имущественных последствий, возникших вследствие действий одного лица по отношению к имуществу либо личности другого лица:

  • порча, уничтожение и повреждение вещей и предметов;
  • хищение или несвоевременное возвращение денежных средств;
  • лишение возможности получить выгоду от использования своих активов, в том числе нематериальных благ;
  • причинение смерти либо вреда здоровью, репутации.

В любом случае, учитывая имущественный характер гражданско-правовых отношений, причиненный ущерб возмещается в некоем материальном эквиваленте.

Суды четко разграничивают договорное и внедоговорное возмещение ущерба (определение ВС РФ от 18.05.2015 по делу № А40-134251/2012), вследствие чего ненадлежащее исполнение по договору не может служить основанием для деликтной ответственности.

В настоящей статье мы рассмотрим возмещение ущерба, причиной которого стало причинение вреда одним субъектом другому (в рамках гл. 59 ГК РФ).

Возмещение материального ущерба

Под материальным ущербом понимается вред, причиненный имуществу любого субъекта, а также вред личности гражданина (ч. 1 ст. 1064 ГК РФ).

Обязанным возместить стоимость причиненного материального ущерба может быть признано лицо:

  • непосредственно причинившее вред в результате неправомерных действий;
  • причинившее вред вследствие совершения правомерных действий;
  • совершившее действия, повлекшие причинение вреда, по просьбе самого потерпевшего;
  • причинителем вреда не являющееся (в силу прямого указания закона, например согласно ст. 1070 ГК РФ выплата компенсации из казны Российской Федерации незаконно осужденному).

Хотя в указанной статье ГК РФ об этом прямо не сказано, но по смыслу становится понятно, что обязанности по возмещению ущерба (в том числе материального) корреспондирует право потерпевшего требовать такого возмещения.

В то же время моментом возникновения обязанности по общему правилу считается не момент предъявления соответствующих требований, а собственно момент причинения вреда (апелляционное определение суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 12.04.2016 по делу № 33-2645/2016).

Возмещение ущерба по статье 1064 ГК РФ: в натуре, возмещение убытков

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ любой причиненный вред: личности, имуществу гражданина или юридического лица — должен быть возмещен в полном объеме, а в некоторых случаях даже сверх возмещения вреда.

Вред возмещается 2 способами (ст. 1082 ГК РФ):

  • в натуре (путем предоставления вещи, аналогичной утраченной или испорченной);
  • путем возмещения убытков (ст. 12 ГК РФ).

Все общие основания ответственности по возмещению ущерба при причинении вреда, перечисленные в ст. 1064 ГК РФ, распространяются и на случаи причинения убытков. Термин «убытки» раскрыт в п. 2 ст. 15 ГК РФ. Из его трактовки можно сделать вывод, что убытки делятся:

  • на реальный ущерб (расходы по восстановлению нарушенных прав, полная утрата или частичное повреждение имущества);
  • упущенную выгоду (недополученный доход, который мог бы иметь место при условии ненарушения права лица, причем при расчете могут быть учтены доходы контрагента, полученные за счет нарушения права).

Математический подсчет реального ущерба на практике, как правило, не вызывает сложностей. Чего не скажешь об определении размера упущенной выгоды, величина которого — вопрос скорее гипотетического характера. По правовой позиции, высказанной в постановлении Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8, такой размер определяется с учетом разумных затрат, которые понес бы кредитор, если бы обязательство было исполнено.

Таким образом, возмещение ущерба в гражданском праве РФ основано на принципах:

  • имущественной компенсации вреда — как материального, так и нанесенного личности физического лица;
  • возникновения обязанности возместить вред в момент причинения такового;
  • презумпции вины причинителя вреда.

Статья 1082. Способы возмещения вреда

Комментарий к статье 1082 1. Комментируемая статья содержит общую норму, устанавливающую два способа возмещения вреда, которые можно также именовать формами возмещения вреда: в натуре (натуральной форме) и в форме возмещения убытков (денежной форме). Под натурой понимается предоставление вещи того же рода и качества, а также исправление поврежденной вещи.

Естественно, когда речь идет о родовых вещах, необходимо также использовать категорию «количество», как это делается, например, в формулировке договора займа. Когда вред причинен вещи, определенной индивидуальными признаками, то ее замена невозможна, если она погибла в результате действий причинителя вреда. Следовательно, иногда использовать натуральную форму невозможно по объективным причинам. Объективно невозможно использовать натуральную форму и при возмещении вреда жизни или здоровью гражданина, морального вреда, поскольку это идеальные блага. В этом случае возмещение вреда возможно только в денежной форме, которую принято именовать возмещением убытков. 2. Убытки — комплексное понятие, включающее в себя два элемента: реальный ущерб и упущенную выгоду. Реальный ущерб — это утрата имущества или повреждение имущества, а также расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести на его восстановление (это любые накладные и иные расходы, непосредственно вызванные нарушением права, например, транспортные, экспертные, судебные и т.п., в том числе «будущие» расходы, например, на регистрацию права собственности на приобретенное взамен утраченного недвижимое имущество или расходы в связи с постановкой на технический учет). Истец обязан в суде привести доказательства реального ущерба. Суд обязывает возмещать не любые расходы, а разумные, т.е. необходимые. При этом действует установленная п. 3 ст. 10 ГК презумпция разумности действий лица, произведшего расходы. Следовательно, опровержение этой презумпции, доказывание «неразумности» превышения расходов — бремя ответчика. Упущенная выгода — это неполученные доходы, на которые при отсутствии факта нарушения права лицо могло бы рассчитывать при обычных условиях гражданского оборота. Доказательства упущенной выгоды предъявляет в суде истец. При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором (истцом) для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления (п. 4 ст. 393 ГК). Обычные условия гражданского оборота служат критерием для определения объема возмещения упущенной выгоды, это рыночные цены на товар с учетом условий времени и места. В целом при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было — в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения (п. 3 ст. 393 ГК). Это правило применяется, если цена на товар не определена в договоре или иное не предусмотрено законом (как, например, п. 3 ст. 424 ГК), иными правовыми актами. 3. Истец вправе заявить требование о возмещении вреда в той форме, которая ему наиболее удобна. Однако решение вопроса о форме возмещения входит в компетенцию суда. Грамматическое толкование комментируемой статьи не позволяет применять одновременно оба способа в комбинации, поскольку союз «или» предполагает только альтернативный выбор. Из этого следует, что возмещение в натуре не дает права требовать возмещения упущенной выгоды. В то же время в объем убытков такое требование включается в силу п. 2 ст. 15 ГК. Таким образом, для истца более выгодным представляется возмещение убытков, поскольку этот способ позволяет возместить не только утрату или повреждения имущества, но и расходы, которые он понес или должен будет понести для восстановления нарушенного права, а также требовать возмещения упущенной выгоды. Для ответчика более выгоден способ возмещения в натуре, поскольку в этом случае он не только не возмещает упущенную выгоду, но и не возмещает в полном объеме расходы истца. Такое «асимметричное» регулирование явно нарушает права потерпевшего. Поэтому представляется разумным и справедливым, если суд, вынося решение о возмещении вреда, будет учитывать в числе иных обстоятельств дела величину расходов потерпевшего и присуждать возмещение вреда в форме убытков даже в том случае, если объективно возможно использование натуральной формы. 4. Когда суд возлагает на причинителя вреда обязанность возместить его в деньгах, возникает денежное обязательство. В этом случае за каждый день просрочки с момента, когда решение суда вступило в законную силу, если иной момент не указан в законе, и до фактической уплаты определенной судом суммы на нее начисляются проценты на основании п. 1 ст. 395 ГК. Проценты начисляются и в том случае, когда обязанность выплатить денежное возмещение устанавливается соглашением сторон (п. 23 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 13/14). 5. Норма комментируемой статьи не применяется к отношениям по компенсациям, в том числе компенсации морального вреда (см. коммент. к ст. 1101). 6. Согласно ст. 1103 ГК, поскольку иное не установлено ГК, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила о неосновательном обогащении подлежат применению также к требованиям о возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица. Опираясь на данную норму, судебная практика признает, что требование из неосновательного обогащения может быть заявлено и в случае причинения вреда, и в этом случае субсидиарно применяет нормы о неосновательном обогащении (п. 2 приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» ). ВВАС РФ. 2000. N 3. Статья 1083. Учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред Комментарий к статье 1083 1. В комментируемой статье формулируются основания, в силу которых обязательство по возмещению вреда не возникает вовсе, несмотря на наличие юридического состава, либо объем ответственности уменьшается по сравнению с тем «полным объемом», на который указывает п. 1 ст. 1064 ГК. В качестве критериев для этого используется, во-первых, вина потерпевшего, а во- вторых, имущественное положение гражданина, причинившего вред. Вина потерпевшего по-разному влияет на судьбу обязательства в зависимости от ее формы. ГК оперирует такими формами вины, как умысел и неосторожность (п. 1 ст. 401 ГК), выделяя в ряде случаев грубую неосторожность (например, ст. 697 ГК). Учитывая вину потерпевшего, законодатель принимает во внимание только его грубую неосторожность и умысел. В ГК традиционно не раскрывается содержание вины в целом и отдельных ее форм и видов, прежде всего потому, что вина по общему правилу не является мерилом гражданской ответственности. Поскольку ответственность в гражданском праве в целом опирается на презумпцию вины, то более актуально указать на те обстоятельства, которые доказывают ее отсутствие. Так, в силу п. 1 ст. 401 ГК лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Это правило, однако, не применимо к деликтам, поскольку причинение вреда не является нарушением обязательства как относительного правоотношения, а представляет собой нарушение абсолютного права, а следовательно, доказывание отсутствия вины или ее присутствия должно опираться на иные обстоятельства. Поэтому при определении понятия вины, ее форм и видов при рассмотрении деликтов необходимо обратиться к УК. Однако если формы вины, предусмотренные в ГК, совпадают с формами вины, предусмотренными в УК (умысел и неосторожность), то видовая классификация неосторожности различается. Так, в УК нет определения грубой неосторожности, а вина в форме неосторожности делится на легкомыслие и небрежность. Вина в форме умысла делится на прямой умысел и косвенный умысел. Поскольку в ГК учитывается вина в форме умысла в целом, то ее видовые особенности не влияют на решение суда. Важно лишь, чтобы умысел имел целью причинение вреда самому потерпевшему, а не иной мотив. Сложность же в применении норм комментируемой статьи заключается в том, как понимать грубую неосторожность. При этом, видимо, придется опираться на те критерии, которые были выработаны правовой доктриной и применялись в судебной практике, в том числе в период действия УК РСФСР 1960 г., в частности на характеристику поведения лица, степень предвидения последствий такого поведения. Так, грубой неосторожностью может быть признано состояние алкогольного опьянения потерпевшего (п. 23 Постановления Пленума ВС РФ N 3). Вина потерпевшего в форме грубой неосторожности может повлечь снижение размера возмещения либо отказ в иске. Категория грубой неосторожности используется в ГК (см. ст. ст. 693, 901 и др.) и в других случаях. Вместе с тем понятие грубой неосторожности, как и умысла, гражданское законодательство не раскрывает. УК содержит лишь общее понятие неосторожности, охватывающее две ситуации, которые различаются степенью предвидения вредоносных последствий. Применительно к гражданскому правонарушению оценка действий потерпевшего с точки зрения формы вины оставлена на усмотрение суда. В Постановлении Пленума ВС РФ N 3 предусмотрено, что «вопрос о том, является ли неосторожность потерпевшего грубой небрежностью или простой неосмотрительностью, не влияющей на размер возмещения вреда, должен быть разрешен в каждом случае с учетом конкретных обстоятельств». Грубая неосторожность потерпевшего влечет только снижение размера возмещения в тех случаях, когда ответственность причинителя основывается на вине. Размер возмещения снижается в зависимости от степени вины причинителя и потерпевшего. В этих случаях нередко говорят о смешанной вине или смешанной ответственности. 2. Основанием для отказа в возмещении вреда служит виновное действие (бездействие) потерпевшего, при котором вина имеет форму умысла. Хотя в комментируемой статье отсутствует презумпция, ясно, что бремя доказывания вины в данном случае лежит на заинтересованной стороне, т.е. на причинителе вреда. Поскольку речь идет об умысле в целом, то основанием для отказа может служить любой из его видов: прямой умысел, когда лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность общественно опасных последствий своих действий и желало их наступления; и косвенный умысел, когда лицо, осознавая общественную опасность своих действий (бездействия), предвидя возможность наступления общественно опасных последствий, не желало их, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (ст. 25 УК). Помимо доказывания вины необходимо установить причинно-следственную связь между таким виновным действием и возникновением вреда. Общая норма п. 1 ст. 1083 ГК получила развитие в иных актах. Так, согласно ст. 54 Закона об атомной энергии вина потерпевшего в форме умысла служит основанием для освобождения от ответственности эксплуатирующей организации за вред, причиненный радиационным воздействием. 3. Виновные действия потерпевшего, при доказательстве его грубой неосторожности и причинной связи между таким действием и возникновением или увеличением вреда, являются основанием для уменьшения размера возмещения вреда. При этом такое уменьшение ставится в зависимость от степени вины. Понятие «степень вины» также не раскрывается в ГК, поэтому степень вины устанавливается судом в зависимости от обстоятельств дела. 4. Особое значение имеет учет вины потерпевшего в форме грубой неосторожности, когда имеет место безвиновная ответственность, например при причинении вреда источником повышенной опасности. В этом случае при отсутствии вины причинителя вреда (что должно быть доказано самим причинителем вреда) и наличия вины потерпевшего (что также доказывается причинителем вреда) размер возмещения не только должен быть уменьшен соразмерно степени такой вины, но в возмещении вреда может быть вовсе отказано. Однако в законе это общее правило может быть изменено специальной нормой. В самом ГК содержится запрет на отказ в этой ситуации в возмещении вреда жизни и здоровью потерпевшего, а также исключается применение этого правила при возмещении вреда в связи со смертью кормильца, при возмещении дополнительных расходов, вызванных повреждением здоровья и при возмещении расходов на погребение. В этой связи следует осторожно подходить к сложившейся ранее судебной практике, отраженной в п. 20 Постановления Пленума ВС РФ N 3, в котором указывается, что если вред здоровью причинен в результате взаимодействия источников повышенной опасности, то при решении вопроса об имущественной ответственности их владельцев друг перед другом судам следует иметь в виду следующее: а) вред, причиненный одному из владельцев по вине другого, возмещается виновным; б) при наличии вины лишь владельца, которому причинен вред, он ему не возмещается; в) при наличии вины обоих владельцев размер возмещения определяется соразмерно степени вины каждого; г) при отсутствии вины владельцев источников повышенной опасности во взаимном причинении вреда (независимо от его размера) ни один из них не имеет права на возмещение. Если вина владельца, которому причинен вред, выражается в грубой неосторожности, положение п. » б» применять нельзя, поскольку оно в этом случае противоречит норме ГК, запрещающей отказ в возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности при отсутствии вины у его владельца и грубой неосторожности потерпевшего. На него можно опираться лишь в том случае, если вина потерпевшего имеет форму умысла. 5. Если вред причинен гражданином при наличии вины в форме неосторожности, то суд вправе уменьшить размер возмещения вреда, используя такой критерий, как имущественное положение. Здесь речь идет, безусловно, о таком имущественном положении причинителя вреда, в силу которого его можно отнести к категории малоимущих граждан. Безусловно, к этой категории относятся нетрудоспособные в силу аналогии п. 4 ст. 1090 ГК. Важно иметь в виду, что суд не может выносить это суждение на основе сопоставления имущественного положения причинителя вреда и потерпевшего, так же как он не вправе на этом основании вовсе освободить первого от ответственности. 6. В судебной практике эта норма используется, в частности, в случае причинения вреда в состоянии необходимой обороны, когда превышены ее пределы. Хотя оборонявшийся в этом случае отвечает за вред, причинный нападавшему на общих основаниях, размер возмещения должен быть определен судом в зависимости от степени вины как потерпевшего, действиями которого причинен вред, так и причинителя вреда. При этом суд вправе принять во внимание имущественное положение лица, причинившего вред (см. п. 8 Постановления Пленума ВС РФ N 3).

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх