Все по справедливости

Владимир Путин во второй раз вручил государственные премии за выдающиеся достижения в правозащитной и благотворительной деятельности. В этом году лауреатами стали председатель Московской Хельсинкской группы, известный правозащитник Людмила Алексеева и председатель правления благотворительного фонда помощи детям, больным лейкемией, Владимир Вавилов. Президент России также сообщил о дополнительном выделении из федерального бюджета 4,3 млрд руб. на организацию ухода за тяжелобольными людьми.

«Сегодня по уже сложившейся традиции будут вручены государственные премии за выдающиеся достижения в правозащитной и благотворительной деятельности,— заявил Владимир Путин, открывая церемонию вручения государственных премий.— Их лауреатами станут люди неординарные, доказавшие, что для стремления приносить пользу, отстаивать правду и справедливость не существует преград, что человек, движимый бескорыстием, способен сделать очень многое, изменить мир вокруг себя».

Напомним, впервые государственная премия за выдающиеся достижения в области благотворительной и правозащитной деятельности вручалась в конце 2016 года (указ о ее учреждении президент РФ подписал в сентябре 2015 года). Награда должна ежегодно вручаться в декабре — к Международному дню прав человека (10 декабря). В прошлом году лауреатами стали исполнительный директор международной общественной организации «Справедливая помощь» Елизавета Глинка (Доктор Лиза, погибла в авиакатастрофе 25 декабря 2016 года) и основатель первого в России стационарного хосписа для детей, генеральный директор АНО «Детский хоспис» протоиерей Александр Ткаченко.

В этом году лауреатами госпремии за правозащитную и благотворительную деятельность присудили известному правозащитнику председателю Региональной общественной организации «Московская группа содействия выполнению Хельсинкских соглашений» Людмиле Алексеевой и председателю правления регионального общественного благотворительного фонда помощи детям, больным лейкемией, имени Анжелы Вавиловой (Татарстан) Владимиру Вавилову.

Говоря о госпоже Алексеевой, Владимир Путин отметил, что «выбор независимых экспертов и Общественной комиссии фактически единодушен»: «В любые времена она (Людмила Михайловна Алексеева.— «Ъ”) была верна себе и своим убеждениям, своим идеалам. С Людмилой Михайловной в чем-то можно не соглашаться, в чем-то поспорить, и я иногда это делаю, но это не мешает относиться к ней с огромным уважением за ее мужество и за ее позицию». Президент России отметил, что сегодняшняя премия — «знак признательности за годы и за десятилетия, которые она посвятила правозащитной деятельности, честному и самоотверженному служению людям».

Владимир Путин напомнил, что Владимир Вавилов «в память о своей маленькой дочери и ради помощи другим людям сделал все, чтобы в Казани появился хоспис» (фонд учрежден в 2003 году в память о пятилетней дочери Анжеле, умершей от онкологического заболевания.— «Ъ”). Президент России отметил, что создание системы оказания современной паллиативной помощи (помощь неизлечимо больным.— «Ъ”) — «это не только важнейшее направление развития здравоохранения, но и нравственный, человеческий долг, в высшей степени гуманная и милосердная задача».

Напомним, в пятницу на встрече членов Совета при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере с премьер-министром России Дмитрием Медведевым основатель фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер сообщила, что в России потребность в паллиативной помощи (помощь неизлечимо больным) составляет около 1,3 млн человек в год, а получают ее около 200 тыс. человек. Госпожа Федермессер напомнила, что в России принята «дорожная карта» по обезболиванию, однако наблюдаются проблемы с обеспечением необходимыми препаратами в регионах. Кроме того, она напомнила, что специалисты «Открытого правительства» и члены Совета разработали приоритетный проект по совершенствованию паллиативной помощи, и попросила принять его как можно скорее, «в идеале — до Нового года».

«Отмечу, что принято решение в 2018 году дополнительно выделить из федерального бюджета 4,3 млрд руб. на организацию ухода за тяжелобольными людьми, обеспечение их лекарствами, медицинским оборудованием, в том числе для использования на дому»,— сообщил Владимир Путин. По его словам, «такое финансирование — на регулярной основе, с постепенным увеличением — продолжится и в будущие годы».

Как Владимир Путин отреагировал на предложения правозащитников

Президент Владимир Путин поручил своей администрации, правительству, Центризбиркому проработать проблемы, которые члены президентского cовета по правам человека (СПЧ) поднимали на встрече с ним 30 октября. Минюсту глава государства поручил проанализировать практику принятия решений о помиловании, ЦИКу — рассмотреть предложения СПЧ по реформе избирательного законодательства, Генпрокуратуре — проверить правоприменение закона о митингах.

Валерия Мишина

Одной из общепризнанных норм международного права, к которой с уважением относится Россия, является право каждого на справедливое судебное разбирательство. Например, такое правило (ст. 6) установлено «Конвенцией о защите прав человека и основных свобод» (заключена в г. Риме 04.11.1950 г.), ст. 10 «Всеобщей декларации прав человека» (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948 г.).

Текст статьи 6 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод»

Определить, что включает в себя понятие «справедливое судебное разбирательство», можно, проанализировав ст. 6 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод»:

1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или – в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо – при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком.

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

a) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

e) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

Признаки справедливого правосудия

Если говорить простым языком, то справедливое правосудие осуществляется через реализацию прав, принципов, возможностей, предоставленных сторонам судебного производства:

• свободный доступ к правосудию (отсутствие препятствий);

• публичность и гласность судебного разбирательства;

• независимость и беспристрастность судей;

• принцип верховенства права;

• принцип правовой определенности;

• процессуальное равенство (равноправие) сторон;

• надлежащее уведомление сторон о судебном заседании;

• право лица на своевременное уведомление о начавшемся в отношении него судебном процессе;

• состязательный характер судопроизводства;

• разумный срок рассмотрения дела;

• недопустимость произвольной отмены вступивших в законную силу судебных решений;

• право на инициирование судебного разбирательства;

• право на разрешение дела по существу;

• право на получение юридической помощи;

• надлежащее ведение и доступность протокола судебного разбирательства;

• права, связанные с обжалованием судебных решений;

• право стороны судебного разбирательства представить свои объяснения;

• мотивированность судебного акта;

• обязательность вручения копий решений суда участникам судебного разбирательства;

• право на безусловное исполнение судебного акта;

• наличие только одной надзорной инстанции, осуществляющей пересмотр вступивших в законную силу судебных решений;

• ограниченность и определенность срока на обжалование и пересмотр судебных актов в порядке надзора;

• ограничение оснований для пересмотра и отмены вступивших в законную силу судебных актов в порядке надзора;

• отсутствие дополнительных полномочий должностных лиц суда по вмешательству в процедуру надзорного производства.

Перечень не является полным. Тот, кого заинтересовала тема, может взять в библиотеке толстую книгу «Стандарты справедливого правосудия» (международные и национальные практики) под редакцией д. ю. н. Т. Г. Морщаковой.

Мои другие публикации, связанные с защитой нарушенных прав

Пропущен процессуальный срок на подачу жалобы. Как восстановить процессуальный срок?

Как написать жалобу, чтобы не получить отписку?

Четыре образца претензий (защита прав потребителей)

Нарушены права. Куда обратиться?

Перечень образцов обращений, размещенных на сайтах судов

УДК 340.122 ББК 67.1

Табаков Александр Леонидович Tabakov Aleksandr Leonidovich

аспирант Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.

Graduate Student of the Moscow State University named by M. V. Lomonosov. E-mail: alexander.tabakov@mail.ru

ПОНЯТИЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ В ФИЛОСОФИИ ПРАВА И. А. ИЛЬИНА

The concept of equity in philosophy of law of I. A. Ilyin

В статье рассматривается концепция справедливости И. А. Ильина. Автором проанализированы взгляды ученого на сущностный характер данной категории, ее соотношение с правом, законом и правосознанием, определены виды справедливости. Подчеркивается зависимость представлений Ильина о справедливости от его политико-правового учения.

Ключевые слова: философия права, справедливость, правосознание, виды справедливости, социальная справедливость.

Справедливость — одна из ключевых категорий философии права. Мыслители разных эпох так или иначе выражали свое отношение к проблеме справедливости. Среди представителей русской философии права особое внимание уделял ей И. А. Ильин: «С незапамятных времен люди говорят и пишут о справедливости: может быть, даже с тех самых пор, как вообще начали говорить и писать… Но до сих пор вопрос, по-видимому, не решен, — что такое справедливость и как ее осуществить в жизни?» . «Для любого человека, — отмечал философ, — свойственно желать и требовать справедливости, болезненно реагировать на любые проявления несправедливости в свой адрес. При этом разные потребности и мировоззренческие установки людей приводят к тому, что каждый воспринимает справедливым то, что соответствует именно его желаниям и убеждениям, в результате чего оказывается, что справедливостей столько, сколько недовольных людей, и единой, настоя-

и _______________и__А ______

щей справедливости найти невозможно. А ведь, строго говоря, только о ней и стоит говорить». Отсюда, по Ильину, в людях копится скепсис по отношении к этому понятию, все чаще оно «встречается иронической улыбкой и насмеш-

Keywords: philosophy of law, equity, sense of justice, types of equity, social equity.

кой». Вместе с тем, утверждает мыслитель, данное обстоятельство ни в коей мере не компрометирует «благородную идею справедливости, и мы по-прежнему должны противопоставлять ее всякой бессовестной эксплуатации, всякой классовой борьбе и всякому революционному уравнительству. Мы можем быть твердо уверены, что ей принадлежит будущее. И все дело в том, чтобы верно постигнуть ее сущность» .

Анализ категории «справедливость» предполагает рассмотрение разнообразных аспектов, связанных с этой проблематикой, но в конечном счете ключевым является вопрос о том, может ли право быть справедливым. Ответ на него напрямую зависит от того, как тот или иной исследователь понимает смысл права, его назначение в обществе, каким образом воспринимает его с позиции ценностного сознания. Иными словами, в центре внимания любого мыслителя, рассматривающего справедливость, стоит проблема онтологии, аксиологии и телеологии права.

Как и многие отечественные философы права, И. А. Ильин анализирует государство и право сквозь призму религиозного сознания, философия права Ильина — это религиозная

философия права . Однако, в отличие от религиозных мыслителей, подчеркивавших негативные качества права (Н. А. Бердяев, Б. П. Вышеславцев), Ильин стремится показать его как неизбежное следствие духовной сущности человека. Если для Бердяева право — это следствие греховной природы человека, проявление его богооставлен-ности, то для Ильина, напротив, право существует потому, что духовный мир каждого человека непосредственно связан с Богом. Философ описывает механизм возникновения и существования права следующим образом. В основе духовной жизни любого человека, по Ильину, лежит стремление к богообщению, реализации внутренних нравственных сил, наиболее полному раскрытию себя как образа и подобия Божьего — воля к духу. Именно это качество, считает мыслитель, характеризует человека как подлинно нравственное существо. Проявляя себя на трех разных уровнях (предметном, индивидуальном и социальном), воля к духу трансформируется в право. На предметном уровне это выражается в стремлении человека к раскрытию Божественного начала в жизни, что проявляется, во-первых, в восприятии человеком себя как самодостаточного духовного существа, во-вторых, в его стремлении к правовой организации взаимоотношений с другими нравственными существами. На индивидуальном уровне это восприятие человеком себя как безусловной ценности, подлежащей правовой защите. На социальном уровне воля к духу — это восприятие каждого другого человека как безусловной ценности, в той же степени подлежащей правовой защите, и, как следствие, понимание необходимости существования общего правового порядка.

Описанные волевые установки свидетельствуют о восприятии Ильиным права как имеющего безусловно положительную ценность в жизни человека. При этом ценность права состоит не только и не столько в том, что оно поддерживает стабильность в обществе (иначе говоря, не позволяет жизни на земле превратиться в ад), сколько в том, что благодаря ему человек может приблизиться к Богу, постичь суть подлинно христианской жизни, стать полноценным нравственным существом. Такая аксиологическая установка с неизбежностью приводит философа к рассмотрению

справедливости в рамках правового поля. Любая система норм, рассуждает мыслитель, есть не что иное, как совокупность правил лучшего поведения, так как предписание совершать определенные действия имеет смысл лишь в том случае, если они рассматриваются в данной ситуации как лучшие. Следовательно, тот, кто устанавливает норму, должен четко осознавать, в чем состоит лучшее: «Тот, кто пытается установить правило мышления, должен исследовать, что есть «лучшее» в мышлении, то есть что такое истина; кто ищет правило для художественного творчества, тот должен решить вопрос о том, что есть лучшее в искусстве, т. е. что такое красота; кто стремится установить правило нравственно праведной жизни, тот должен исследовать сущность добра; а тот, кто устанавливает правовую норму, предполагает известным, в чем состоит сущность справедливости» . Кроме того, само существование права как социального регулятора, полагает Ильин, обусловлено тем, что человеку свойственно доверие к авторитету и вера в справедливость. Для всякого нравственного существа, рассуждает философ, вполне естественно стремиться уважать что-либо высшее и искать верного (а значит, справедливого) решения конфликтов — однажды найденный справедливый способ урегулирования спора становится правовой нормой . Таким образом, справедливость мыслится Ильиным в неразрывной связи с правом, то есть как средство достижения подлинно христианского способа бытия право не может не быть справедливым.

Ильин предлагает религиозную интерпретацию предложенного Аристотелем механизма уравнивающей и распределяющей справедливости. Свои рассуждения он начинает с критики доктрины эгалитаризма. По мнению Ильина, эта концепция исходит из глубоко ложного предположения о том, что все люди от природы абсолютно одинаковы и, как следствие, подлежат полному уравниванию в правах и обязанностях. Философ предлагает различать три категории: сходство, одинаковость и равенство. Сходство и одинаковость характеризуют природу человека, равенство — его пра-^ ____ _ _ ^

вовой статус. О сходстве людей можно говорить в том случае, если они отчасти похожи друг на друга, об одинаковости — если люди «вполне» похожи. Следовательно, делает вы-

вод Ильин, людей следует уравнивать в правах в той мере, в какой они сходны друг с другом, и людей следует уравнять во всех правах, если они одинаковы. Именно последнее суждение, по мнению мыслителя, служит отправной точкой для эгалитаристских доктрин: если люди совершенно одинаковы от природы, то любые элементы неравенства, привносимые в их правовой статус (это касается, по терминологии Ильина, и правовых полномочий, и правовых обязанностей, и правовых «запретно-стей»), нарушают требования справедливости .

Если исходить из того, рассуждает далее философ, что люди одинаковы от природы, то вполне закономерно заключить из этого, что они одинаковы, во-первых, телом, во-вторых, душой и, в-третьих, духом. Между тем, указывает Ильин, реальное положение дел таково, что люди не одинаковы по всем этим параметрам. Различия в поле, возрасте, росте, строении черепа, мускульной силе, линии рук, отпечатках пальцев свидетельствуют о том, что каждый человек имеет уникальное, неповторимое тело. Несхожесть в умственных способностях, желаниях, волевых качествах говорит о психических различиях людей. Наконец, несовпадения нравственных устремлений людей, мотивации их поступков, более интенсивное эмоциональное восприятие духовно близкого человека (матери, жены, сына) по сравнению с другими людьми свидетельствуют о том, что люди различаются между собой по духу. Итак, Ильин приходит к выводу о том, что идея об изначальной «одинаковости» людей в корне не согласуется с действительностью. Мыслитель отмечает, что она вытекает из свойственной людям способности сосредоточиваться на одних впечатлениях и признаках и отвлекаться от других: выделяя лишь группу признаков при сопоставлении людей (например, наличие головы, рук или ног, способность дышать), исследователь рискует прийти к ложному выводу о том, что все люди между собой одинаковы . В действительности, по мнению Ильина, при таком подходе равными оказываются не люди, а созданные воображением «отвлеченные препараты»: «Уравнивайте во имя справедливости ваши препараты, ваши химеры — наделяйте их равными правами, обязанностями и запретностями — но не уравнивай-

те же живых неодинаковых людей… Но если вы все-таки делаете это — презирая живое, творческое разнообразие жизни, водворяя пустыню там, где цвели луга и нивы и народы, поражая этим уравнением самую волю к жизни, самый творческий инстинкт человека, убивая жизнь химерою и попирая пятою невежды таинственное и священное начало самобытной личности, то не ссылайтесь при этом на справедливость. Ибо справедливость требует иного, обратного» . Прикрытая риторикой справедливости политика всеобщего уравнивания приводит, по мысли Ильина, к неизбежным и трагическим последствиям. Во-первых, это удаление, устранение и искоренение лучших — тех, кто не вписывается в эгалитаристскую концепцию «одинаковости». Во-вторых, это уравнивание всех на «низшем уровне»: поскольку не представляется возможным сделать всех людей в равной степени умными, богатыми, образованными и независимыми, единственный выход из этого положения — уравнивание в нищете и невежестве. В-третьих, ликвидация социальной дифференциации и специализации с неизбежностью приводит к тотальной неспособности людей к любым формам творческой деятельности. Закономерным итогом, делает вывод мыслитель, является всеобщая деградация .

«Справедливость требует индивидуализированного подхода к человеку» — вот главная мысль Ильина, которую он стремится доказать. Если люди не одинаковы между собой, рассуждает мыслитель, то и в правах, и в обязанностях между ними должно существовать неравенство. Ильин специально подчеркивает, что стремится обосновать не всякое неравенство, а лишь такое, в соответствии с которым права и обязанности распределяются между людьми соразмерно их «неодинаковости»: «…Ибо бывают неравенства справедливые и бывают неравенства несправедливые, а я защищаю первые и нисколько не защищаю вторые» . Ильин приводит многочисленные примеры справедливых привилегий и ограничений в соответствии с собственными представлениями о телесном, психическом и духовном неравенстве людей. Так, по мнению философа, освобождение от воинской повинности женщин, детей, старцев, больных и калек, а также различные формы социального и трудового законодательства (например,

повышенная оплата труда и увеличенная продолжительность отпусков для рабочих «на трудных специальностях») — это справедливые привилегии в правовых обязанностях, связанные с телесной неодинаковостью людей. Лишение избирательных прав душевнобольных и уголовных рецидивистов, а также различные образовательные цензы для замещения тех или иных должностей — это справедливые ограничения и привилегии, связанные с психической неодинаковостью людей. Наконец, освобождение от воинской повинности профессоров и академиков — справедливая привилегия, связанная с духовной неодинаковостью людей . Вместе с тем, как отмечает Ильин, не следует забывать о том, что люди равны между собой как духовные существа. Несмотря на естественные различия, они имеют безусловно равные притязания на достойное существование. Как образ и подобие Божие, каждый человек имеет безусловное духовное достоинство и в этом смысле равен любому другому человеку: «Если люди различны по своим реальным свойствам, то они равны по своему человеческому достоинству. Поэтому справедливое право не поддерживает естественного неравенства людей, если от этого может пострадать их духовное равенство. Справедливое право есть право, которое верно разрешает столкновение между естественным неравенством и духовным равенством людей» .

Таким образом, одну из главных задач государственной политики Ильин видит не в уравнении в правах неодинаковых людей, а в нахождении параметров справедливого неравенства с учетом духовного равенства людей. И здесь мыслитель очень четко улавливает противоречие такой позиции с задачами закона как социального регулятора, который абстрагируется от многообразия жизни и формально подводит людей под определенные отвлеченные признаки, то есть уравнивает их между собой. Как полагает Ильин, это неизбежный процесс, так как закон, призванный обеспечить порядок человеческого общежития, имеет единственный путь для осуществления этой задачи — создание общих правил: «Закон юридически уравнивает сходное, которое в одном сходно, а во всем остальном несходно; а справедливость не уравнивает, а индивидуализирует. И в этом их глубокое различие: за-

кон упрощает — справедливость углубляет и усложняет; закону нужен общий признак -справедливость стремится к личной судьбе человека; закон нуждается в точности, строгости, твердости — справедливость хочет уловить таинственную глубину жизни; закон рассудочен — справедливость художественна. Закон… творит порядок, формально жертвуя справедливостью, а нередко прямо предпочитая несправедливый порядок хаотическим и кровавым поискам справедливости» . Неукоснительное следование закону, заключает Ильин, способно породить чудовищную несправедливость^иттш jus — summa injuria). С другой стороны, если следовать лишь справедливости, под угрозой окажется организованное отвлеченным «несправедливым» законом мирное сосуществование людей.

Таким образом, по Ильину, гармоничное общество и государство немыслимы без противоречащих друг другу закона и справедливости. Чтобы «удержать и смягчить мертвящее дуновение формального машинного равенства, изливающегося из закона на человеческую жизнь» и превратить действие закона в систему справедливых исключений, между законом и жизнью человека должен существовать посредник — «живое и совестное человеческое правосознание» . По мысли философа, именно правосознание — тот необходимый фундамент, на котором люди выстраивают государственные и правовые институты. Как отмечается в литературе, для философии права Ильина категория «правосознание» носит системообразующий характер: вся социальная жизнь людей, включая государство и право, выступает в его произведениях как отражение правосознания . Именно с его помощью человек, созерцающий подлинную цель права, может приспособить абстрактные положения закона к требованиям жизни, не терпящей слепой формализации, не позволяя тем самым, чтобы «summus jus превращалось в summa injuria» . Применительно к конкретным правовым вопросам это означает, что субъект правоприменительной деятельности должен, реализуя букву закона, учесть все особенности рассматриваемого дела и лица, в отношении которого принимается решение. Иными словами, правоприменитель, руководствуясь «живым и совестным» правосознанием, осуществляет не что иное, как акт

справедливости. Между тем нельзя не отметить, что подобная постановка вопроса неизбежно влечет за собой необходимость предъявлять повышенные требования к правовой квалификации и правовой культуре правоприменителя, поскольку усмотрение и произвол — зачастую неразлучные спутники правоприменительной деятельности. Как отмечает Ильин, при принятии подобного рода решений недопустимо руководствоваться какими-либо посторонними соображениями, «акт художественной справедливости и созерцание безусловной цели права» — прерогатива «нормального правосознания», обладатель которого в состоянии воспринять не только формальный характер правовой нормы и ее объективное содержание, но и ту «духовную миссию», которую ей надлежит выполнить .

Ильин также анализирует справедливость в аспекте соотношения права и морали. По мнению философа, согласованность норм морали и права — важнейшее условие существования справедливости. «Правильное» соотношение между ними имеет место в том случае, когда право не нарушает своих границ и соответствует требованиям морали, поддерживая ее, а мораль выступает для права «высшим мерилом и руководителем». Конкретными проявлениями такого соотношения права и морали являются: предписание правом такого внешнего поведения, которое одобрялось бы совестью; воспрещение правом тех действий, которые не одобрялись бы совестью; установление справедливого порядка в человеческом общежитии. Условиями такого порядка выступают нахождение и поддержание разумного баланса между духовным равенством людей как Божьих созданий (уравнивающая справедливость) и естественным неравенством между ними, обусловленным их природной неодинаковостью (распределяющая справедливость). Правовые нормы, отвечающие вышеуказанным требованиям, по Ильину, достойны именоваться естественным правом, так как они соответствуют «естеству» человека и способны установить подлинно справедливые общественные отношения .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Разрешение проблемы социальной справедливости (то есть представлений о том, какое общество и государство следует признать справедливым)

тем или иным мыслителем напрямую зависит, во-первых, от того, как он определяет сущность справедливости, во-вторых, от его политических предпочтений. Для Ильина как политического философа глубоко консервативной ориентации идеалом государственности является абсолютная монархия. Ильин, находившийся под ощутимым влиянием философии Гегеля и православной догматики, воспринимал государство как необходимый элемент духовно полноценной жизни людей, отражение здорового правосознания, высшее проявление социальной деятельности человека . Как следствие, с точки зрения мыслителя, чем сильнее государство, тем больше у него возможностей для осуществления социальной справедливости. Конкретные проявления справедливого государства, по Ильину, сводятся к следующему. Во-первых, социальная справедливость несовместима с политикой слепого уравнивания в правах и обязанностях неодинаковых людей. На этом основании Ильин достаточно оригинально критикует социалистические доктрины. С его точки зрения, борьба с несправедливыми классовыми привилегиями, проходящая под лозунгами требований справедливого равенства, в действительности оборачивается борьбой за неравенство в свою пользу, то есть за перераспределение данных привилегий от «угнетающих» социальных слоев к угнетаемым . Во-вторых, подлинно справедливым можно считать лишь такое общество, в котором последовательно реализовано естественное неравенство между людьми: связанность государственной власти распределяющей справедливостью Ильин называет одной из аксиом власти. Предоставление тягот и привилегий, строго соответствующих телесной, психической и духовной неодинаковости людей, полагает философ, выступает важнейшей предпосылкой социальной справедливости . Вместе с тем, как отмечает Ильин, в политической жизни государства нередки случаи, когда осуществление социальной справедливости вступает в противоречие с интересами «национально-духовного и государственного бытия народа». В подобных случаях, рассуждает мыслитель, безусловный приоритет имеют соображения политической целесообразности, а требования справедливости следует признавать «политически неосу-

ществимыми», поскольку их реализация таит в себе угрозу жизнедеятельности государства как духовной организации людей: «. справедливый интерес может быть и должен быть оставлен без удовлетворения, или «урезан», или «отложен», если его удовлетворение угрожает самому существованию государства или наносит ущерб национально-духовному развитию. Нельзя вводить во имя справедливости такой государственный строй, который погубит самое государство или разложит и погасит духовную жизнь народа: ибо справедливость служит духу, а не дух — справедливости» . Очевидно, что эта мысль идеально подходит для оправдания любого произвола со стороны власти.

С учетом вышеизложенного следует признать, что понятие справедливости в философии права И. А. Ильина проанализировано достаточно глубоко, автору принадлежит ряд значительных мыслей по данной проблематике. Во-первых, необходимо отметить довольно оригинальную интерпретацию предложенного Аристотелем механизма уравнивающей и распределяющей справедливости: суждение о том, что люди одновременно и равны и не равны друг другу, — глубоко верная мысль, к ней трудно добавить что-либо принципиально новое, можно лишь наполнять ее дополнительными оттенками смысла. Во-вторых, обращает на себя внимание обозначаемая Ильиным связь справедливости и правосознания. Мож-

Литература

1. Жуков В. Н. Русская философия права: от рационализма к мистицизму. М., 2013.

2. Ильин И. А. О сущности правосознания // Теория права и государства. М., 2008.

3. Ильин И. А. Общее учение о праве и государстве // Теория права и государства. М., 2008.

4. Ильин И. А. Собрание сочинений: в 10 т. М., 1994.

5. Ильин И. А. Справедливость или равенство? М., 2006.

но спорить с его концепцией зависимости от правосознания всех государственно-правовых явлений (в конечном счете такая установка привносит в правовую теорию значительный элемент субъективизма), однако невозможно не согласиться с позицией философа о том, что справедливость, вне зависимости от смыслового наполнения этой категории, всегда непосредственно связана с уровнем правосознания людей, живущих в той или иной правовой системе. Между тем следует поддержать тех авторов, которые полагают, что правовые и политические взгляды Ильина во многом противоречат друг другу . Действительно, если соединить представления мыслителя о справедливости в праве с его крайне правыми политическими воззрениями, то возникает вопрос, насколько реальным (в том числе для самого автора) выглядит существование такого общества и государства. Политическая история человечества свидетельствует о том, что мысли о справедливости в политической программе правителя, обладающего неограниченной властью, занимают далеко не первое место. Более того, это косвенно подтверждается самим Ильиным там, где он рассуждает о безусловном приоритете интересов государства по отношению к справедливости. Таким образом, приходится констатировать, что представления философа о социальной справедливости во многом носят утопический характер.

1. Zhukov V. N. Russian philosophy of law: from rationalism to mysticism. Moscow, 2013.

2. Ilyin I. A. On the essence of justice // Theory of law and state. Moscow, 2008.

Кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского, конкурентного и финансового права, лауреат региональных юридических премий.
В интервью Лариса Юрьевна расскажет, какие факторы повлияли на выбор ее профессии, о юридическом образовании, Ассоциации юристов России и непосредственно о самой профессии юриста.
— Как проходило Ваше детство, насколько окружение и семья повлияли на Вашу судьбу?
— И детство, и юность — это период существования Советского Союза. Моя матушка осталась сиротой, ее отец и мать погибли во время войны. Она воспитывалась в детском доме, поэтому когда у неё появилась своя семья и дети, главной задачей было вывести нас в люди, дать образование.
— Расскажите о своих школьных годах. Почему Вы решили поступить на юридический факультет?
— У нас была не очень большая школа, где учителя знали каждого из нас. Учили нас жить по совести, поступать по справедливости, добросовестно трудиться — это то, что они вместе с родителями заложили в нас. Это и дало толчок к профессии юриста.
Происходили ли во время учебы в университете какие-либо значимые события, которые запомнились вам на всю жизнь?
После школы всё было значимо. Новая жизнь в чужом городе, ты уже студент, самостоятельный человек, оторвался от семьи и становишься ответственным за свое будущее. Мы и в школе были достаточно самостоятельными, видя, как нелегко живется нашим родителям, понимали, что нужно получить образование. На первом курсе Юридического факультета меня безумно поразило римское право. Я просто влюбилась в этот предмет. Он же и определил дальнейшее направление моей деятельности в сфере юриспруденции – цивилистика. В те же студенческие годы произошло еще одно значимое событие, уже косвенно связанное с образовательным процессом. Речь идет о праздновании Дня юриста. Правда тогда это называлось Ночь юриста, и отмечалось это событие именно ночью. Уже тогда юридическое сообщество желало заявить о себе. Но тогда это была студенческая инициатива, поддержанная преподавателями. Мы и предположить не могли, что спустя десятилетия подобное событие станет официальным и будет отмечаться во всей России как день Юриста.
— Как Вы считаете, вырос ли в России уровень юридического образования по сравнению с тем временем, когда Вы проходили обучение ?
— Юридическое образование в Советском Союзе и в современной России кардинально отличаются.
В условиях государственного регулирования практически всех сфер жизни, право оставалось не востребованным, статичным, развивалось исключительно в направлении обеспечения публично-правовых интересов. А ведь право всегда отзывается на потребности жизни. За неполные 20-25 лет кардинально изменился социально-экономический уклад государства, мы приступили к формированию правового государства, где на первый план выходят права и законные интересы граждан. Конечно, право не могло остаться в стороне от таких глобальных процессов. С 90-х годов бурно начинает развиваться современное российское право. По сути, после распада Советского Союза создана новая правовая система в России. Право стало сложнее, динамичнее, но и интереснее.
Любая реформа, проводимая в России сегодня, обязательно требует правового сопровождения, возрастают требования к профессиональной подготовке юристов, и, соответственно требования к юридическому образованию. Современные студенты сегодня активно занимаются наукой. Для этого у них есть масса возможностей: научно-практические конференции, правовые олимпиады, различные гранты. Многие уже на студенческой скамье пытаются приобрести практические профессиональные навыки, активно участвуя в работе студенческой юридической клиники.
Очень показательно, что на современном этапе очень востребовано дополнительное образование — повышение квалификации и переподготовка лиц, как работающих в сфере юриспруденции (судьи, прокуроры, нотариусы, адвокаты и т.д.), так и занятых в иных областях (образовании, медицине, социальной сфере, бизнесе и т.д.).
— В целом, какова, на Ваш взгляд, роль Ассоциации юристов России? Какие задачи Ассоциация может решать в перспективе?
— Организованное юридическое сообщество способно к решению многих задач. Основная цель создания Ассоциации юристов России — содействие процессу формирования правого государства, в котором обеспечивается соблюдение законности, гарантируется защита прав и законных интересов личности. А это означает, что самые серьезные, повышенные требования предъявляются к тем, кто посвятил свою жизнь служению закону. Слова Ф.И. Дзержинского о том, что у чекиста должны быть чистые руки, горячее сердце и холодная голова, в полной мере можно отнести ко всем юристам. Поэтому одной из важнейших задач Ассоциации является формирование единых для всех членов юридического сообщества профессиональных, этических и моральных стандартов деятельности.
Не менее важной является работа по правовому просвещению населения. Динамично развивающееся законодательство значительно усложнило жизнь простого человека. Практически во всех сферах жизни требуется иметь хотя бы минимум правовых знаний. Конечно, юридические ВУЗы оказывают бесплатную юридическую помощь населению, выезжают десантами в города, сёла и районы, помогают гражданам. Но это разовые мероприятия, а правовое просвещение населения должно носить системный характер. Ассоциации юристов вполне по силам создание такой системы. И работа в этом направлении проводится большая: привлекаются правоохранительные и судебные органы, нотариусы и адвокаты, преподаватели юридических вузов, организуется прием и консультирование граждан.
И, наконец, Ассоциация юристов — это площадка, объединяющая юристов разных направлений (преподавателей юридических вузов, сотрудников правоохранительных и судебных органов, юристов предприятий и организаций, нотариусов и адвокатов), позволяющая проводить совместные мероприятия, осуществлять обмен мнениями, вырабатывать общие подходы, отвечая на вызовы времени.
— Каковы, на Ваш взгляд, перспективы юридической̆ профессии в России? Как повлияет цифровизация и автоматизация целого ряда процессов в нашей̆ жизни на требования к современному юристу?
— Юридической профессия в России была и остается одной из самых востребованных. Юристы нужны во всех сферах. И в будущем эта профессия не отойдет в небытие.
Безусловно, процессы цифровизации и автоматизации не могли обойти стороной образовательную систему.
Современные студенты уже не представляют обучение без справочно-правовых систем, которые позволяют экономить огромное количество времени и сил. Если раньше приходилось часами просиживать в библиотеках, изучать значительное число монографий и журналов, актуализировать и систематизировать официальные тексты нормативных актов, то сегодня все эти функции выполняют справочно-правовые системы, позволяющие в несколько кликов получить полную фактуру по конкретному вопросу, сформировав подборку нормативно-правовых актов, судебной практики, доктринальных позиций («Консультант Плюс», «ГАРАНТ»). К услугам студентов электронные библиотеки не только региональных, но и центральных вузов России. Электронный документооборот внедрен практически во все высшие учебные заведения. Программы дисциплин и методические материалы также представлены в электронном виде и доступны круглосуточно. Все большее место в образовательном процессе занимают дистанционные формы обучения.
Недавно в юридическом институте состоялась конференция «Развитие юридического образования в условиях цифровизации». Нельзя не согласиться с прозвучавшими там выводами о том, что в современных условиях цифровизации и автоматизациии требуется организационная, методологическая и методическая адаптация юридического образования
— Есть ли особенности развития юридической профессии в Вашем регионе?
— Конечно, есть. Во-первых, Сибирь богата полезными ископаемыми, поэтому очень важно готовить юристов в области природно-ресурсного регулирования, для нефтегазового комплекса. Арктика — тоже наша особенность. До 2025 года разработана государственная программа по ее освоению, которая будет реализовываться в три этапа. Каждый этап требует правового сопровождения, специальных правовых знаний. Чисто сибирская особенность — коренные малочисленные народы Севера, которые нуждаются в государственной поддержке и правовом обеспечении. Эти особенности нашего региона требуют совершенно особых знаний, которые в Центральной России не актуальны.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх