Встречное исполнение обязательств

Условные обязательства: комментарий к ст.327.1 новой редакции ГК

Коллеги, выкладываю для публичного обсуждения проект своего комментари к ст.327.1 ГК (отрывок из большого постатейного комментария, который мы сейчас с рядом коллег готовим к изданию). Это не окончательный текст. Я его буду еще дорабатывать, в том числе возможно и с учетом Ваших замечаний и предложений. Так что буду благодарен за любые отзывы и комментарии.

Статья 327.1. Обусловленное исполнение обязательства

Исполнение обязанностей, а равно и осуществление, изменение и прекращение определенных прав по договорному обязательству, может быть обусловлено совершением или несовершением одной из сторон обязательства определенных действий либо наступлением иных обстоятельств, предусмотренных договором, в том числе полностью зависящих от воли одной из сторон.

а) Статья 327.1 ГК, вступившая в силу 1 июня 2015 года, предусматривает возможность поставить права и обязанности по договору под условие. Возможность совершить сделку под условием, то есть сделку, в которой возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей ставится в зависимость от наступления обстоятельства, которое может как наступить, так и не наступить в будущем, признана в ст.157 ГК. Статья 327.1 уточняет это законодательное положение, оговаривая, что под условие может быть поставлен не весь правовой эффект сделки в целом, а отдельные права и обязанности по ней.

При этом в самом тексте данной статьи говорится о возможности поставить под условие исполнение обязанностей, а также осуществление, изменение и прекращение договорных прав, при этом возможность поставить под условие возникновение договорных прав и обязанностей не упоминается. Тем не менее, норма ст.327.1 ГК должна толковаться расширительно как охватывающая и возможность поставить под условие само возникновение отдельного договорного обязательства. Никаких серьезных политико-правовых оснований допускать возможность обусловить исполнение обязательства или осуществление прав по договору и при этом не допускать возможность обусловить само возникновение обязательства не наблюдается. Более того, не существует серьезных практических различий между поставленным под условие возникновением обязательства и поставленным под условие исполнением ранее возникшего обязательства. Различия между этими конструкциями носят преимущественно догматический характер и не способны оправдать дифференцированное регулирование.

В договорной практике установление отдельных условных прав и обязанностей достаточно распространено. Под условие наступления тех или иных обстоятельств может быть поставлено изменение цены, выплата определенного дополнительного вознаграждения, предоставление скидки, выполнение дополнительных работ, право на отказ от договора или его изменение, право на безакцептное списание и т.п.

б) Принципиальное отличие условия от срока состоит в том, что в случае с условием соответствующий правовой эффект договора ставится в зависимость от обстоятельства, наступление которого не гарантировано, в то время как в случае срока речь идет об обстоятельстве, наступление которого неизбежно произойдет. Это отличие четко отражено в нормах ст.157 ГК и 190 ГК. Поэтому, в частности, наступление календарной даты, истечение определенного периода времени с момента заключения договора или смерть конкретного человека – это срок, в то время как проведение реорганизации, погашение долгов перед третьими лицами, налоговые правонарушения – это условия.

При этом ничто не мешает сторонам договора согласовать в договоре срок, осложненный условием (например, 30 дней с момента получения акта экспертизы или введения здания в эксплуатацию).

в) Условие может быть отлагательным (наступление условия порождает права и обязанности) и отменительным (наступление условия прекращает права и обязанности). Условие может также влечь изменение содержания установленных ранее прав и обязанностей.

Условие может быть позитивным (условием является нечто, что должно произойти) или негативным (условием является ненаступление какого-то обстоятельства).

Условие может быть простым (условием является некое одно обстоятельство), сложносоставным (условием является последовательное наступление нескольких обстоятельств) или альтернативным (условием является наступление одного из нескольких указанных обстоятельств).

Условием может быть как правомерное поведение стороны договора или третьих лиц, так и их неправомерное поведение. Так, например, в договорах нередко указывается на то, что один из контрагентов получает право на отказ от договора при условии нарушения российским партнером налогового, миграционного или трудового законодательства, техники безопасности на производстве и т.п.. Единственное ограничение, которое здесь необходимо признать, это запрет на включение в договор условия, наступление которого будет порождать правовой эффект, выгодный правонарушителю. Условие не должно поощрять правонарушение. Этот вывод вытекает из п.4 ст.1 ГК (никто не вправе извлекать выгоду из своего неправомерного поведения).

Условие может быть включено в договор по воле сторон, так и предписано законом в качестве элемента правового режима соответствующей договорной конструкции (например, нарушение договора как условие возникновения обязательства по уплате неустойки). В последнем случае говорят об условии права (condition juris).

Наконец, условие может быть случайным (то есть зависеть от внешних обстоятельств, включая действия третьих лиц, решения государственных органов и т.п.), потестативным (то есть зависящим от воли и поведения одной из сторон договора) или смешанным (то есть зависящим как от действий одной из сторон договора, так и внешних обстоятельств, как, например, получение кредита, публичное размещение акций и т.п.).

г) Особенность ст.327.1 ГК состоит в том, что в силу прямого в ней указания допускается установление в договоре потестативного условия. В судебной практике нижестоящих судов ранее встречались решения судов, которые ставили под сомнение допустимость условий, чье наступление зависит от одной из сторон договора полностью (потестативное условие) или частично (смешанное условие). В практике высших судов, наоборот, было отражено в целом скорее позитивное отношение к потестативным и смешанным условиям. См. напр., п.4 Постановления Пленума ВАС от 12 июля 2012 года №42 (прямо признан допустимым ряд потестативных и смешанных условий в договоре поручительства); Постановление Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2012 г. N 7454/12 (отменено решение суда нижестоящей инстанции о признании недействительным потестативного условия о просрочке во внесении оплаты в качестве основания для автоматического расторжения договора). Тем не менее, вопрос долгое время оставался не вполне проясненным. С момента вступления в силу ст.327.1 ГК вопрос окончательно решен в пользу допустимости потестативных условий. Из этого положения неизбежно вытекает вывод о том, что допускаются и смешанные условия.

Потестативное или смешанное условие, обуславливающее возникновение или исполнение отдельного обязательства, может зависеть как от кредитора (например, начисление неустойки при условии предъявления кредитором требования о ее уплате, оплата долга при условии получения счета на его оплату и т.п.), так и от должника (например, доплата к уплаченной цене в случае последующего отчуждения приобретенного актива, выполнение подрядчиком дополнительных работ за свой счет в случае выявления необходимости в осуществлении таких работ, не учтенных в подготовленной подрядчиком проектной документации, и т.п.).

Уже после вступления в силу ст.327.1 ГК судебная практика окончательно признала потестативные и смешанные условия, установленные не только в отношении отдельных условных прав и обязанностей, но и в отношении всей сделки в целом. В п.52 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 года №25 указано: «По смыслу пункта 3 статьи 157 ГК РФ не запрещено заключение сделки под отменительным или отлагательным условием, наступление которого зависит в том числе и от поведения стороны сделки (например, заключение договора поставки под отлагательным условием о предоставлении банковской гарантии, обеспечивающей исполнение обязательств покупателя по оплате товара; заключение договора аренды вновь построенного здания под отлагательным условием о регистрации на него права собственности арендодателя)».

При этом нужно иметь в виду, что признание возможности поставить отдельное обязательство под отлагательное потестативное условие не означает допустимость ситуации, когда обуславливается возникновение или исполнение отдельного обязательства и при этом условием является ничем не ограниченное волеизъявление должника по такому обязательству («заплачу, если захочу»). В такого рода случаях («чисто потестативное условие») следует исходить из того, что никакого действительного обязательства в договоре вовсе нет, так как обязаться сделать что-то при условии наличия желания невозможно.

д) Включение в договор отлагательного условия порождает риск «вечной подвешенности», то есть ситуации, когда условие может наступить через много лет после заключения договора, что может оказаться полным сюрпризом для сторон. Разумные контрагенты решают эту проблему, включая в договор механизм разрешения неопределенности по прошествии определенного срока (например, оговаривают, что условие должно наступить не позднее такого-то срока). Если стороны не позаботились об этом, право должно вмешаться и исключить вечную неопределенность. Механизм этого вмешательства может быть разным и зависеть от типа условия и характера условного правового эффекта. Так, например, если под отлагательное условие поставлено вступление в силу всего договора в целом, логичным является выведение из толкования ст.157 и ст.327.1 ГК такого диспозитивного правила: по прошествии разумного срока условная правовая связь отпадает и поставленный под условие договор прекращается.

е) Отдельная проблема возникает в тех случаях, когда в двусторонних синаллагматических договорах под условие ставится встречное предоставление за уже полученное ранее исполнение, и это условие не зависит от кредитора, а зависит исключительно от должника (например, проведение реорганизации), от взаимодействия должника с третьими лицами (например, получение генподрядчиком финансирования от заказчика в качестве условия оплаты работ субподрядчика, перепродаже купленного товара и т.п.) или неких внешних обстоятельств (например, сохранение финансирования проекта из госбюджета). Если встречное обязательство поставлено под условие, зависящее от кредитора (например, оплата по счету), в этом нет никакой проблемы. Но когда такое условие не зависит от кредитора, возникает возможность того, что условие никогда не наступит и встречное исполнение в обмен на уже предоставленное кредитор никогда не сможет истребовать.

Если стороны договора согласовали срок, в течение которого наступление такого условия может ожидаться, и договорились, что встречное исполнение в обмен на уже полученное исполнение должно быть произведено в любом случае по прошествии такого срока, нет оснований для ограничения свободы договора. В равной степени право не должно вмешиваться и тогда, когда стороны в качестве последствия ненаступления такого условия в течение определенного срока предусмотрели расторжение договора и возврат полученного. Наконец, нет оснований для вмешательства и тогда, когда речь идет о бытовой сделке между гражданами и выявлена воля одарить должника. В таких отношениях дарение разрешено. А раз можно подарить, то нет оснований препятствовать и договору с «мерцающей каузой» (если наступит условие, должник платит, если не наступит – полученное будет расцениваться как дар). Но там, где речь идет о коммерческих отношениях (где дарение в силу ст.575 ГК запрещено и безвозмездность, как правило, не предполагается сторонами) и при этом стороны в договоре не согласовали срок, по прошествии которого либо встречное исполнение должно быть безусловно произведено, либо полученное должно быть возвращено, имеет место грубое нарушение баланса интересов сторон и разрыв каузы синаллагматического договора, а также ситуация вечной «подвешенности», в которой оказывается кредитор. Соответственно, такого рода ситуацию право должно исключать.

В практике имеется целый ряд постановлений Президиума ВАС, в которых Суд признавал невозможным поставить под условие встречное обязательство (Постановления Президиума ВАС РФ от 18 января 2011 г. N 11659/10, от 2 апреля 2013 г. N 16179/12, от 17 декабря 2013 г. N 12945/13). Единственным исключением является Постановление Президиума ВАС РФ от 23 июля 2013 г. N 4030/13, в котором такая конструкция была признана, а иск о взыскании долга за выполненные работы отклонен в ситуации, когда под условие подписания акта приемки законченного строительством объекта в целом была поставлена небольшая часть подлежащей уплате субподрядчику цены (5%).

В принципе логичным решением этой проблемы условности встречного обязательства является признание того, что, если условие не наступает в течение разумного срока, встречное исполнение должно быть произведено. Это решение не требует признания условий договора недействительными, а просто дополняет договор подразумеваемым положением о разрешении неопределенности по истечение разумного срока. Соответственно, если в договоре с субподрядчиком предусмотрено, что оплата работ генподрядчиком будет производится после поступления денег от заказчика, стороны сами не позаботились о включении в договор положения, исключающего риск безвозмездности и вечной «подвешенности», и при этом такое условие не наступает в течение разумного срока, субподрядчик получает право потребовать от генподрядчика оплаты.

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх