Вынос ленина из мавзолея 2018

Фото агентства городских новостей «Москва»

Владимир Путин неоднократно за последнее время весьма критично отзывался о роли Ленина в истории России. 19 декабря на большой пресс-конференции президент заявил, что вождь мирового пролетариата «был скорее революционер, а не государственный деятель». Путин ставит Ленину в вину национальную политику, в результате которой республики СССР реализовали свое право на самоопределение: «Он предложил конфедерацию, привязал этносы к конкретным территориям, дал им фактическое право выхода из СССР. Сразу возникли болевые точки. Две тысячи таких точек. Отпусти на секунду – мало не покажется. Сталин был против, но в конечном счете принял ленинскую формулу. Исконно русские территории, например все Причерноморье, были переданы Украине – для того чтобы на Украине было больше пролетариата. Будущее страны связали с будущим своей партии. Как только партия начала рассыпаться, следом за ней посыпалась и страна. Геополитические риски не учитывались».

Эта мысль прослеживается еще в ранних интервью Путина 1990-х годов и не раз звучала на протяжении долгих лет его пребывания во главе российского государства. Совсем недавно, 10 декабря, Путин рассуждал о попытках вождя большевиков «придумать Россию заново». Несколько ярких высказываний прозвучали в начале 2016 года, предшествовавшего столетию Октябрьской революции. Тогда президент сказал, что ленинская мысль «привела к развалу Советского Союза». «Нужно по-другому взглянуть на те идеи, которые сформулировал тогдашний руководитель советского государства Ленин Владимир Ильич. Я говорил о том, что была заложена мина под здание нашей государственности», – высказался Путин на ту же тему в несколько иных обстоятельствах.

Ясно, что эта мысль лидера современной России не оставляет. Ему как будто все время хочется очистить историю страны от ленинского идеологического и политического наследия, оставив только те ее страницы, которые можно назвать славными с точки зрения торжества державности. Даже Сталин, по мнению Путина, вынужденный принять ленинскую модель, но внутренне сопротивлявшийся ей, вызывает большее одобрение у нынешнего властителя страны. Конечно, президент не раз осуждал Сталина за репрессии, но стоит заметить, что даже в высказываниях об ужасах репрессий Путин не раз возводил их генезис именно к наследию Ленина.

Также нельзя не заметить явных симпатий президента к дореволюционной, имперской России. На пресс-конференции 19 декабря, отвечая на замечание о том, что нынешнее поколение использует индустриальное и хозяйственное наследие советского периода, Путин возразил: не только советское, но и наследие «тысячелетней России». Все это происходит на фоне реабилитации со стороны разных сил времени императора Николая II. Несмотря на жалкий финал николаевского царствования, эти предреволюционные годы пытаются представить пиком могущества российской политики и экономики, а сам крах, с которым не поспоришь, – влиянием исключительно внешних сил и «пятой колонны».

Однако в нынешней России еще слишком много тех, кто свой «золотой век» видит в государстве, неразрывно связанном с именем Ленина. Совокупная сила поклонников СССР не позволяет удержаться на стенах зданий в городах России памятным доскам белым генералам. Эта же общественная сила удерживает власти от выноса тела Ленина из Мавзолея и погребения «по-человечески». «Что касается тела, его не нужно трогать, во всяком случае пока люди связывают с этим свою судьбу, жизнь», – сказал Путин и в этот раз, отвечая на вопрос журналиста, заданный, как видится, не случайно.

Однако обстоятельства складываются так, что спустя несколько лет мы может стать свидетелями завершения истории почти религиозного культа ленинского тела. И точку в этой истории поставит именно Путин. Обратим внимание на совпадение вех. Владимир Владимирович завершает свое очередное президентство в 2024 году. К этому сроку Ленин будет почивать на своем гранитном ложе бессмертия ровно век. Совпадение этих дат можно подать как само по себе содержащее символический смысл. Это удобная возможность красиво оборвать столетнее господство великого и ужасного мертвеца над умами и душами постсоветских людей.

Глава государства, в прошлом году начавший свою четвертую каденцию, 19 декабря заявил: из Конституции стоит убрать упоминание о том, что президент страны не может занимать свой пост «два срока подряд». Эти слова произвели ожидаемую сенсацию, потому что они означают, что нынешний срок президентства Путина может стать последним. Но это не исключает, что национальный лидер оставит бразды правления в своих руках, оставшись у реальной власти в каком-то ином качестве. Транзит власти будет происходить в марте 2024 года, и к 22 апреля Путин уже сможет объявить об эпохальном решении. И тем самым спустя четверть века президентства и «сильного» премьерства как бы начать совершенно новую эпоху.

Вместе с тем этот жест может вписать в историю путинского правления еще одну «золотую» строку. Тем более что для главы государства после выборов снижение популярности не так опасно. Как мы знаем, прецеденты решительных действий с опорой на заоблачный запас прочности у Путина уже бывали: достаточно упомянуть болезненную пенсионную реформу на пике президентского рейтинга, вскоре после выборов 2018 года. Возможно, вынос тела Ленина из Мавзолея окажется даже более рискованным деянием, чем повышение пенсионного возраста. Но в описанных обстоятельствах у Путина может хватить уверенности в себе совершить то, что, как говорят, не удалось Борису Ельцину на закате его президентства.

Живой труп (Мавзолей как археологическая проблема)
Гипотетический вынос тела Ленина из мавзолея будет лучшим свидетельством того, что дело его живет.
Что бы ни толковали обретшие благодать неофиты (бывшие профессиональные атеисты) о необходимости христианского погребения, их православный азарт замешен на крепкой большевистской основе. В отличие от искренней и по-хорошему наивной Аллы Пугачевой, чье мнение трактуется еще более наивным телевидением как глас народа, наши демократические лукавцы не могут не понимать, что в настоящем случае речь идет только об одном – об изменении статуса. Исторический прах надо понизить в чине. Однажды, в октябре 1993-го, у него уже отобрали телохранителей, приравняв тем самым к еще живым, но тоже проштрафившимся функционерам, у которых в порядке государственной кары отключили спецсвязь, канализацию и водопровод.
Через семьдесят с лишним лет после своей физической смерти Владимир Ульянов остается непременным участником новейших политических игрищ.
Кому быть живым и хвалимым,
Кто должен быть мертв и хулим, –
Известно у нас подхалимам
Влиятельным только одним.
Ленин – фигура знаковая. Нынешняя власть относится к нему как к политическому противнику; левая оппозиция – как к союзнику и сюзерену. Любые манипуляции с телом будут восприняты исключительно как политический акт.
Насельника мавзолея, как любого человека, желательно похоронить. (Естественнее всего – предать земле на том же месте, где он покоился до сих пор.) Этого требует вовсе не политическая целесообразность, а простое нравственное чувство. Однако в сегодняшней стране, где бал правят мытари и фарисеи, подобное милосердие будет отдавать ложью.

Не пора ли деидеологизировать Ильича? А заодно – и всю российскую историю последних столетий?
Различаем негодующий вопль, готовый исторгнуться из многих честных грудей. Как? Разве в истории не существует моральных оценок? Разве уже не актуален звонкий юношеский вопрос – «делать жизнь с кого?». Можно ли оправдать пролитие невинной крови и не заклеймить злодеев? Конечно, нельзя. Но значит ли это, что, взыскуя истины, мы должны призывать в качестве арбитра (или, что еще хуже, исполнителя исторической мести) всегда несовершенную (чтобы не сказать сильнее) власть? История – дело общественное: хотелось бы разобраться с ней без навязчивого посредничества государства.
Пора сделать прошлое предметом трезвых и пристальных размышлений, а не использовать его в качестве средства для поддержания тонуса у отдельных начальствующих лиц.
Английские роялисты вытащили труп Кромвеля из могилы и вздернули его на виселице – к вящему ликованию толпы. Французские поборники свободы то и дело обновляли свой Пантеон, так что вскоре сами запутались во вносимых и выносимых. В конце концов у них хватило ума почесть день взятия Бастилии общим национальным торжеством. Вряд ли отсюда можно заключить, что французов по-прежнему восхищает неутомимость «национальной бритвы» или они горячо одобряют расстрелы вандейских крестьян. Они лишь констатировали тот факт, что их революция – это мировой катаклизм (который в эпоху Реставрации мог, положим, рассматриваться как историческая ошибка) и что Республика (а кстати, и обе Империи) ведет свой отсчет от этого рубежа.
Но Европа нам не указ. Недаром замечено, что Россия – единственная в мире страна с непредсказуемым прошлым.
Помнится, в наших учебниках изъяны царизма разоблачались с такой неиссякающей страстью, что невольно закрадывалось подозрение: призрак самодержавия является победителям как грозный ночной кошмар. В этих школьных неистовствах различим комплекс вины.
Но не такой ли методе – разумеется, с переменой знаков – мы верны до сих пор?
Между тем история совершилась так, как она совершилась: кровь отцов (всех отцов) на нас и на детях наших. В трагедии не осталось живых – там никто никогда не примирится ни с кем. Волк не возляжет рядом с невинным агнцем. Пули Ипатьевского подвала стоят пуль 9-го января. И если в метафизическом смысле убиенное царское семейство давно покоится в общей могиле с теми, кто их уничтожил, то в реальности политической погребальные ставки все время растут. Мы все еще не можем «определиться» – между монархией и диктатурой пролетариата.
Попробуем, однако, вообразить: в первом веке от Р.Х. в Египте бурно дебатируется вопрос о будущем сфинкса или о судьбе давно ограбленных пирамид. Их грубых форм не приемлет тонкий эллинистический вкус. К тому же репутация фараонов сомнительна: иные стали причиной египетских казней, и никто из них не поклонялся новым богам. Пирамидам, впрочем, повезло. В отличие от храма Христа Спасителя им удалось уцелеть: разрушить такое – себе дороже.
Срыть мавзолей значительно проще.
Правда, вот в чем загвоздка. Через каких-нибудь двести лет Ленин будет для наших потомков не более чем Хеопс. Что им Гекуба? Но то, что так примелькалось в центре Москвы, имеет не местный, а гигантский мировой интерес.

Никогда и нигде тоталитарно-языческое сознание, отринувшее бессмертную душу и потщившееся водрузить на ее место (может быть, в тайной надежде на воскресение) как бы нетленную плоть, не выражало себя в такой абсолютной и законченной форме. Ни один исторический раритет не скажет потомкам больше о том, что с нами случилось; ничто не потрясет их сильнее, чем этот леденящий сердце мемориал.
Гробница Тутанхамона – это гробница Тутанхамона. Ленин – нравится он нам или нет – есть обстоятельство истории и культуры. Это «всего лишь» музейный экспонат, который не принадлежит никому.
Погребения достойны все. Но разве не язычество чистой воды – наивно веровать в то, что, предав земле назначенного в бессмертие страстотерпца, мы тотчас избавимся от нынешней Смуты? Прежде всего – вовремя получим зарплату. И, если уж очень повезет, – насладимся плодами гражданского мира.
Увы нам: языческое капище у стен Кремля зеркально отражает нашу ментальность.
Как бы не пришлось будущему Лужкову – ради восстановления утраченной памяти – затевать очередной новодел: воздвигать на прежнем месте макет мавзолея (само собой, в натуральную величину) и заботливо укладывать в точное подобие гроба муляж дорогого покойника, которого вдохновенно изваяют будущие Зайцев, Церетели и Глазунов.
И все-таки: что делать с Ильичом?
По-видимому, это не наш вопрос. Оставим мертвым хоронить своих мертвецов. У нас есть дела понасущней и поважней. Например – спасать от гибели то, что еще осталось от исторической России. А отнюдь не спорить о судьбе священных костей. Они не стоят ни капли той крови, которая может пролиться из-за них. Не предоставить ли мавзолею «отсроченный статус»? Иначе – неправда, сиюминутность, суета и раздор. В стабильной, цветущей, а главное, неуниженной и неоскорбленной стране эта проблема решится сама собой.
«И пусть у гробового входа…» – сказал Пушкин: поэт, как всегда, прав.
Независимая газета. 1997. 26 апреля. № 77 (1402). С. 2.
Волгин И.Л. Возвращение билета. Парадоксы национального самосознания. М., 2004. С. 692–695.

Белый опорно-надувной купол — строительная конструкция, которая закрыла Мавзолей на время масштабных ремонтных работ. Купол снимут по их завершению: 30 апреля 2013 года.

Тело Ленина все это время будет по-прежнему находиться на своем месте, в привычном саркофаге.

— Никаких действий в отношении тела Ленина производиться не будет, — заверил советник главы Федеральной службы охраны Сергей Девятов.

В феврале, правда, ученые будут работать с телом вождя мирового пролетариата, но это плановые медицинские работы, к которым спецслужбы не имеют прямого отношения. Ремонт Мавзолея и условия содержания тела Ильича никак между собой не связаны. Скорее даже наоборот, по оценке ФСО, тело Ленина сейчас находится в «более чем удовлетворительном состоянии», в то время как состояние его усыпальницы постепенно ухудшается.

У Мавзолея, построенного в 1930 году по проекту академика Щусева, размыт фундамент. Это не ошибка строителей и инженеров, а объективные исторические реалии центра Москвы. Дело в том, что до ХVIII века Кремль фактически располагался на острове. От нынешней Красной площади его отделял Алевизов ров: масштабная фортификационная постройка. Наполеон, покидая Москву, сжег и взорвал кремлевские башни и дворцы. Для более быстрого восстановления Кремля ров засыпали. Но он был громадный, глубиной 30 метров и шириной от 20 до 29, поэтому грунта и камней не хватало, ссыпали все, что оказалось под рукой, включая строительный мусор и обломки того, что осталось от сгоревших домов.

В итоге получилось то, что на современном языке называется «неоднородностью грунтов». Мавзолей построен фактически на откосе Алевизова рва.

Напомним, что первый Мавзолей был деревянный (проект А. В. Щусева), его возвели ко дню похорон Ленина, он имел форму куба, увенчанного трехступенчатой пирамидой. Простоял до весны 1924 года. Второй — тоже временный и деревянный, и тоже проект Щусева.

И только третий Мавзолей — нынешний, он и стал привычным элементом Кремля и Красной площади. Но его положение ухудшили более поздние пристройки: трибуны, чьи фундаменты не стыкуются с фундаментом ленинской усыпальницы.

Эксперты компании «Атэкс» — предприятие в структуре ФСО, которое занимается строительством объектов федерального значения, включая режимные, провели исследования и пришли к выводу, что необходимо безотлагательно решить две проблемы: устранить крен фундамента и восстановить гидроизоляцию комплекса.

Зам директора предприятия Станислав Кюнер говорит, что нарушение гидроизоляции уже носит глобальный характер, особенно по задней стороне Мавзолея, что приводит к отслаиванию камня, нарушению стен и несущих конструкций.

По оценке главного архитектора проекта Ольги Галаничевой, сейчас самое главное — остановить процесс осадки. Из-за перемещения грунтовых пород конструкция Мавзолея дала крен и встала на один угол, в разных местах собирается вода, нарушена гидроизоляция стен, что в целом приводит к нарушению его облицовки.

К концу апреля все работы будут завершены, тогда же и демонтируют белый «шатер», который выполняет две функции: позволяет строителям работать в морозы (внутри купола плюсовая температура) и придает «стройке» более-менее презентабельный вид.

Строители подчеркивают: Мавзолей подвергается не реконструкции, а ремонту, то есть в мае мы его увидим в таком же виде, что перед тем, как его накрыли гигантским шатром.

Хотя для «РГ» Станислав Кюнер открыл небольшой секрет: после капремонта из Мавзолейного комплекса исчезнет одна пристройка. В 1983 году в неприметном здании, пристроенном со стороны Кремлевской стены, разместили эскалатор для подъема руководителей СССР на трибуну Мавзолея во время парадов. Вожди в то время уже были в возрасте, подниматься по ступеням самостоятельно им было тяжело.

Несмотря на то, что практически весь Кремль находится под охраной ЮНЕСКО, против сноса этой пристройки-«новодела» международные эксперты не возражают. Как уточняет помощник руководителя проекта ремонта Мавзолея Анна Жукова, сейчас ни трибуна, ни эскалатор не используются. К тому же всем нынешним лидерам в силу их физической формы подъемник просто и не нужен: все они легко могут подняться на главную историческую трибуну страны пешком.

Фоторепортаж

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх