Я беременна вторым ребенком

Splash News / Vida Press

У беременных женщин есть масса поводов для беспокойства, и специализированные ресурсы обычно только усугубляют панику. «Медуза» попросила акушера-гинеколога Татьяну Румянцеву и терапевта Ольгу Макулову объяснить, чего беременная женщина действительно должна избегать, и выяснила, что навредить здоровой беременности очень сложно.

Содержание

Заниматься сексом можно (если нет противопоказаний)

Вагинальный секс на любом сроке в любой позе не может навредить плоду или вызвать преждевременные роды, если к этому занятию нет противопоказаний. Околоплодные воды, толстые стенки матки, упругая шейка матки — это хорошие амортизаторы, которые справятся с интенсивными колебаниями, и сперма, конечно, сквозь околоплодный пузырь, окружающий ребенка, не проникнет. Неприятные ощущения у женщины во время секса — не признак того, что половой акт приносит вред. Но есть два момента, о которых надо знать:

  • Если у мужчины есть заболевание, передающееся половым путем, то заниматься сексом нельзя. Если мужчина занимается сексом не только с этой женщиной или если это новый партнер, то нужно использовать презерватив.
  • Секс противопоказан, если есть некоторые осложнения (например, вагинальное кровотечение или подтекание околоплодных вод), и в этом случае нужно обязательно идти к врачу.

Оральным сексом тоже вполне можно заниматься, но не надо интенсивно дуть во влагалище: есть очень маленький риск того, что воздух попадет в сосуд и это вызовет проблемы. Анальный секс может вызывать неприятные ощущения при беременности, если у женщины появился геморрой, а это бывает нередко.

Никакой специальной диеты для беременных нет

Это должно быть просто здоровое питание, причем необходимости целенаправленно есть «за двоих» нет — надо немного увеличить количество еды во втором и третьем триместрах (если у женщины двойня, рекомендации чуть другие). Если есть слишком много, это может быть вредно для ребенка. Но несмотря на то, что специальной диеты нет, существуют нюансы:

  • Мясо, птица, яйца и рыба должны быть хорошо прожарены/запечены/сварены, и никаких сырых участков там оставаться не может. То есть никакой слабой прожарки, когда заказываете стейк. Молоко должно быть как минимум пастеризованным, как и продукты, сделанные из него; овощи и фрукты — мытыми. Благодаря всему этому у женщины меньше рисков столкнуться с опасными инфекциями. Например, с листериозом, который можно получить, если выпить непастеризованное молоко или съесть недостаточно нагретый хот-дог. Эта инфекция ведет к очень и очень тяжелым последствиям вроде выкидыша или мертворождения.
  • Женщине во время беременности нужно больше железа, и в принципе эту потребность можно закрыть, если наладить нормальное питание, но для страховки врач может назначить и препараты железа или вообще мультивитаминный комплекс (хотя далеко не все они хороши и полезны; более того, некоторые прямо вредны).
  • Лучше есть побольше клетчатки (ее много в сливах, бобах, миндале) и не ограничивать себя в жидкости, так как при беременности чаще случаются запоры. Кстати, пить нужно даже при отеках — в противном случае отеки не уменьшатся, но общее состояние ухудшится.
  • Лучше, чтобы в рационе было меньше рыбы, которая может содержать метилртуть. Не есть ее очень легко: это редкие для супермаркетов виды вроде акулы, рыбы-меч и большеглазого тунца.
  • Нет никакой необходимости исключать из рациона популярные аллергены, к которым любят причислять, к примеру, красные продукты, арахис и яйца. Сейчас уже есть достаточно хороших исследований, которые показали: такая диета никак не предотвращает развитие аллергии у ребенка. Поэтому врачебные организации не рекомендуют избегать аллергенов, если у женщины нет на них соответствующей реакции.
  • Кофе пить можно. Ограничения тут есть, но все же можно. Американская коллегия акушеров-гинекологов называет безопасными 200 мг кофеина в день. Это примерно 2–3 чашки растворимого кофе (плюс надо учитывать, что кофеин есть еще в чае и шоколаде).
  • Так как речь о здоровом питании, то, конечно же, в него не входят торты, сосиски и лапша быстрого приготовления. Однако если беременность протекает нормально и у женщины нет хронических заболеваний, то ни для нее, ни для ребенка не будет смертельной угрозы, если она иногда съест что-то неполезное. Хотя лучше, конечно, делать это пореже и уж точно исключать из рациона трансжиры (они есть в картофельных чипсах, жареных блюдах из фастфуда и всяких пирожных)
  • Употреблять алкоголь во время беременности никакая врачебная организация не рекомендует. У алкоголя есть тератогенный эффект, то есть он нарушает развитие плода. Больше всего у нас знаний о фетальном алкогольном синдроме, когда женщина регулярно употребляет большие дозы алкоголя. При этом говорить с уверенностью, что бокал вина за беременность приведет к тяжелым последствиям, никто не может. С другой стороны, печень ребенка формируется одной из последних, а алкоголь проникает через плаценту, поэтому потенциальная угроза есть, по всей видимости, при любых дозах.

Беременной женщине можно принимать лекарства. Просто не все

Иногда без лекарств будет просто-напросто хуже для всех. Например, если у женщины поднялась температура. В первом триместре значимое повышение температуры крайне опасно для плода (отсюда и запрет на посещение сауны в этот период). Соответственно, необходимо принимать парацетамол и по возможности лечить основное заболевание (если это ОРВИ, то, к сожалению, лечить не получится, но и вреда такая инфекция сама по себе не принесет). Если у женщины эпилепсия, тяжелая депрессия или любое другое заболевание, которое без лечения приведет к серьезным последствиям, то вместе с врачом необходимо понять, какие препараты принесут больше пользы, чем вреда.

Во многих других случаях советоваться с врачом по поводу лекарств тоже важно, особенно в первом триместре: подавляющее большинство препаратов плохо изучено у беременных, рекомендации постоянно обновляются, в некоторых российских инструкциях есть недостоверная или устаревшая информация.

Но чего точно лучше избегать — это фитотерапии. Успокоительные «травки», «травки» для лечения инфекций мочевыводящих путей плохо изучены, имеют неизвестные риски для беременных и не доказали свою эффективность. Причем если фитотерапия применяется, к примеру, вместо антибиотиков при цистите, то это определенно вредно и может закончиться пиелонефритом.

Беременной женщине нужно заниматься спортом — никакого постельного режима

От физической активности много плюсов: она, например, должна снизить риск осложнений беременности, от схваток дело быстрее перейдет непосредственно к рождению ребенка, и он скорее будет не крупным.

Постельный режим доказанной пользы ни при каких состояниях не имеет, а вот риск тромбозов повышает, поэтому рекомендации «у вас угроза прерывания беременности, идите домой — полежите» не имеют никаких оснований. Тем более что «угрозу» в России обнаруживают гораздо чаще, чем она в действительности есть.

В общем, физические нагрузки прямо рекомендованы беременным женщинам, если нет редких противопоказаний. Интенсивность тренировок зависит от подготовки, сопутствующих заболеваний и особенностей. Вид физической активности должен приносить удовольствие, какого-то одного лучшего нет. Но существуют ограничения: точно не стоит заниматься контактными видами спорта, такими, при которых можно упасть, и подводным плаванием. Если женщина занимается с тренером, то его лучше предупредить о беременности.

Напрягаться нужно настолько, чтобы в процессе тренировки женщина могла нормально говорить. Обычная рекомендация: 30-минутные тренировки 5–7 раз в неделю, но начинать можно и с 10 минут в день.

Если есть показания, от УЗИ, КТ и МРТ лучше не отказываться

Даже если говорить об ионизирующем излучении (радиации), то есть рентгенографии и компьютерной томографии (КТ), то обычно риски для женщины и ребенка сильно ниже, чем представляется. Во-первых, не так-то просто сделать столько исследований, чтобы доза облучения была угрожающей. Во-вторых, обычно облучение приходится не на область живота, и ее всегда, если необходимо, можно защитить. В-третьих, неверный диагноз или отсутствие диагноза без необходимой рентгенографии или КТ может быть опасно для здоровья и даже жизни матери.

Ультразвуковые исследования (УЗИ) очень важны во время беременности, и сейчас есть огромное количество данных, которые говорят, что этот метод безопасен. Никакие ужасы с женских форумов о визжащей или расплетающейся ДНК ребенка не имеют отношения к действительности.

Магнитно-резонансная томография (МРТ) тоже безопасна. Опасения вызывает разве что контраст гадолиний, который иногда вводят внутривенно, чтобы выполнить это исследование.

Oleksii Hrecheniuk / Alamy / Vida Press

Жить с домашними животными можно. Только не со всеми

Беременной женщине лучше совсем не иметь дела с грызунами (кролики к грызунам не относятся): они распространяют опасный для плода вирус лимфоцитарного хориоменингита. Рептилии отлично разносят сальмонеллу, и с ними тоже лучше общаться поменьше. С другими животными надо просто соблюдать элементарные правила гигиены. Ну и, конечно, все знают: беременная женщина не должна менять кошачий лоток — так получится свести к минимуму риск заболеть токсоплазмозом. С той же целью лучше не заводить котенка и не общаться с незнакомыми кошками.

Беременная женщина должна прививаться

Беременной женщине нужно привиться от гриппа в сезон (у беременных эта инфекция чаще вызывает осложнения), а в третьем триместре — от коклюша, чтобы передать ребенку антитела и на первое время после рождения защитить от этого заболевания. Что противопоказано беременным, так это живые вакцины. При этом, если так случилось, что женщина привилась и только потом узнала, что беременна, то нет никаких оснований прерывать беременность: риски тут достаточно малы. Все остальные прививки можно делать, если вокруг не очень благополучная обстановка. Например, вы едете туда, где часто встречается гепатит A или другая инфекция, от которой есть прививка.

Беременным женщинам можно летать, если нет противопоказаний

Здоровой беременности у здоровой женщины полеты никак навредить не могут, и особенно беречься в каком-либо из триместров не стоит. Но, конечно, самолет — не лучшее место для родов, поэтому логично воздержаться от полетов на последних неделях беременности (тем более если это долгий перелет). Собственно, авиакомпании часто тоже устанавливают ограничения, и если живот уже большой, у женщины, скорее всего, попросят справку от врача о сроке и разрешении на полет.

У беременных тромбы образуются чаще, чем у небеременных, и многочасовые перелеты могут усугубить ситуацию. Но с этим реально справиться, если достаточно пить и много двигать ногами. Еще врач может рекомендовать компрессионный трикотаж с той же целью.

Нет никаких поводов бояться радиации на большой высоте: да, ее уровень немного повышается, но здоровью это не вредит (если, конечно, женщина не летает с той же частотой, что и члены экипажа). Как и прохождение всевозможных рамок и сканеров в аэропорту.

Беременным можно нервничать

Конечно, это прекрасно, когда нет поводов переживать и беспокоиться, но если уж это произошло, то вряд ли стоит нервничать из-за того, что нервничаешь и это якобы может навредить ребенку. Связи между стрессом и преждевременными родами или врожденными дефектами у ребенка исследователи не нашли. И все же риск есть: по всей видимости, сильный стресс вроде потери близкого человека в первом триместре может привести к выкидышу. Кроме того, женщины могут по-разному реагировать на стрессовые факторы — кто-то начнет употреблять алкоголь, кто-то вернется к курению (кстати, бросать курить во время беременности не вредно, а вот продолжать этим заниматься плохо для плода), поэтому в целом, конечно, лучше не нервничать, но говорить о том, что стресс сам по себе определенно ведет к тяжелым, необратимым последствиям для матери и ребенка, нельзя.

Во время беременности можно красить волосы, завязывать их в узел и стричься

То, что нельзя завязывать волосы в узел и стричься — это простые суеверия, и опровергать их с позиции науки бессмысленно. Почему возникают опасения по поводу красок для волос, понятно, но в действительности сейчас нет оснований запрещать беременным красить волосы. Вещества, которые содержатся в красках, плохо проникают через кожу и на весь организм в целом не действуют. Рекомендуется только соблюдать правила, которые указаны на упаковке, а при особой настороженности просто не краситься в первом триместре. Еще нужно помнить, что во время беременности волосы могут вести себя непредсказуемо и результат окрашивания бывает неожиданным.

Во время беременности можно поднимать руки и вязать — обвитие пуповины это не спровоцирует

Это, опять же, суеверия, никак не связанные с устройством организма. Но даже если предположить, что правда есть действия, с помощью которых женщина помогает пуповине обвиться вокруг шеи ребенка, то не очевидно, почему их надо избегать. Обвитие пуповины случается часто и в подавляющем большинстве случаев не ведет к каким-то проблемам.

Не всегда информация о беременности дарит будущей маме радость. К сожалению, иногда отчаяние и растерянность женщины заставляют делать выбор — оставить ребенка или отправиться на аборт. Условия диктуют жизненная ситуация или родственники, а иногда и врачи. Сайт «Медиазавод» собрал 8 вдохновляющих, поучительных и полных отчаяния историй от женщин, которые оказались на перепутье у кабинета врача.

Анастасия Сушкова в 22 года осталась без поддержки близких, потому что забеременела от своего молодого человека. Он отказался от ребенка и любимой, заявив, что становиться отцом не готов. Бабушка — единственный родной человек — пообещала выгнать из дома, если девушка не отправится на аборт. Анастасия успела дойти до кабинета врача, но в последний момент передумала и твердо решила: будет рожать и выдержит все трудности.

«Ближе к родам вернулась домой к бабушке, крики ссоры заставлялась отказаться от ребенка. Легла в роддом, родила мальчика, здоровенького. Никто не встретил. Приехала к бабушке, она разрешила пожить. Потом сняла себе комнату на пособия. Повезло, что кормила грудью. Мыла подъезды, чтобы кушать покупать. Познакомилась с парнем. Забрал жить к себе. Сыну было 4 года, когда я забеременела вторым. Все, вроде, хорошо, но папа наш начал пить и колоться. Я сама пошла на аборт. Но встретила свою бабушку. Поговорили, помирились. Вернулась к ней жить. Правнук у нее был самый первый и самый любимый. Рассказала, что беременна. Она сама от аборта отговорила. Я родила еще крупнее мальчишку. Тут и папа объявился, изменился, пообещал, что все будет хорошо. Но когда забеременела третьим, он отправлял меня на аборт силой, потом избил. Бабушка тоже сказала, что третий ребенок лишний. Но я как раз в это время как сирота получила от государства квартиру. Родила третьего. Сейчас такие замечательные мальчики растут. Все в садик ходят, в школу. Да, трудно бывает, но не представляю своей жизни без них», — рассказала свою историю сайту «Медиазавод» Анастасия Сушкова.

Наталья Журавлева (имя изменено) тоже едва не поддалась на уговоры родственников прервать беременность. Девушка вышла замуж в 18 лет, через год забеременела. В планах были институт, работа, а ребенок мог этому помешать. Идти на аборт или нет, Наталья размышляла в роддоме, лежа на сохранении. За первый вариант была тетя, специально пришедшая поговорить и убедить в правильности решения. Удивительно, но на защиту еще не родившегося малыша встали медработники, которые в таких ситуациях обычно сохраняют нейтралитет.

«Тетя пришла ко мне в больницу. Стала меня отговаривать от беременности, чтобы сделала аборт, так как муж непутевый. Она спрашивала, как жить будем в 2-комнатной квартире все вместе. А мы тогда жили с родителями и моими братом и сестрой, тесно было. Тетя про институт сказала, что надо учиться. Я всю ночь прорыдала, так как понимала, что тётя, вроде бы, права. На следующий день позвонила маме, сказала, что буду делать аборт и чтобы она со мной пошла в абортарий. Пришли туда. А мне говорят медсестры: посмотрите на себя, вы же молодая, здоровая, как только родите — у вас сразу же и заберут ребёнка те, кто не может иметь детей. Сказали, чтобы подумала и не делала глупость. Я опять в слезы и выскочила из больницы. Как представила эту картину… Конечно, мне было не легко. Поддержки во время беременности от мужа не было. Да и потом развелись. Мама постоянно потыкала куском хлеба. В общем, сложно было. И дочка болела постоянно. Но дочери было 2 года, когда я познакомилась со своим будущим мужем. Потом всё наладилось. И институт закончила, и жилье свое купили в ипотеку. Сейчас у нас уже двое детей, и ждем третьего», — сообщила сайту «Медиазавод» Наталья Журавлева.

Женщина говорит, что спустя почти 15 лет смогла притупить испытанные тогда эмоции. Теперь девиз Натальи Журавлевой — видеть в любой ситуации только позитивное и думать о хорошем.

А вот молодая мама Анна поверила мужу и свекрови, которые в один голос заявляли о необходимости аборта. Жили вместе, уже воспитывали ребенка, денег не хватало даже ему на молоко. По словам Анны, на аборт она не соглашалась до последнего, даже предлагала передать новорожденного малыша на усыновление в порядочную семью. Но близкие настояли. Последствия операции пришлось переживать в палате с беременными женщинами, которые лежали на сохранении. Анна вспоминает всю ситуацию с болью.

«В момент операции испытала ужас, который не передать словами. Я прямо видела, что меня не стало, меня раскрошили на кусочки и я растворилась в пустоте. Ужас и страх, тоска и черная пустота. Очнулась в палате — реву, не могу остановиться. Жить после тяжело. С мужем тяжело. Ребенок стал ненавистен. Такое отвращение было, дочку даже обнять не могла. Пошла в церковь, каялась искренне — чуть отпустило. Думала, станет легче, если рожу второго. Наплевала на весь здравый смысл и в этих же условиях, без денег и жилья, родила вторую дочку. И дал Бог ребенка — чудо, ну такая спокойная, такая нежная девочка получилась. И стали как-то сами решаться проблемы и с жильем, и с работой. Но пришло понимание, что второй ребенок — хорошо, но того он не заменит. Того нет по нашей вине. И это никак не исправить. Время идет, а рана в душе болит. Считаю возраст, день рождения, сколько было бы лет. Мы даже родили третьего — опять девочка. А ту беременность я помню, она отличалась от всех. Похоже, мы убили своего сына», — сообщила сайту «Медиазавод» Анна.

Женщина призналась, что до последнего ждала поддержки со стороны, даже надеялась, что врач будет отговаривать от операции. Однако ни помощи, ни знака не последовало.

Зато знак свыше получила Ксения Иванова (имя изменено). Она забеременела в 39 лет, долго думала, стоит ли идти на аборт. У женщины не было своего жилья, в официальных отношениях с мужчиной она не состояла, к тому же родственники не поддерживали идею оставить ребенка. Уже в очереди на процедуру Ксения «прозрела» — благодаря случайному звонку.

«Я сидела в очереди первая, уже заходить собиралась, и тут мне резко позвонил знакомый. Я сказала, что не могу сейчас говорить, объяснила ситуацию. Я даже ни разу не видела человека, но он на меня так закричал: «Если Господь дал ребенка, даст и на ребенка». Это был знак свыше. Я пришла в церковь на Чичерина, и мне там подсказали, куда обратиться. В центре «Берег» я получила подарочный набор для ребенка, даже не пришлось ничего покупать. Даже жилье мне предлагали, но я отказалась, потому что есть девочки, у которых тяжелее ситуация. У меня родился здоровый ребеночек, это девочка. Я назвала ее Мария, потому что в церкви постоянно обращалась с молитвой к Деве Марии. Вспоминаю эту историю — и сижу в мурашках вся. На одном волоске была от аборта», — рассказала сайту «Медиазавод» Ксения.

По словам женщины, помощь она получила не только от представителей церкви, но и от близких людей. Бывший муж, с которым Ксения прожила 10 лет, не оставил в тяжелой ситуации и до сих пор выручает в случае необходимости.

Юлия Куликова тоже не была замужем, когда узнала о беременности. Женщина в 24 года строила успешную карьеру, собиралась ехать в московский филиал компании на руководящую должность, но ребенок буквально перечеркнул все планы. По словам Юлии, если бы не отец ее дочери, малышку бы не оставила.

«Когда я узнала, что беременна, все мои планы рухнули. Для меня все было трагично, я была твердо нацелена и уверена, что сделаю аборт. Но папа ребеночка отговорил меня. Сказал, что ничего не повлияет на мою карьеру, рожу ребенка — и все продолжится. Сказал, что я буду прекрасной мамой. Со слезами на глазах, можно сказать, поверила ему и сохранила ребенка. Сейчас дочке 14 лет, это моя девочка, мое счастье, вообще все мое. Мы с ней прямо подружки. Даже не знаю, что бы делала без нее. Мы не были с отцом ребенка в отношениях, именно из-за этого я очень за это переживала. Сейчас мы не живем вместе, но продолжаем общаться, он в хороших отношениях с дочерью. А с карьерой в итоге все сложилось лучше, чем, наверное, было бы в Москве. Я рано вышла из декрета, все у меня продолжилось. Руководящая должность у меня была в Челябинске. Поэтому я очень счастлива», — поделилась с журналистом сайта «Медиазавод» Юлия Куликова.

Юлия Куликова не сожалеет о своем решении, но другая челябинка, Кристина Беляева (имя изменено) каждый день вспоминает посещение врача. Кристине было всего 16 лет, когда она встретила первую любовь. Он был гораздо старше и авторитетно настоял на аборте. Попросить совета у родителей Кристина не решилась. Вторую беременность она также прервала по настоянию молодого человека.

«Было так страшно признаться родителям. Хотя вот сейчас моей мамы уже нет на этом свете, и я понимаю, что она никогда бы не позволила делать аборт. Потом второй аборт и слезы. Я поняла, что на мне не женятся и детей от меня не хотят, поняла, какой ужас я совершила. Убила собственных деток! Вскоре убили и моего молодого человека (это были 90е и тогда всякое случалось). Нет и дня, чтобы я не сожалела об этом, часто думаю, сколько лет бы уже было детям. Эту боль ничем не искупить, ее не вытащить из себя. Слезы немного облегчают страдания, но это временно. Покаяние, исповедь — ох, как долго же я шла к этому. Будто кто-то не пускал. И вот теперь, спустя года три после исповеди, немного стало легче, будто Господь сжалился. Девочки, не нужно ничего бояться, ни родителей, ни мальчиков своих, если произошло чудо и Господь дал вам малыша, значит, на все воля его, и прокормите, и близкие помогут, люди добрые откликнутся», — поделилась с сайтом «Медиазавод» своей историей Кристина Беляева.

Сейчас Кристине уже 41 год. Она воспитывает 19-летнего и полуторагодовалого сына. Женщина понимает всех девушек, которые выбрали аборт, но все же не поддерживает их решение. Как и Ольга Котова, которая прервала беременность из-за большого количества личных и семейных проблем. Женщина объяснила, что в 24 года была замужем, супруг пил, денег не хватало, а беременность не позволила бы зарабатывать на жизнь.

«Мама тоже не одобряла беременность. Сначала желание родить, потом большие сомнения, что не справлюсь. В общем, спрятала глубоко ответственность и совесть и сделала аборт. Как страус — спрятала голову в песок и как-будто и не было ничего, никого. Сейчас очень сожалею, боль душевная. Осознание, что это не процедура, а ребенок, пришло потом, через несколько лет. И каждый раз больно и горько. Сейчас очень сожалею о своем выборе и осознаю, что это самая большая ошибка в моей жизни. Моя боль», — призналась сайту «Медиазавод» Ольга Котова.

Иногда аборт приходится делать по медицинским показаниям, по совету врачей. Виктория забеременела, когда первому ребенку было 6 месяцев. Муж поддержал решение рожать, девушка встала на учет. Но через три месяца на УЗИ врач сообщил, что у малыша патология, и порекомендовал прервать беременность.

«По медицинским показаниям нужно было тянуть беременность до 6 месяцев и потом прерывать. Сказать, что тяжело жить с ребёночком под сердцем 6 месяцев и понимать, что его не будет, это значит ничего не сказать. Но настал день, этот страшный день. Мне потом сообщили, что это была девочка и совершенно здоровая. Это была трагедия. Нет! Не была, это и сейчас моя трагедия на всю жизнь. Мама была не рядом, она до сих пор ничего не знает. Муж бросил через два года», — сообщила сайту Виктория.

В итоге женщина нашла в себе силы идти дальше после такого удара судьбы. Год назад Виктория снова стала мамой. Ребенок желанный, от второго супруга, который помог пережить трагедию.

Психологическую поддержку женщинам, решившимся на аборт, и осязаемую помощь тем, кто решился рожать, в Челябинске оказывает центр «Берег». С 2012 года туда обратились больше 4 тысяч человек, получившие так необходимые им внимание, продукты, вещи или даже жилье. Представители «Берега» готовы принять каждую маму, оказавшуюся в трудной ситуации.

Добавим, врачи говорят, что сейчас в Челябинской области абортов гораздо меньше, чем даже 10 лет назад. Это связывают с хорошей профилактической работой в больницах и изменением подхода людей к беременности и рождению ребенка.

В области регулярно проходят мероприятия, направленные на повышение профессиональных качеств медперсонала, который работает с беременными. Например, с акушерами-гинекологами занимаются психологи, которые обучают правильным разговорам с беременными женщинами, оказавшимися перед нелегким выбором — делать аборт или оставить ребенка.

Фото: newizv.ru, Анастасия Сушкова, freepik.com, Юлия Куликова

Вторая беременность всегда должна начинаться с планирования, которое, в свою очередь, зависит от того, когда именно пара планирует второго ребенка. Бытует мнение, что если первый ребенок сейчас находится на грудном вскармливании, то до его окончания повторно забеременеть невозможно, но это не так. Действительно, гормоны, которые в большом количестве производит организм кормящей матери, cнижают шансы забеременеть, но не сводят их к нулю. Поэтому, если вы не планируете второго ребенка примерно того же возраста, что и первый, во время секса стоит предохраняться. Идеальная разница в возрасте между детьми, а также оптимальный период отдыха для организма между родами, составляет пару-тройку лет.

Если вы уверены в том, что случайная беременность не грозит, можно переходить к планированию экономическому и социальному. Сюда входит масса моментов: планирование бюджета на второго ребенка, планирование жилплощади и других аспектов. Второй ребенок влияет на финансовое благосостояние, количество свободного времени, карьеру и жизнь родителей в целом даже сильнее, чем первый. Кода все эти факторы будут учтены, можно и нужно задуматься о здоровье.

С чего начать планирование второй беременности в плане здоровья

Со сдачи анализов. Беременность и роды – это всегда очень серьезная нагрузка для организма. И даже в том случае, если в первый раз все прошло без осложнений и эксцессов, не лишним будет сдать анализы перед тем, как планировать вторую беременность. Обязательно следует сделать развернутый анализ крови, общий анализ мочи, электрокардиограмму, а также получить консультацию у гинеколога и других профильных специалистов.

Если же у вас есть хронические проблемы со здоровьем, например, с сердцем, то перед второй беременностью крайне рекомендуется его проверить. В противном случае нагрузка на организм не пройдет даром, а вы будете рисковать и своим здоровьем, и здоровьем будущего ребенка.

Как рожать повторно после кесарева сечения

Если речь шла о естественных родах, то еще несколько лет назад ответ на этот вопрос был один – никак. Кесарево сечение, которое делалось по устаревшей технологии, оставляло грубый шрам на матке, исключающий эту возможность. Современная медицина позволяет сделать кесарево так, что шрам на матке остается совсем небольшой, и естественным способом родить можно.

Конечно, тут еще стоит учитывать, почему именно во время первых родов было сделано кесарево сечение. Если из-за узкого таза, то во второй раз тоже придется прибегнуть к этому методу, а если из-за проблем, возникших в ходе беременности, то вторые роды могут пройти и естественным путем.

Для того, чтобы гинеколог смог правильно оценить шанс естественных родов во второй раз, ему нужно знать, как именно было сделано кесарево сечение, как и чем зашивался рубец, были ли осложнения, сколько крови было потеряно и как проводилось лечение после.

Вторая беременность после кесарева сечения: как вести

Обычно вторая беременность проще первой. Как минимум потому, что женщина уже знает, чего ожидать от организма. Но от непредвиденных ситуаций не застрахован никто, поэтому очень важно соблюдать режим дня, правильно питаться, избегать стрессов. Кроме того, нужно отслеживать состояние рубца на матке.

Повторное кесарево может быть рекомендовано, если:

  1. Плод весит больше 4 кг.
  2. Таз слишком узкий или деформированный.
  3. Замечено поперечное или тазовое предлежание плода.
  4. У матери есть хронические проблемы со здоровьем, например, диабет.
  5. Плод не один.
  6. Рубец на матке поперечный или неполноценный.
  7. Есть проблемы со зрением в виде патологии сетчатки.

Второе кесарево сечение вовсе не означает, что женщина больше не сможет иметь детей. Если все сделано правильно, с использованием современного оборудования и при участии опытных специалистов, то есть шанс и на третьего ребенка.

Фото: David Cheskin/TASS

«Мне хотелось, чтобы меня спасли от моего материнства»

Марина, 24 года, Всеволожск. Была в депрессии три года

У меня двое детей, воспитываю их одна, родители помогают. О ребенке я мечтала очень долго и плакала, когда тесты показывали отрицательный результат. Я жутко завидовала беременным подругам. Ребенок был моей навязчивой идеей. Когда, наконец, я забеременела, то была на седьмом небе от счастья. Мою радость не омрачило даже расставание с отцом ребенка. Ничто не предвещало депрессии. Беременность проходила легко, без токсикозов, угроз выкидыша, отеков и лишнего веса. Это было хорошее время: я бездельничала, занималась спортом, ходила на концерты и в театр.

Где-то на 30-й неделе беременности гормональный фон начал меняться. Сначала у меня появились тревога и страх. Я боялась, что ребенок умрет или я умру, что я не смогу его обеспечить, никогда не встречу достойного мужчину, меня отчислят, мне придется взять академ, я не смогу закончить учебу… Я перестала спать ночами. Решила досрочно сдать сессию, но перенервничала, что не сдам сложный экзамен. Мне и моему врачу привиделась угроза выкидыша, и я легла на сохранение в роддом. Там была гнетущая атмосфера, да еще я сессию не сдала. По ночам я плакала. Мне было страшно, грустно и одиноко.

После выписки меня продолжила мучить тоска и тревога. В день родов я рыдала и рожать пошла совсем не с тем настроем, какой планировала. Мне кажется, в депрессии отчасти виноваты всякие стимуляции и эпидуральная анестезия, потому что нарушается гормональный баланс. У меня все это было. С малышом меня сразу разлучили на сутки, поэтому после родов меня стало мучить чувство вины. Вместо радости у меня были мысли, что все идет неправильно. Я до сих пор испытываю чувство вины перед ребенком.

Когда ему было два месяца, я стала писать подругам, что моя жизнь превратилась в ад. Я все время плакала. Потом у меня начались приступы агрессии: я срывалась на маму. Мне хотелось, чтобы меня спасли от моего материнства и разделили со мной тяготы и трудности. Когда ребенку было пять месяцев, мне было тяжело все: гулять, куда-то ездить, ходить в бассейн. Я не общалась с ребенком, на автомате кормила его грудью, носила в слинге и с ним спала. Никакой эмоциональной близости у нас не было. Я тупо лежала на диване и смотрела сериалы, дав ему грудь. Это было очень удобно: в эти моменты его как бы не было. При этом я постоянно чувствовала себя виноватой, и это усугубляло мое состояние. Через месяц я обратилась к психологу, который сказал, что никакой депрессии у меня нет. Еще через три месяца я начала говорить, что ненавижу своего ребенка, что он сломал мне жизнь. Я швырнула своего девятимесячного сына на диван. Мама, увидев это, ударила меня, а я в ответ ударила ее. В этот момент я поняла, что мне нужна помощь специалиста.

Я нашла другого психолога. Через месяц она сказала, что мне понадобится лекарственная терапия. Я пошла к психотерапевту, который предложил обойтись без таблеток: твоя проблема не медицинская. Я согласилась и еще почти год жила в подвешенном состоянии, мне было то хуже, то лучше. В какой-то момент я влюбилась в лечащего врача, у нас были отношения, хотя он был женат. Так у меня возникло чувство вины не только перед ребенком, но и перед Богом. При этом я радостно ушла в отношения, потому что они очень отвлекали от материнства. Закончилось это попыткой суицида. Я наглоталась таблеток, запила их вином и сутки пролежала без сознания. Очнулась от того, что ребенок бил меня планшетом по голове (мы были одни дома, моя мама уехала в отпуск). В полубессознательном состоянии я позвонила подруге и попросила приехать. Так я оказалась в психоневрологическом диспансере (ПНД).

Отец моего второго ребенка вообще однажды сказал, что вся моя депрессия — промыслы дьявола

Мне назначили лекарственную терапию. Я стала принимать антидепрессанты, транквилизаторы, нейролептики. Стало лучше, появилась эйфория. Я жалела о том, что упустила столько времени из жизни своего ребенка, начались игры и общение. Потом началось привыкание к таблеткам, и я их бросила. Через полгода у меня случилась вторая попытка самоубийства. Меня увезли в больницу. Потом я опять попала в ПНД. Постепенно депрессия сошла на нет и перешла в стабильное унылое состояние подавленности от своего материнства. Я снова пила таблетки.

После расставания с психотерапевтом я встретила другого мужчину. Он был готов помогать с ребенком, поэтому мы очень быстро стали жить вместе и даже поженились. Это были очень токсичные отношения, но я продолжала в них существовать, потому что муж разгружал меня с ребенком. При этом он плохо к нему относился, кричал, бил. Я вышла из декрета на работу. Нейролептики были очень тяжелые, я все время хотела спать, была в полупьяном состоянии и не могла работать, а однажды заснула прямо за столом. Муж потребовал, чтобы я бросила таблетки. На работе требовали то же самое. Я бросила сначала нейролептики, потом транквилизаторы и антидепрессанты, хотя психиатр считал, что мне надо продолжать их пить. Через месяц я узнала, что беременна. Я была в ужасе. Мне казалось, что второй ребенок — путь в ад, самоубийство. Но потом я поняла, что если сейчас не возьму в руки свою жизнь, то никогда уже этого не сделаю. Пить таблетки во время беременности я не могла, а делать аборт не стала. Я не осуждаю женщин, которые делают это вынужденно, но не скрываю раздражения к регулярным абортам из соображений комфорта. Тем не менее думаю, что запрещать аборты нельзя. Брошенные дети, ненужные, дети, страдающие от насилия в семье, — не меньшее зло. Сама бы я аборт не сделала никогда. При всем моем сложном отношении к детям и материнству, это для меня совершенно неприемлемо. В общем, я стала искать альтернативные пути лечения. Массаж помог справиться мне с бессонницей и тревогой. Я уехала жить за город, начала ходить на тренинги для будущих родителей. Я наконец-то нашла своего психолога: она мне действительно очень помогает.

Вторая беременность была очень тяжелой, но депрессии со вторым ребенком у меня не было и нет. Когда я чуть больше устаю, расстраиваюсь, пугаюсь, мне кажется, что вернулась депрессия, хотя на самом деле я просто устала и не выспалась. Я не могу сказать, что сейчас со мной все нормально. Есть легкая депрессия, но с этим можно жить. Без таблеток.

Я постоянно сталкивалась с непониманием. Самый мягкий вариант: ты не чувствуешь того, что ты чувствуешь, тебе просто лень (это я слышала даже от первого психолога). Отец моего второго ребенка вообще однажды сказал, что вся моя депрессия — промыслы дьявола, а пить таблетки — грех, потому что это наркотики. А уж о том, что это просто блажь, говорят постоянно.

«Жизнь из цветной внезапно стала черно-белой, хотя ребенка очень хотела»

Мария, 28 лет, Ижевск, была в депрессии около года

До беременности я вела активный образ жизни: училась в аспирантуре, работала. Я старалась везде успевать. После беременности пришлось немного притормозить, но меня это не особо напрягало. Мне всегда хотелось родить самостоятельно. О том, что это не получится и меня будут кесарить, я узнала за полтора месяца до родов. С этого и началась моя депрессия.

Это наш первый с мужем ребенок, запланированный и желанный. Беременность в целом прошла замечательно. Муж меня очень поддерживал. Еще в начале беременности я сказала ему: если меня накроет послеродовая депрессия, меня не слушай и разруливай ситуацию. Предчувствие было, потому что у меня довольно часто бывают перепады настроения, а иногда я зацикливаюсь на неприятных ситуациях и рефлексирую. Потом, когда я находилась в депрессии, я почему-то этого не осознавала. Как будто так и должно быть.

Мне сделали кесарево. Больше 12 часов я не видела ребенка. Организм, видимо, решил, что беременность прервалась: ребенка нет, значит, произошло что-то страшное. На третий день после родов меня как будто по голове ударили. Жизнь из цветной внезапно стала черно-белой. Все краски исчезли. Меня перестало что-либо радовать, хотя ребенка очень хотела. Первые месяца три я механически ухаживала за ним. Ощущения, что ребенок чужой, не было, но и какой-то любви — тоже. Я понимала, что это мой ребенок и мне надо за ним ухаживать, когда-то приласкать, когда-то обнять. Я это делала автоматически. Какие-то его достижения меня не радовали.

Несколько раз у меня были суицидальные мысли. Было ощущение, что, если бы я умерла, хуже никому бы не стало

Первый месяц после родов мы по настоянию моих родителей жили у них дома. При них даже нельзя было показывать, что мне грустно или я устала, потому что сразу же следовала фраза: «Да как ты вообще можешь так говорить! Вот некоторые женщины родить не могут, а у тебя такой замечательный ребенок! Ты еще и выпендриваешься». Мама меня, конечно, любит, но любит своеобразно. Мне кажется, для ее поколения характерна ориентация на ударный труд, на пользу обществу и на то, что подумают люди.

Из всех родственников лучше всего меня понимал и поддерживал муж. В первые четыре месяца после родов я ничего не могла делать по дому. У меня были проблемы с грудным кормлением, я все время лежала на диване, положив ребенка на грудь. Муж возвращался с работы, покупал продукты, готовил, убирался и ни разу меня не упрекнул. Я очень ему благодарна. Конечно, у меня случались моменты просветления, но это было нечасто. Муж всегда давал мне выплакаться. Вечером ребенка укладывали, а потом я ему в плечо утыкалась и ревела, что жизнь бессмысленна и я так больше не могу. Муж меня успокаивал. Без него я бы из этого состояния не вышла.

У подруг детей не было, поэтому разговаривать на эту тему с ними я не пыталась. Я общалась в интернете, читала статьи о послеродовой депрессии и усталости и о том, что это случается со многими.

Несколько раз у меня были суицидальные мысли. Было ощущение, что, если бы я умерла, хуже никому бы не стало. Один раз я стояла возле окна и подумала, что вот выпрыгнуть — и все это закончится. Но потом сразу же: я выпрыгну, а ребенок останется один дома, муж придет с работы только поздно вечером — мало ли, что случится!

Сильные чувства, любовь к ребенку появились после восьми месяцев. Вину чувствую до сих пор. Первые полгода жизни ребенка для меня выпали, я практически ничего не помню. Если бы у меня не было фотографий, я бы не вспомнила, каким мой ребенок был через месяц или два после рождения. Я чувствую себя виноватой за то, что не смогла дать ему любовь в первые месяцы жизни, «доносить», как говорят психологи.

Я переписываюсь иногда с медсестрой из Нидерландов, которая ухаживает за новорожденными. У них отношение к послеродовой депрессии совсем другое. Когда я ей рассказала, она была в ужасе: «Как?! И никто из врачей тебе не помог?! И тебя не отправили на курсы?!» Странно было объяснять человеку, что в нашем обществе депрессия вообще считается не болезнью.

Сейчас я в декрете, подрабатываю на фрилансе, занимаюсь рукоделием. Планирую дописать кандидатскую. Я хочу еще одного ребенка. Уже буду знать, к чему готовиться, и, если снова почувствую такие симптомы, обращусь к специалисту.

Вообще, я считаю, что у женщины должно быть право на аборт. Ситуации бывают разные, а даже перевязка маточных труб не дает стопроцентной гарантии отсутствия нежелательной беременности. Мне бы не хотелось прибегать к прерыванию беременности, но зарекаться я не могу, поскольку, опять же, ситуации бывают разные.

«Ребенок теперь не в животе — от него не отвяжешься»

Елена, 23 года, Барнаул, в депрессии семь месяцев

Я в депрессии с момента родов и не вышла из нее до сих пор. Муж очень хотел ребенка, я — нет, вообще. С тех пор как я узнала о своей беременности, это чувство только усиливалось. Наверное, поэтому адаптироваться после родов было сложно. Когда я приехала из роддома, постоянно думала, что этот ребенок ненужный, он теперь не в животе и от него не отвяжешься. Я виню себя за эти мысли. У нас с мамой были хорошие отношения. Любовь и заботу я чувствовала постоянно. Моих родителей нет в живых, а родители мужа приходят раз в неделю посмотреть-полюбоваться малышом, но не помогают.

До родов я занималась переговорами с заказчиками — это довольно активная работа. Но у меня злость не потому, что эту часть жизни у меня отняли, а потому, что я не могу вволю поспать, заниматься своими делами. Ребенок посягнул на мое личное пространство. Сейчас весь мой мир раскрашен черным. У меня нет никакого желания что-то делать, и смысла в своих действиях я не нахожу. Меня больше не радует то, что радовало раньше. Муж и ребенок меня раздражают. Причем на ребенка даже злость бывает, плохо контролируемая. Иногда мне хочется его ударить. Я не могу сказать, люблю ли я его или нет. Все как-то неоднозначно. Бывает, что не люблю, но моментами вспыхивает «люблю!». Когда ребенку было два месяца, я пошла к психотерапевту. Он сказал: «Ты кормишь грудью, я ничего не могу тебе прописать». А муж считает, что переводить ребенка на смеси, во-первых, вредно для здоровья, а во-вторых, слишком дорого. Врач отправил меня на курсы, но ходить я на них не стала — не понравился психолог. Я думаю снова пойти к психотерапевту, когда перестану кормить грудью. Про группы поддержки в городе я не слышала. У нас лечат психокоррекцией: это разговоры с психологом и таблетки.

Если снова забеременею, пойду на аборт, не раздумывая

Иногда я думаю о смерти. Несколько раз уже была и петля готова, но что-то в последний момент останавливало — наверное, моя нерешительность.

Муж с пониманием относится к моей депрессии. Поддерживает, старается облегчить мое состояние. На форумах в интернете я свою ситуацию не обсуждаю. Пыталась как-то, но там мне сказали, что я все придумала и депрессия — не болезнь. Только одна девушка сказала что-то ободряющее, а остальные 20 на меня накинулись: «Лучше ребенком займись». А заниматься ребенком у меня просто нет желания.

Сейчас я в декрете. Хочу отдать малыша в ясли и выйти на работу. Муж со скрипом, но идею поддерживает. Будем думать, как это лучше организовать.

Я никогда не делала аборт, но если снова забеременею, сделаю, не раздумывая.

«Любовь к ребенку появилась, когда он начал разговаривать со мной, то есть когда на человека стал похож»

Екатерина, 24 года, Москва, была в депрессии три месяца

Я родила на четвертом курсе. Мы с мужем очень хотели ребенка. Я советовалась с мамой перед тем, как забеременеть. Она говорила: «Детишки — это счастье! Я с тобой отдыхала». Но у меня получилось не так.

Сначала все было хорошо. Беременность протекала легко. Ближе к родам у меня начались панические атаки, я не могла спать, мне все время казалось, что меня выгонят из университета — я не брала академ. Хотя все были настроены ко мне доброжелательно, мне казалось, что кругом враги.

Рожала я вместе с мужем, все прошло без проблем. Из роддома поехали к моей маме, чтобы она нам помогала. Но она много работала, ей было не до нас. Так что через месяц мы уехали обратно в общежитие. Там жили семейные пары, в общем, условия вполне комфортные. Но как было учиться, когда ребенок не отлипал от меня ни на секунду и спал только на мне? Попытки сбагрить его маме или мужу были бесполезны. Я готовилась к экзаменам с ним под мышкой. Сессию сдала. Детки до трех месяцев спят много, можно было найти время. Потом надо было писать диплом. Но ребенок подрос и уже просыпался ночью, так что я даже ночью не могла учиться. Укладывание спать занимало от часа и больше. Я сижу с ребенком все это время в темной комнате, то грудь дам, то покачаю. Кладу в кроватку — начинает орать. И так по 50 раз: положила-взяла. Ребенок засыпает. Знаю, что проспит максимум час. За это время мне надо помыться-поесть-заняться дипломом. Через 20 минут он просыпается. И в этот момент мне хочется его убить. Слабо помню тот период: я плохо соображала и делала все на автомате. После защиты меня накрыло. Ребенку был уже год, с ним стало ощутимо легче. Муж помогал. Но я была в каком-то анабиозе: лежала и смотрела в потолок. До антидепрессантов дело не дошло. В тот момент, когда я думала, что надо идти к психиатру, меня отпускало.

У нас с мужем была мечта родить минимум троих. Хочется, конечно, еще, но, когда вспоминаю всю ту жесть, становится страшно

После окончания университета я еще год сидела с ребенком и только недавно вышла на работу. Я работаю два-три дня в неделю на полставки. С ребенком в это время сидит мама. Она, по-моему, до сих пор не может избавиться от иллюзии, что все дети — сплошное мимими. Когда я говорила, что хочу сдохнуть и ненавижу все это, она отвечала, что вот у нее такого не было. Маме вроде как и жалко меня было, но она меня не понимала и не понимает: когда сидишь с ребенком два дня в неделю — это одно, когда круглосуточно — совсем другое.

Любовь к ребенку появилась, когда он начал разговаривать, мимику копировать, то есть когда он стал похож на человека. Говорят, что ребенок чувствует, когда его не любят. По-моему, если говорить о совсем маленьких детях, это хрень.

У нас с мужем была мечта родить минимум троих. Мы были такими юными романтичными идиотами. Грустно отказываться от мечты. Но все забывается, и дети — они же милые. Хочется, конечно, еще, но когда вспоминаю всю ту жесть, становится страшно. Я решила, что если будет второй, надо сразу брать няню и отдыхать хоть в какие-то дни. К абортам я отношусь плохо, сама никогда бы не сделала. Я за запрет или хотя бы за отказ от финансирования абортов по ОМС.

«Муж катил коляску, я шла за ним и рыдала от безысходности»

Татьяна, 26 лет, Симферополь, была в депрессии восемь месяцев

Моя мама прошла через послеродовую депрессию. После родов мама, по словам бабушки, резко начала меняться: она уходила в себя, была тревожной и не могла за мной смотреть. Меня растила бабушка, а мама с каждым днем отдалялась. Когда я стала чуть старше, мама пошла к врачу, который прописал ей психотропные препараты. Мама подсела на них — сейчас у нее II группа инвалидности.

Мой ребенок был очень желанный. Мы с мужем очень ждали его, готовились к беременности. Роды прошли идеально. Когда я впервые посмотрела на сына, подумала, какой же у него некрасивый нос, и почувствовала неприязнь. Я не понимала, почему должна следить и ухаживать за ним, не хотела к нему подходить. Мне хотелось плакать. Я вроде бы должна была чувствовать радость, но ощущала горе. Когда сыночку был месяц, муж катил коляску, а я шла за ним и рыдала от безысходности. У ребенка были сильные колики и атопический дерматит, он постоянно плакал. Это усугубляло ситуацию. Один раз мне хотелось избить мужа, хотя я очень мирная и мухи не обижу.

Все заботились обо мне беременной, а когда появился ребенок, все исчезли. Никого не интересовали мои чувства

Я читала, что в Японии в первый месяц после родов ребенком занимаются родственники, а мама лежит и за ней ухаживают. Это очень правильно. Все заботились обо мне беременной, а когда появился ребенок, все исчезли. В крайнем случае спрашивали, как дела у сына. Никого не интересовали мои чувства. Свекровь говорила: «Я вырастила двоих детей, у меня даже стиральной машинки не было! Ты обязана вырастить! Тебя теперь нет».

Муж взял отпуск и первый месяц помогал мне, сидел с ребенком, гулял. Теперь я понимаю, что мне от него нужна была другая помощь — сочувствие. Меня надо было обнять и сказать: «Ты такая молодец! Я вижу, как тебе плохо». Я понимала, что со мной что-то не так. Я поговорила с мужем, и мы за плату попросили мою подругу готовить и убирать в доме, потому что я была физически истощена. Это меня разгрузило, и я начала приходить в себя.

Депрессия обостряет страхи. У меня есть знакомые, которые, вспоминая то ужасное время послеродовой депрессии, больше не хотят детей. Из-за этой депрессии рушатся семьи. Без поддержки из этой ситуации выйти сложно. Психотерапия очень важна. Моя мама в нужный момент не получила ее.

Дети — большое счастье! Сейчас я чувствую абсолютную любовь к своему ребенку. Столько узнаю о нем каждый день, наблюдаю, как проявляется характер. Думаю о том, чтобы родить второго.

Я считаю, что с момента зачатия ребенок — это не клетка, а человек, поэтому я против абортов. Понимаю, что бывают патологии, угроза жизни матери. Тогда семья сама решает, нужен аборт или нет. Если просто запретить аборты, начнутся подпольные — это не выход. Лучше родить и отдать ребенка бездетной паре, а не губить жизнь.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх