Заболевания полученные при исполнении служебных обязанностей

МОСКВА, 6 июн — РАПСИ, Никита Ширяев. Врачебная комиссия выносит заключение о наличии военной травмы, если установит, что увечье было получено при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей), говорится в решении Верховного суда (ВС) РФ.

В среду ВС отказал в удовлетворении административного искового заявления о признании частично недействующим абзаца 1 подпункта «а» пункта 94 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением правительства РФ от 04 июля 2013 года N 565.

Психическая травма

В суд с административным иском обратился Яшар Магеррамов. В тексте заявления он указал, что оспариваемый пункт лишает его возможности подтвердить причинную связь психического заболевания с исполнением служебных обязанностей, а также противоречит положениям федеральных законов «О службе в органах внутренних дел» и «О полиции».

«Приведенная в Положении формулировка «военная травма» устанавливает причинную связь только с полученными при исполнении служебных обязанностей увечьями — ранениями, травмами и контузиями, в то время как граждане, получившие заболевания в связи с выполнением служебных обязанностей лишены права на возмещение вреда, причиненного их здоровью», — говорится в тексте документа.

Как указывает заявитель, он был уволен со службы в полиции на основании заключения служебной проверки. Увольнение причинило ему тяжкие моральные страдания, перетекающие в депрессию и психическое заболевание.

Заключением военно-врачебной комиссии по Самарской области Магеррамов признан негодным к службе в органах внутренних дел, а его заболевание было определено как «полученное в период военной службы, но не связанной с исполнением служебных обязанностей».

Истец ссылается на то, что материалами уголовного дела, возбужденного по факту причинения тяжкого вреда его здоровью, была установлена причинная связь полученного им психического заболевания с заключением служебной проверки. Однако комиссия отказалась пересмотреть ранее вынесенное заключение, ссылаясь на оспариваемую норму, согласно которой военная травма устанавливается только при наличии увечий, приобретенных в период выполнения служебных обязанностей.

Особые условия приобретения заболевания

Представители административного ответчика в лице Министерства внутренних дел (МВД) РФ просили в удовлетворении административного иска отказать, поскольку истцом не доказано противоречие оспариваемого положения нормативным актам, имеющим большую юридическую силу.

Возражая против удовлетворения заявленных требований, представитель МВД Юлия Песковая отметила, что ссылка истца на материалы уголовного дела, свидетельствующие о наличии причинной связи его заболевания с исполнением служебных обязанностей, не может служить надлежащим доводом. «Определение причинной связи отнесено исключительно к компетенции Военно-врачебной комиссии», — подчеркнула Песковая.

По ее словам, причиной увольнения Магеррамова со службы явилось совершение им проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, а уголовное дело, по которому он был признан потерпевшим, было прекращено по нереабилитирующим основаниям в 2016 году.

Представитель МВД уточнила, что в соответствии с оспариваемым Положением заключение о заболевании с формулировкой «военная травма» выносится только в определенных случаях. Например, когда заболевание возникло у освидетельствуемого в период проведения контртеррористических операций, выполнения задач в условиях чрезвычайного положения или при вооруженных конфликтах.

«Включение заболеваний в оспариваемый пункт ставило бы в неравные условия сотрудников, получивших заболевания при особых обстоятельствах и имеющих право на получение дополнительных льгот», — добавила Песковая.

О выплатах в целях возмещения вреда, причиненного в связи с выполнением служебных обязанностей

В соответствии с частью 5 статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции» (далее – Закон о полиции) при получении сотрудником полиции в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции, ему выплачивается единовременное пособие в размере двух миллионов рублей.

Согласно части 6 статьи 43 Закона о полиции при установлении гражданину Российской Федерации, уволенному со службы в полиции, инвалидности вследствие военной травмы, полученной в связи с выполнением своих служебных обязанностей исключившей возможность дальнейшего прохождения службы в полиции, ему в порядке, который определяется федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел, выплачивается ежемесячная денежная компенсация с последующим взысканием выплаченных сумм указанной компенсации с виновных лиц в порядке. Размер ежемесячной денежной компенсации исчисляется исходя из размера оклада месячного денежного содержания и размера ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет), принимаемых для исчисления пенсий с применением следующих коэффициентов: 1) в отношении инвалида I группы — 1; 2) в отношении инвалида II группы — 0,5; 3) в отношении инвалида III группы — 0,3.

Действие положений указанных норм также распространяется на сотрудников органов внутренних дел, не являющихся сотрудниками полиции (часть 2 статьи 56 Закона о полиции).

Таким образом, действующим законодательством выплата единовременного пособия и ежемесячная денежная компенсация при увольнении предусмотрена для сотрудников органов внутренних дел только в случае получения сотрудником в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы.

Приказом МВД России от 18.06.2012 № 590 утверждена Инструкции о порядке осуществления выплат в целях возмещения вреда, причиненного в связи с выполнением служебных обязанностей, сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации или их близким родственникам (далее – Инструкция), пунктом 23 которой установлено, что для решения вопроса о назначении и выплате ежемесячной денежной компенсации кадровым подразделением в комиссию представляются ряд документов, среди которых, согласно пункту «г» — копия заключения ЦВВК (ВВК) о категории годности к службе в органах внутренних дел Российской Федерации сотрудника, получившего увечье или иное повреждение здоровья в связи с выполнением служебных обязанностей, приведшее к расторжению контракта и увольнению сотрудника, с указанием причинной связи увечья или иного повреждения здоровья в формулировке «военная травма».

Пунктом 2 Определения Конституционного Суда РФ от 27.06.2017 N 1239-О указано, что установление законодателем в частях 5 и 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции» права на выплату единовременного пособия и ежемесячной денежной компенсации относится к формам реализации обязанности государства по возмещению указанной категории граждан вреда, причиненного их здоровью в связи с исполнением служебных обязанностей (аналогичные выводы в Определении Конституционного Суда РФ от 27.06.2017 N 1238-О).

Данные законоположения, являясь элементами особого публично-правового механизма возмещения вреда пострадавшим сотрудникам органов внутренних дел, закрепляют дополнительные социальные гарантии, предоставляемые в случае невозможности продолжения службы в связи с получением увечья или иного повреждения здоровья при осуществлении служебной деятельности, и в системе действующего правового регулирования направлены на защиту интересов сотрудников органов внутренних дел, в равной мере распространяются на всех лиц, относящихся к названной категории, и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, уволенного со службы в органах внутренних дел в связи с болезнью — на основании заключения военно-врачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел вследствие заболевания, полученного в период прохождения службы.

Правовые позиции, изложенные Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 20 июля 2011 г. N 21-П и от 1 марта 2017 г. N3-П, сформулированы применительно к случаям выплаты единовременного пособия сотрудникам органов внутренних дел, в том числе сотрудникам полиции (милиции), получившим увечье или иное повреждение здоровья в связи с выполнением служебных обязанностей и вследствие этого уволенным со службы по состоянию здоровья на основании заключения военно-врачебной комиссии об ограниченной годности к службе в органах внутренних дел и о невозможности выполнять служебные обязанности в соответствии с замещаемой должностью при отсутствии возможности перемещения по службе,не носят универсального характера и не могут быть применены к случаю, когда указанные лица увольняются со службы в органах внутренних дел в связи с болезнью — на основании заключения военно-врачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел вследствие заболевания, полученного в период прохождения службы.

Выплата единовременного пособия и ежемесячной денежной компенсации не производится:

если в заключении военно – врачебной комиссии указано, что сотрудник «Д – не годен» или «В- ограниченно годен к службе» вследствие «заболевания, полученного в период прохождения службы»;

если в заключении военно – врачебной комиссии указано, что сотрудник не годен к службе вследствие «заболевания, полученного в период прохождения службы» (категория годности – «Д»), и ограниченно годен к службе по «военной травме» (категория годности «В»- «Б») или годен к службе (категория годности – «А»)при увольнении по пункте 1 части 3 статьи 82 Закона о службе «в связи с болезнью»);

если в заключении военно – врачебной комиссии указано, что сотрудник проходил службу на должности, отнесенной ко 2 группе предназначения, и признан ограниченно годным к службе вследствие «заболевания, полученного в период прохождения службы», в связи с этим ему установлена, например, степень ограничения «3», а вследствие «военной травмы» — степень ограничения «2», таким образом, сотрудник вследствие военной травмы годен проходить службу в занимаемой им должности, а вследствие «заболевания, полученного в период прохождения службы» — не может исполнить обязанности по занимаемой должности;

сотрудник, признанный военно – врачебной комиссией «категория годности «В» — ограниченно годным к службе» вследствие «военной травмы», отказался от перевода на предложенную вакантную должность, подходящую ему по состоянию здоровья, то он не вправе претендовать на единовременное пособие, поскольку возможность дальнейшего прохождения службы для него сохранилась (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 01 марта 2017 г. № 3-П);

травма получена при прохождении службы в Вооруженных Силах Российской Федерации;

сотрудник уволен из органов внутренних дел до 18.04.1991, то есть до вступления в силу Закона Российской Федерации от 18.04.1991 № 1026-1 «О милиции»;

бывшим сотрудникам уголовно – исполнительной системы и государственной противопожарной службы; сотрудникам, получившим «военную травму» в период прохождения службы в органах внутренних дел других государств (по материалам разработанных Департаментом государственной службы и кадров Методических рекомендаций по организации работы постоянно действующих комиссий органов, организаций и подразделений МВД России по вопросам выплат пособий, денежных компенсаций и сумм в возмещение причиненного имуществу вреда от 01.08.2017).

Таким образом, с учетом результатов рассмотрения судебных споров, по искам бывших сотрудников, основанных на ошибочном истолковании указанных правовых актов, по складывающейся правоприменительной практике, следует, что право на получение выплаты единовременного пособия и ежемесячной денежной компенсации в установленном порядке возникает у лиц, прекративших службу в полиции, в связи с военной травмой в виде увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1 Абдурахманов Ю.Х, Попович В.К., Добровольский С.Р. Хирургия // Медицина. — 2010. — № 7. — С. 32-36.

2 Алекберзаде А. А., Калюжная Е.Н. и др. Хирургия // Медицина. — 2009. — № 11. — С. 70-73.

3 Егиев В.Н., Титова Г.П. и др. Хирургия // Медицина. — 2006. — № 7. — С. 37-41.

4 Егиев В.Н., Чижов Д.В. Хирургия // Медицина. — 2003. — № 4. — С. 23.

5 Загиров У.З., Салихов М.А., Исаев У.М. Хирургия // Медицина. — 2008. — № 7. — С. 41-42.

6 Макаров А.В. Сб. Симпозиум «Актуальные вопросы Ирниологии». — М., 2001. — С. 72-73.

7 Цуканов Ю.Т., Цуканов А.Ю. Хирургия // Медицина. — 2003. — № 11. — С. 11-17.

8 Kramer K.L., Maisto S.A.et al. Y. Gen. Ymtern. Med. — 2002. — № 17. — Р. 11-16.

Статья принята в печать 3 марта 2015 г.

Рецензент Столяров С.А., доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой хирургических болезней НОУ ВПО «Медицинский институт «РЕАВИЗ».

УДК 616

© 2015 В.С. Попов

ПОСЛЕДСТВИЯ ОГНЕСТРЕЛЬНЫХ РАНЕНИЙ ЧЕРЕПА В ОТДАЛЕННОМ ПЕРИОДЕ, ПОЛУЧЕННЫХ ПРИ ВЕДЕНИИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ В АФГАНИСТАНЕ

В статье приведен анализ последствий огнестрельных ранений черепа в отдаленном периоде, полученных при ведении боевых действий в Афганистане.

Ключевые слова: огнестрельное ранение черепа; боевые действия.

Введение. Известно, что медико-географические условия Афганистана отличаются выраженной суровостью и отрицательно влияли на состояние военнослужащих, выполняющих интернациональный долг, связанный с ведением боевых действий.

Резкие перепады температуры воздуха в горах, значительные физические нагрузки отрицательно действовали на течение раневого процесса — отмечалось неблагоприятное течение ранений, удлинялись сроки заживления ран, увеличивался процент раневых инфекционных осложнений, а при выраженной кровопотере значительно чаще возникало шоковое состояние. Этому способствовало неблагоприятное фоновое состояние военнослужащих, связанное с развитием признаков гиповолемии, сдвигов показателей системы иммунитета и факторов неспецифической защиты организма.

Под влиянием жары возникала гипертермия, тахикардия, обезвоживание организма с потерей веса. В горах возникала опасность развитии острой горной болезни, гипоксия и гипок-семия с развитием отека мозга и острой дыхательной недостаточности. К тому же ведение интенсивных боевых действий в условиях высокогорья сопровождалось высокой нервно-психической напряженностью, требовало мобилизации резервных возможностей организма, утяжеляло течение ранений черепа и влияло на исходы лечения.

В течение огнестрельных черепно-мозговых ранений различают 5 периодов — начальный (до 3 суток), период ранних реакций и осложнений — (от 3 суток до 3 недель), период ликвидации ранних осложнений — (от 3 недель до 3 месяцев), период поздних осложнений -(до 2-3 лет) и период отдаленных последствий.

Изучение отдаленных результатов лечения раненных в череп имеет большое значение, поскольку позволяет оценить состояние их здоровья, выяснить возможность возникновения тех или иных осложнений, а также дать оценку окончательным исходам ранений через несколько лет после травмы.

В отдаленном периоде после ранения черепа в основном наблюдаются два вида исходов. Первый — стабилизация состояния раненых, когда либо наступает полное выздоровление, либо сохраняются стойкие нарушения церебральных функций. Второй связан с появлением тех или иных внутричерепных осложнений в цепи последовательно развивающихся морфо-функциональных изменений в мозге и организме в целом.

Так, по опыту Великой Отечественной войны при 7 летнем наблюдении за ранеными, получившими огнестрельные повреждения черепа и головного мозга, было установлено, что живы 95,8 %, из них ограниченно трудоспособны 55,9 %, выздоровели 39,9 %.

Материал и методы исследования. Мы имеем опыт лечения 450 раненных в череп при ведении боевых действий в Афганистане. Из них у 111 пострадавших выборочно изучили отдаленные результаты лечения (катамнез) на протяжении 10 лет после ранения. Исследование проводили с использованием информационных карт, составленных на основании разработки анкет, присланных больными, а также данных свидетельств военно-врачебных комиссий, заключений врачебно-трудовых экспертиз и сообщений родственников. По характеру ранений все 111 пострадавших оказались репрезентативными по отношению ко всем раненным в череп.

Возраст раненных в череп составлял: 20-25 лет — 45 (40,5 %), 26-30 — 59 (53,2 %), 31-35 -5 (4,5 %), 41-45 лет — 2 (1,8 %).

Длительность наблюдения за ранеными: 1-3 года — 5 (4,5 %), 4-6 — 71 (63,9 %), 7-9 -29 (26,1 %), 10 лет — 6 (5,5 %).

Из поздних осложнений следует отметить возникновение абсцесса мозга у одного (0,9 %) пострадавшего через год после получения проникающего ранения черепа.

При изучении отдаленных результатов лечения ранений черепа и головного мозга определение трудоспособности и степени ее потери является заключительным звеном — суммарной оценкой повреждения мозга и эффективности проведенного лечения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Конечная цель этапного специализированного лечения раненных в череп, учитывая работоспособный возраст, — возвращение как можно большего числа их к активному труду. Важным было оценить трудоспособность этого контингента через несколько лет после ранения и определить изменение ее по времени. Для этого был принят объективный критерий определения состояния здоровья раненного в череп — заключение врачебно-трудовой экспертизы.

Сравнительный анализ показал, что при боевых поражениях черепа современными ранящими снарядами вследствие тяжести ранения по сравнению с поражениями в Великой Отечественной войне отмечалось увеличение числа лиц как с проникающими, так и с непроникающими ранениями черепа, имеющих ограничение трудоспособности.

Ограниченную трудоспособность (инвалидность) имели 98 (88,3 %) пострадавших, находящихся под наблюдением на протяжении 10 лет. В последующем она не изменялась у 82 (73,9 %), у 29 (26,1 %) изменялась. Обращает внимание тот факт, что почти у половины пострадавших — 53(47,7 %) была ограничена трудоспособность (инвалидность) пожизненно, что свидетельствует о тяжести поражения мозга современными боевыми ранящими снарядами (ударно-взрывное действие).

Несмотря на то, что значительная часть раненых в отдаленном периоде находилась в хорошем и удовлетворительном состоянии, все же отмечается большой процент лиц, не работающих вследствие потери трудоспособности — все они из числа пострадавших с проникающими ранениями черепа и головного мозга (36-32,4 %). Более чем у половины раненых (64-57,7 %) была сохранена трудоспособность, некоторые (5-4 %) продолжали службу в армии, а 4 (3,6 %) учились. Изменили специальность 81 (73 %) раненый, у 62 (76,5 %) из них это было связано напрямую с последствиями ранения черепа и головного мозга.

Анализ наблюдений в периоде отдаленных последствий показал, что совершенно здоровы только 15 (13,5 %) раненых, большинство (50-45,0) нуждались в амбулаторном лечении. Лечились они, как правило, не систематически, а лишь во время обострения заболевания (89-80,2 %). Следует отметить низкий процент лечившихся в условиях санатория (6-5,4 %).

Более половины раненых (63-56,8 %) не нуждались в хирургическом лечении; 48 (43,2 %) пострадавшим проведены от одного до трех оперативных вмешательств, большую часть которых (27-56,2 %) составили операции по замещению дефектов черепа. У 5 (4,5 %) раненых трансплантат был удален из-за его отторжения.

По сравнению с данными опыта Великой Отечественной войны увеличился удельный вес пострадавших с ограниченной трудоспособностью у лиц с проникающими и непроникающими ранениями черепа. Наряду с астено-невротическим синдромом это свидетельствует о силе воздействия современных ранящих снарядов, приводящих как к диффузному поражению всего мозга, так и формированию очагов его разрушения. При этом разница в длительности наблюдения в наших исследованиях (10 лет) и по материалам ВОВ (7 лет) не имеет особого значения, поскольку трудоспособность существенно изменяется в первые годы после ранения и половина раненых (53-47,7%) имела пожизненное ее ограничение.

Заключение. Таким образом, наряду с хорошими результатами лечения основной части раненых, свидетельствующими об эффективности оказания медицинской помощи на этапах эвакуации в сложных географических условиях Афганистана, многие из них вследствие осо-

бенностей воздействия современных ранящих снарядов и тяжести ранения имели ограничение трудоспособности и нуждались в амбулаторном и санаторно-курортном лечении.

Анализ анкет лиц, перенесших огнестрельные ранения черепа, свидетельствует о том, что наряду с органическими изменениями имелись и функциональные, приводящие к ограничению трудоспособности. В целях улучшения функциональных результатов лечения необходимо в раннем периоде после травмы шире использовать доступные методы медицинской реабилитации и восстановительного лечения.

Именно с этой целью в период афганских событий как в 40-й армии, так и в пределах Краснознаменного Туркестанского военного Округа для лечения раненых были созданы Центры медицинской реабилитации. В последующем значительная часть пораженных в череп получала восстановительное лечение в госпиталях для лечения ветеранов войн по месту жительства, а также в военных санаториях, в том числе в Центральных санаториях МО СССР и РФ.

Статья принята в печать 15 марта 2015 г.

Рецензент Столяров С.А., доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой хирургических болезней НОУ ВПО «Медицинский институт «РЕАВИЗ».

УДК 616.7

© 2015 В.В. Аршин, А.В. Чебыкин

СКОЛИОЗ, ПРИЧИНЫ И МЕХАНИЗМ РАЗВИТИЯ, НОВЫЙ МЕТОД КОРРЕКЦИИ

В статье приведены некоторые итоги 25-летнего опыта наблюдений, обследований и лечения сколиоза, новый метод коррекции, разработанный на основании сложившейся стройной картины возникновения и развития сколиоза; метод апробирован, результаты удовлетворительные.

Ключевые слова: сколиоз; методы коррекции; механизм развития сколиоза.

Условия или, другим словом, фон для развития сколиоза определяется особенностями организма, возникающими в определённый период возрастного развития, характеризующимся интенсивным ростом с быстрой перестройкой структур опорно-двигательного аппарата -костной ткани, связок, мышц и нервной ткани, сопровождающимися повышенной пластичностью вышеназванных, структур опоры и движения . Первый такой период наблюдается в детском возрасте (в 5-7 лет), второй и более выраженный — в раннем подростковом возрасте (10-14 лет). В подростковом возрасте накладываются другие факторы — бурная перестройка всех систем вследствие полового созревания. Ещё фактор, вплетающийся в условия развития сколиоза, врождённая особенность , повышенная пластичность связок, их податливость и растяжимость, часто встречающаяся у девочек, оцениваемая, как благо для спорта, циркового и сценического искусства и развиваемая тренерами для достижения результатов.

О неблагополучии с соединительной тканью, в некоторых случаях, свидетельствует развивающееся плоскостопие, деформация грудины, хруст в суставах и позвоночнике, синдромы (Морфана).

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 сентября 2016 г. N 26-КГ16-9

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Кириллова В.С. и Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 сентября 2016 года гражданское дело по иску Газдиева М.Б. к федеральному казенному учреждению здравоохранения «Медико-санитарная часть Министерства внутренних дел Российской Федерации по Республике Ингушетия» о признании незаконными действий военно-врачебной комиссии

по кассационной жалобе представителя федерального казенного учреждения здравоохранения «Медико-санитарная часть Министерства внутренних дел Российской Федерации по Республике Ингушетия» Тумгоева М.Д. на решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 27 июля 2015 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 10 ноября 2015 года, которыми исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кириллова В.С., выслушав объяснения представителей федерального казенного учреждения здравоохранения «Медико-санитарная часть Министерства внутренних дел по Республике Ингушетия» Коригова М.А. и Марьяна Г.В., представляющего также Министерство внутренних дел по Республике Ингушетия, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей обжалуемые судебные постановления подлежащими отмене,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Газдиев М.Б. обратился в суд с иском к федеральному казенному учреждению здравоохранения «Медико-санитарная часть Министерства внутренних дел Российской Федерации по Республике Ингушетия» (далее — ФКУЗ «МСЧ МВД России по Республике Ингушетия») о признании незаконными действий военно-врачебной комиссии.

В обоснование исковых требований Газдиев М.Б. ссылался на то, что с декабря 1994 года он проходил службу на различных должностях в Государственной противопожарной службе, которая до 2002 года входила в состав МВД России по Республике Ингушетия, с февраля 2002 года входит в структуру Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Республике Ингушетия (далее — ГУ МЧС России по Республике Ингушетия).

С июля 2013 года по 27 апреля 2015 года Газдиев М.Б. состоял в должности заместителя начальника ГУ МЧС России по Республике Ингушетия. В 2015 году он был направлен на освидетельствование в военно-врачебную комиссию ФКУЗ «МСЧ МВД России по Республике Ингушетия» (далее — также военно-врачебная комиссия). 10 марта 2015 года военно-врачебной комиссией Газдиеву М.Б. было выдано свидетельство о болезни N 201, согласно которому он признан ограниченно годным к военной службе вследствие заболевания, полученного в период военной службы.

Приказом начальника ГУ МЧС России по Республике Ингушетия от 27 апреля 2015 года Газдиев М.Б. уволен с занимаемой должности по пункту «з» части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года N 4202-I (по ограниченному состоянию здоровья).

По мнению Газдиева М.Б., поскольку заключением служебной проверки от 17 апреля 2015 года установлено, что заболевание «сахарный диабет 2 типа», выявленное 17 января 1999 года, получено им при исполнении служебных обязанностей и непосредственном участии в выполнении служебных задач по защите конституционных прав граждан в условиях вооруженного конфликта, а прохождение службы в условиях вооруженного конфликта подтверждено приказом начальника ГУ МЧС России по Республике Ингушетия от 4 марта 2015 года о зачете в выслугу лет для назначения пенсии периода службы с 1 июня 1995 года по 31 декабря 2001 года в льготном исчислении из расчета один месяц службы за три месяца, то в свидетельстве о болезни вместо формулировки «заболевание получено в период прохождения военной службы» должна быть указана формулировка «военная травма».

17 мая 2015 года Газдиев М.Б. обратился к председателю военно-врачебной комиссии с заявлением об изменении формулировки причины заболевания на «военную травму». В письме врио начальника ФКУЗ «МСЧ МВД России по Республике Ингушетия» от 27 мая 2015 года Газдиеву М.Б. было сообщено, что при несогласии с вынесенным заключением военно-врачебной комиссии он вправе его обжаловать в вышестоящую военно-врачебную комиссию или в суд. В связи с этим Газдиев М.Б. просил признать незаконными действия военно-врачебной комиссии, возложить на ответчика обязанность изменить формулировку причинной связи заболевания — вместо формулировки «заболевание получено в период прохождения военной службы» указать «военная травма».

Решением Магасского районного суда Республики Ингушетия от 27 июля 2015 года исковые требования Газдиева М.Б. удовлетворены. Признаны незаконными действия военно-врачебной комиссии, выразившиеся в отказе изменить Газдиеву М.Б. причинную связь заболевания с формулировки «заболевание получено в период военной службы» на формулировку «военная травма» на момент увольнения 23 апреля 2015 года. На военно-врачебную комиссию МСЧ МВД России по Республике Ингушетия возложена обязанность изменить Газдиеву М.Б. формулировку заключения военно-врачебной комиссии с «заболевание получено в период военной службы» на «военная травма» на момент увольнения 23 апреля 2015 года.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 10 ноября 2015 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе представителя ФКУЗ «МСЧ МВД России по Республике Ингушетия» Тумгоева М.Д. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены судебных постановлений, как незаконных, и принятия по делу нового решения об отказе в удовлетворении требований.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы представителя ФКУЗ «МСЧ МВД России по Республике Ингушетия» судьей Верховного Суда Российской Федерации Кирилловым В.С. 28 апреля 2016 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и его же определением от 8 августа 2016 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации Газдиев М.Б., надлежаще извещенный о времени и месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, не явился, о причинах неявки не сообщил. На основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в его отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и усматривается из материалов дела, что Газдиев М.Б. с декабря 1994 года проходил службу на различных должностях начальствующего состава Государственной противопожарной службы, которая до 2002 года входила в состав МВД по Республике Ингушетия, с февраля 2002 года входит в структуру ГУ МЧС России по Республике Ингушетия. В период с июля 2013 года по 27 апреля 2015 года истец занимал должность заместителя начальника ГУ МЧС России по Республике Ингушетия (по государственной противопожарной службе).

Согласно свидетельству о болезни от 10 марта 2015 года N 201, выданному военно-врачебной комиссией МСЧ МВД по Республике Ингушетия, у Газдиева М.Б. имеется ряд хронических заболеваний, в том числе «сахарный диабет 2 типа», полученных им в период военной службы. Газдиев М.Б. признан ограниченно годным к службе в органах внутренних дел по категории «В» с 4-ой степенью ограничения, не годен к службе в должности заместителя начальника ГУ МЧС России по Республике Ингушетия по 1 группе предназначения. Кроме того, в данном свидетельстве о болезни содержится указание о том, что определенный 17 января 1999 года истцу диагноз «сахарный диабет 2 типа» не подтвержден данными лабораторного обследования.

Заключением служебной проверки, утвержденным начальником ГУ МЧС России по Республике Ингушетия 17 апреля 2015 года, на основании справки эндокринологического диспансера Республики Ингушетия от 17 января 1999 года о наличии у Газдиева М.Б. заболевания «сахарный диабет 2 типа», имеющееся у него указанное заболевание признано полученным при исполнении служебных обязанностей и непосредственном участии в выполнении служебных задач по защите конституционных прав граждан в условиях вооруженного конфликта.

Приказом начальника ГУ МЧС России по Республике Ингушетия от 4 марта 2015 года N 71 Газдиеву М.Б. в выслугу лет для назначения пенсии период службы с 1 июня 1995 года по 31 декабря 2001 года засчитан в льготном исчислении из расчета один месяц службы за три месяца.

Приказом начальника ГУ МЧС России по Республике Ингушетия от 27 апреля 2015 года Газдиев М.Б. уволен с занимаемой должности по пункту «з» части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года N 4202-I (по ограниченному состоянию здоровья).

Разрешая спор и удовлетворяя требования Газдиева М.Б., суд первой инстанции исходил из того, что факт получения Газдиевым М.Б. заболевания «сахарный диабет 2 типа» при исполнении служебных обязанностей и непосредственном участии в выполнении служебных задач по защите конституционных прав граждан в условиях вооруженного конфликта установлен в ходе служебной проверки, по результатам которой 17 апреля 2015 года вынесено заключение, выслуга лет за этот период исчислена истцу в льготном исчислении из расчета один месяц службы за три месяца, в связи с чем суд пришел к выводу о наличии оснований для признания заболевания Газдиева М.Б. полученным при исполнении служебных обязанностей и возложения на военно-врачебную комиссию обязанности изменить формулировку заключения военно-врачебной комиссии МСЧ МВД по Республике Ингушетия от 10 марта 2015 года N 201 с «заболевание получено в период службы» на «военная травма».

С выводами суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции, дополнительно сославшись на показания свидетеля Базоркиной А.А., врача-эндокринолога, выдавшей Газдиеву М.Б. справку Республиканской поликлиники г. Назрани от 17 января 1999 года об установлении ему диагноза «сахарный диабет 2 типа».

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы судов первой и апелляционной инстанций основанными на неправильном применении к спорным отношениям норм материального и процессуального права.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 9 ноября 2001 года N 1309 «О совершенствовании государственного управления в области пожарной безопасности» до принятия соответствующих федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации порядок и условия прохождения службы лицами рядового и начальствующего состава, а также организация деятельности работников Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий регламентируется Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденным постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года N 4202-I «Об утверждении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и текста Присяги сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации», Федеральным законом «О пожарной безопасности», соответствующими федеральными законами и иными нормативными актами Российской Федерации.

Порядок проведения военно-врачебной экспертизы регулируется постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 года N 565 «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе» (далее — Положение о военно-врачебной экспертизе от 4 июля 2013 года N 565, Положение).

В пункте 1 Положения о военно-врачебной экспертизе от 4 июля 2013 года N 565 поименованы органы, организации и учреждения, на которые распространяется данное Положение.

Военно-врачебная экспертиза проводится в мирное и военное время, в том числе в спасательных воинских формированиях Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (МЧС России), в целях определения годности к службе, установления причинной связи увечий (ранений, травм, контузий), заболеваний у военнослужащих и приравненных к ним лиц, граждан уволенных с военной службы, приравненной службы с прохождением ими военной и приравненной службе (пункт 1 Положения о военно-врачебной экспертизе).

Таким образом, в отношении сотрудников, проходящих службу в МЧС России, проводится военно-врачебная экспертиза на условиях и в порядке, определенных Положением о военно-врачебной экспертизе.

Судами первой и апелляционной инстанций при вынесении обжалуемых судебных постановлений не принято во внимание, что причинную связь телесных повреждений, заболевания сотрудника МЧС России с исполнением служебных обязанностей в соответствии с действующим правовым регулированием, в том числе с постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 года N 565, может устанавливать лишь военно-врачебная комиссия.

В соответствии с пунктом 2 Положения о военно-врачебной экспертизе для проведения военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах, других войсках, воинских формированиях, органах и учреждениях создаются военно-врачебные комиссии.

В силу подпункта «г» пункта 3 Положения о военно-врачебной экспертизе определение причинной связи увечий, заболеваний у военнослужащих, сотрудников, граждан, проходящих военные сборы, граждан, проходивших военную службу (приравненную службу), граждан, проходивших военные сборы, прокуроров, научных и педагогических работников органов и организаций прокуратуры Российской Федерации (далее — органы и организации прокуратуры), граждан, уволенных из органов и организаций прокуратуры, пенсионное обеспечение которых осуществляется в соответствии с Законом Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей», а также увечий, заболеваний, приведших к смерти военнослужащих, сотрудников, граждан, проходящих военные сборы, прокурорских работников, в том числе приведших к смерти лиц, застрахованных по обязательному государственному страхованию в соответствии с законодательством Российской Федерации, возлагается на военно-врачебные комиссии.

Пунктом 91 Положения о военно-врачебной экспертизе предусмотрено, что при освидетельствовании военнослужащих, сотрудников, граждан, призванных на военные сборы, военно-врачебная комиссия определяет причинную связь полученных ими увечий, заболеваний, за исключением случаев, когда указанные граждане, получившие увечья, заболевания, находятся под следствием или когда уголовное дело в отношении таких граждан передано в суд.

Пунктом 94 Положения о военно-врачебной экспертизе установлены случаи, при которых военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи увечий, заболеваний с формулировкой «заболевание получено в период военной службы» и «военная травма». Данный перечень является исчерпывающим.

При этом следует отметить, что заключение военно-врачебной комиссии с формулировкой «военная травма» свидетельствует о наличии юридически значимой причинной связи увечья, заболевания с исполнением обязанностей военной службы (службы в иных органах).

В абзаце четвертом подпункта «а» пункта 94 Положения о военно-врачебной экспертизе определено, что военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи заболеваний с формулировкой «военная травма», если заболевание возникло у освидетельствуемого в период проведения контртеррористических операций, выполнения задач в условиях чрезвычайного положения или при вооруженных конфликтах (при условии льготного исчисления выслуги лет для назначения пенсии из расчета один месяц службы за три месяца), либо в период прохождения военной службы (приравненной службы) в государстве, где велись боевые действия (при условии льготного исчисления выслуги лет для назначения пенсии из расчета один месяц службы за три месяца), либо в период его пребывания на разведывательной и контрразведывательной работе за границей, или если имело место прогрессирование (утяжеление течения) заболевания, возникшего до указанных событий, или если хроническое, медленно прогрессирующее заболевание подтверждается медицинскими документами и особенностями течения заболевания, позволяющими отнести начало заболевания к периоду участия освидетельствуемого в указанных событиях (при данных условиях).

По смыслу подпункта «б» пункта 94 Положения, формулировка заключения военно-врачебной комиссии в редакции «заболевание получено в период военной службы» приводится, когда необходимая причинная связь между заболеванием и исполнением освидетельствуемым обязанностей военной службы (служебных обязанностей) отсутствует или если увечье, заболевание получено освидетельствованным в результате несчастного случая, не связанного с исполнением обязанностей военной службы (служебных обязанностей).

Военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи увечья, заболевания на основании справки о травме, выданной командиром воинской части (руководителем органа, подразделения или учреждения), в которой гражданин проходил военную службу (приравненную службу), службу в органах и организациях прокуратуры, военные сборы в момент получения увечья, заболевания. В справке указываются обстоятельства получения увечья, заболевания (пункт 96 Положения о военно-врачебной экспертизе).

В силу пункта 97 Положения о военно-врачебной экспертизе при освидетельствовании граждан, проходящих (проходивших) военную службу (приравненную службу), службу в органах и организациях прокуратуры, военные сборы и получивших в период прохождения военной службы (приравненной службы), службы в органах и организациях прокуратуры, военных сборов увечье, заболевание, но не имеющих справки о травме, военно-врачебная комиссия может вынести заключение о причинной связи увечья, заболевания на основании рассмотрения других документов, отражающих обстоятельства получения увечья, заболевания.

Таким образом, право определять категорию годности к военной службе, равно как и устанавливать причинно-следственную связь полученного сотрудником МЧС России заболевания с формулировкой «военная травма», принадлежит исключительно органам военно-врачебной комиссии. Заключение, вынесенное военно-врачебной комиссией, в отношении гражданина может быть обжаловано им согласно пункту 8 Положения о военно-врачебной экспертизе в вышестоящую военно-врачебную комиссию или в суд.

Поскольку установление причинно-следственной связи полученного увечья сотрудником МЧС России с формулировкой «военная травма», то есть при исполнении служебных обязанностей, возложено нормативными предписаниями исключительно на военно-врачебные комиссии, самостоятельные выводы судебных инстанций о признании заболевания Газдиева М.Б. военной травмой, вопреки заключению военно-врачебной комиссии медико-санитарной части МВД по Республике Ингушетия от 10 марта 2015 года, являются неправомерными, поскольку нарушают нормы материального права, регулирующие спорные отношения, об определении категории годности сотрудника МЧС России к службе и наличии причинно-следственной связи имеющегося у такого сотрудника заболевания с исполнением им обязанностей военной службы.

С учетом изложенного обжалуемые судебные постановления нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Газдиева М.Б., не передавая дело для нового рассмотрения, в связи с отсутствием предусмотренных законом оснований для их удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 27 июля 2015 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 10 ноября 2015 года отменить.

Принять по делу новое решение, которым отказать в удовлетворении исковых требований Газдиева М.Б. к федеральному казенному учреждению здравоохранения «Медико-санитарная часть Министерства внутренних дел Российской Федерации по Республике Ингушетия» о признании незаконными действий военно-врачебной комиссии.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх