Закон о кик

Закон о Контролируемых Иностранных Компаниях: Срочно меняем схемы

05.10.2020 (согласуйте свою, удобную дату). Москва. Продолжительность: 3 части. Каждая часть — 1 час.
Дату проведения уточняйте у наших консультантов

В рамках нашего семинара мы рассмотрим самые последние новеллы законодательства о контролируемых иностранных компаниях, с учетом последних изменений от Минфина и ФНС РФ, пожеланий бизнеса и Правительства РФ. Основная цель нашего общения – выявить наиболее опасные ситуации, в которых может проявить себя новый Закон и постараться сгладить все «острые» углы в налоговых решениях и схемах, подпадающих под действие закона о КИК.

Досконально изучить этот закон стоит ВСЕМ, кто хоть как-то использует компании-нерезиденты. Ведь, действие законодательства о контролируемых иностранных компаниях касается почти каждого.

Первую часть нашего семинара мы посвятили собственно анализу закона о КИК. В ней мы рассмотрим, что же такое «контролируемая иностранная компания»; какие именно факты свидетельствуют о наличии «контроля»; кто такие «налоговые резиденты»; как должна налогооблагаться прибыль КИК; на компании из каких юрисдикций направлен обязательный контроль и т.д. Проанализируем, какие именно налоговые решения оказались под «ударом» нового закона и поищем его «слабые места».

Во 2-й части семинара мы расскажем про все способы получения информации о компании-нерезиденте и о российском бенефициаре, доступные налоговым органам; про все новые веяния и последние тенденции на эту тему в мире; про требования, которые могут вынудить бенефициаров раскрываться госорганам «добровольно», по собственной инициативе. Ведь, не секрет, что именно от получения (не получения?) информации из зарубежных источников, будет зависеть успех или провал, эффект и эффективность данного закона. Поэтому выбор «информационно безопасной» юрисдикции для работы – ключевой фактор защиты налогового решения от действия законодательства о КИК.

В 3-й части семинара мы подробно остановимся на вопросах соблюдения валютного и налогового законодательства при проведении операций физическим лицом через счета в банках-нерезидентах. Рассмотрим нюансы, возникающие в этой связи и возможные способы их решения. Еще раз детально обсудим вопросы «информационных обменов» по запросам российских налоговых и иных органов, касающиеся счетов в банках, управляющих по ним, приобретенной недвижимости и т.д.

P.S. Для тех, кто не хочет даже слышать про российский Закон о КИК и, уж тем более, не желает его соблюдать – существуют достаточно радикальные, но, вместе с тем, легитимные способы. Рекомендуем изучить материал по Релокации бизнеса за границу или по перемещению за пределы РФ самого бенефициара.

ВАЖНО!

Уважаемые коллеги, из-за большого объема информации, наш Мастер-класс разделен на 3 части. Тем не менее, по запросу, мы готовы организовать проведение всех частей в один — удобный для вас день в форме индивидуального совмещенного Мастер-класса! Дополнительных затрат такая форма проведения мероприятия от Вас не потребует.
Справки и регистрация по контактам, указанным в конце страницы

ЧАСТЬ 1

  • Основные положения Закона о контролируемых иностранных компаниях. Что значит «контролируемая иностранная компания»? Какая доля владения должна быть, чтобы обеспечить «контроль» над компанией и попасть под действие закона? Кто и в какие сроки должен уведомлять налоговые органы РФ о фактах «контроля» КИК? Санкции за нарушение требований об уведомлении и налогообложении прибыли? Когда ожидать новые поправки к закону о КИК?
  • По каким ставкам и принципам будут облагаться доходы «контролируемых иностранных компаний»? Что именно будет считаться «прибылью», «нераспределенной прибылью» и «дивидендами»?
  • Понятие «налогового резидента» в целях КИК. Условия о основные признаки, свидетельствующие о наличии «налогового резидентства» в России.
  • Компании из каких юрисдикций попадут под действие Закона о КИК? Попадут ли под контроль компании Кипра, Швейцарии, Люксембурга? Насколько вероятно расширение такого списка юрисдикций? Кто еще может в него попасть? И какие юрисдикции, с большой долей вероятности, в этот перечень не попадут?
  • Насколько реально получение информации в рамках КИК из оффшоров (тех же Британских Виргинских островов, Сейшел, Белиза, Панамы и т.д.)?
  • Какие налоговые схемы оказались под ударом после вступления Закона в силу? Стресс-тестирование схем владения, холдинговых, с займами, с роялти и торговых. Определение основных факторов риска.

ЧАСТЬ 2

  • Российский опыт взаимодействия с другими странами в рамках обмена информацией по налоговым нарушениям. Какие именно страны обмениваются информацией с Россией? Суть «обмена информацией»? Чем именно этот пункт грозит россиянам? Как именно происходит обмен информацией между Россией и другими странами? Кто именно может запрашивать информацию по иностранным компаниям? Какими должны быть основания для запроса? Кто должен предоставлять информацию по иностранным компаниям? Когда запрос должен быть удовлетворен, а когда – нет? Какие базовые пункты в запросе должны быть отражены обязательно? Должны ли в рамках запроса раскрыть информацию о бенефициаре компании-нерезидента: банки, регистрационные агенты, госреестр, трастовые управляющие, номиналы? В какие сроки должен быть дан ответ по запросу?
  • Участие России в FATCA. Перспективы межгосударственного сотрудничества России с оффшорами в рамках Конвенции ОЭСР об административной помощи по налоговым делам. В какие именно страны Россия сможет направлять налоговые запросы и получать ответы?
  • Способы получения информации о компаниях и бенефициарах, доступные налоговым органам. Шесть сравнительно честных способов, помогающих налоговым органам получать информацию и разбивать налоговые схемы.
  • Когда бенефициары компаний вынуждены раскрываться Сами? Шесть неприятных требований российских и зарубежных регуляторов, способствующие раскрытию бенефициаров компаний-нерезидентов.
  • Что необходимо помнить про «обмен информацией» и раскрытие бенефициара? Меры профилактики, позволяющие повысить устойчивость в отношении раскрытия информации. Насколько дороги подобные меры?

ЧАСТЬ 3

  • Открытие счета за границей физическим лицом – резидентом РФ. Необходимость уведомления налоговых органов в РФ: ответственность, штрафы, сроки. Валютная резидентность физического лица – резидента РФ. Необходимость проведения «транзитных» платежей через счета в российских банках. Ответственность за нарушение регламента валютного законодательства РФ: штрафы, сроки. Можно ли утратить валютную резидентность? Являются ли валютными резидентами граждане – налоговые нерезиденты РФ?
  • Влияние налоговой резидентности лица на возникновение НДФЛ по процентным доходам: ставки НДФЛ, условия возникновения обязательств по уплате НДФЛ, сроки уплаты налогов, ответственность, штрафы.
  • Как правильно открыть счет в зарубежном банке? Кому и что сообщать? Как необходимо поступать при получении процентных доходов по этому счету? Как поступить, если на зарубежный счет поступили платежи за аренду зарубежной недвижимости; доходы от деятельности на рынке ценных бумаг; доходы от доверительного управления; доходы за консалтинг; займ от компании-нерезидента?
  • Регистрация компании-нерезидента: Можно ли теперь учредить компанию-нерезидент без нарушения валютного законодательства? Необходимо ли уведомлять налоговые органы о регистрации компании-нерезидента? Необходимо ли уведомлять налоговые органы об открытии счета компании-нерезиденту в банке-нерезиденте? Ответственность, штрафы, сроки.
  • Как правильно стать акционером (учредить) в компании-нерезиденте? Кому и что сообщать? Как произвести расчеты за доли (акции) компании? Можно ли произвести расчеты за доли (акции) наличными за границей? Как отражать поступление дивидендов от компании-нерезидента на счет физического лица – резидента РФ?
  • Получение информации российскими налоговыми органами о доходах граждан, поступающих на российские и зарубежные банковские счета. Вероятность получения подобной информации? Кто именно и у кого такую информацию получает и запрашивает? Насколько в получении такой информации может быть отказано? Из каких государств и банков информацию о счетах, компаниях и доходах российских граждан можно получить? Перечень банков, допустивших утечки информации о счетах и клиентах. Как повлияет на обмен информацией вступление России в ВТО? С какими странами обмен информацией станет возможен уже в 2020-м году? И какие страны будут по-прежнему «молчать»?

Условия участия можно посмотретьздесь

Ведущий семинара:

Савуляк Эдуард — Директор Московского офиса Tax Consulting U.K .
В период с 1995 по 2003 годы занимал ведущие должности в крупнейших российских банках (Сбербанк РФ, СБС-Агро, Альфа-Банк, Промстройбанк РФ и другие). С 2003 года практикует в области налогового планирования, инвестиционного консалтинга и защиты активов. Специализируется на вопросах международного налогового планирования, построении холдинговых конструкций, структурировании M&A-сделок и подготовке бизнеса к продаже, защите активов, сохранении конфиденциальности владения активами и на вопросах привлечения финансирования.

Целевая аудитория:
Генеральные и коммерческие директора, владельцы и руководители предприятий.
Предприниматели, развивающие и стремящиеся развивать свой бизнес.
Топ менеджеры и специалисты, занимающиеся вопросами налогового планирования.

Каждому участнику скидка в размере 100 евро при покупке в течение 10-ти дней после семинара нерезидентной компании

ВАЖНО!

Уважаемые Коллеги! Обращаем Ваше внимание, что теперь совершенно не обязательно дожидаться заявленной на сайте даты проведения заинтересовавшего Вас семинара. Мы готовы согласовать с Вами индивидуальный Мастер-класс на любую удобную дату, без увеличения затрат с Вашей стороны. Более подробно по данному вопросу можно проконсультироваться у наших специалистов.

Подробная информация и регистрация:

Татьяна Стретович,

директор департамента налогов и права,

Baker Tilly Ukraine

Моя личная оценка ситуации касательно введения в Украине правил налогообложения контролируемых иностранных компаний (КИК), если коротко, – тихая паника.

Паника – потому что больше, нежели идея налогообложения КИК, бизнес пугает применение данных правил в отечественных условиях администрирования налогов. Ведь правила налогообложения КИК в Великобритании и, например, в Украине – это немного разные системы координат. О предлагаемых штрафных санкциях лучше сейчас вообще не думать. Кстати, можно предположить, что закономерность между размером штрафов и суммой, которая поступит в бюджет, будет обратно пропорциональной.

Тихая – потому что бенефициары иностранных компаний, скорее всего, не выйдут на митинг под Верховную Раду. Они будут изучать вопрос, анализировать потенциальное влияние новой налоговой нагрузки на их бизнес в целом, считать увеличение стоимости администрирования, рассматривать возможности реструктуризации бизнеса или же быстро менять ВНЖ / ПМЖ / налоговое резидентство и выводить капитал из Украины в юрисдикцию, где, возможно, налогообложение КИК также будет существовать. Но будет существовать и судебная система, которая даст возможность защиты своих прав и беспристрастного рассмотрения спорных вопросов.

Если объективно, то законопроект должен быть существенно доработан, также необходимо установить мораторий на применение штрафных санкций в течение определенного периода (по аналогии с введением законодательства по трансфертному ценообразованию). Кроме того, для применения правил КИК должна быть четкая точка отсчета. В частности, необходима доработка соответствующих переходных положений, то есть вопросов привлечения/освобождения к/от ответственности контролирующих лиц касательно прошлых периодов в случае, если имело место нарушение требований налогового, валютного и другого украинского законодательства. Без четких правил игры и определенного общественного договора «ухудшение бизнес-климата» – это максимально корректное определение последствий введения налогообложения КИК в текущей редакции.

А теперь немного истории. Налогообложение КИК в целом ожидалось. Ведь еще Законом «О валюте и валютных операциях» была предусмотрена обязанность КМУ совместно с НБУ в течение 6 месяцев со дня вступления им в силу разработать среди прочего законопроект, определяющий правила налогообложения КИК.

Наряду с тем предложенные законопроектом № 1210-1 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно усовершенствования администрирования налогов, устранения технических и логических несогласованностей в налоговом законодательстве» правила налогообложения КИК содержат слишком большое количество логических неувязок и допускают неограниченный полет фантазии налоговиков.

Итак, перейдем к конкретике, но для начала небольшая матчасть.

Контролирующие лица – это физические лица – конечные бенефициарные собственники КИК и юридические лица – прямые или опосредствованные собственники (контролеры) КИК. И те, и другие – резиденты Украины. Ситуация, когда украинская компания является участником иностранной компании, имеет место, но не очень распространена. Таким образом, прежде всего правила налогообложения КИК в Украине будут касаться именно «физиков». Кстати, если физическое лицо уверено, что оно является налоговым резидентом другой юрисдикции на основании только полученного местного Tax residence certificate, лучше убедиться, что украинские налоговые органы придерживаются такого же мнения.

Контролируемая иностранная компания – это иностранное юридическое лицо, находящееся под контролем контролирующего лица в соответствии с правилами НКУ. Также это может быть партнерство, траст, фонд или любое другое учреждение без статуса юридического лица.

Не каждая иностранная компания автоматически признается контролируемой. Иностранная компания превращается в КИК, если контролирующее лицо:

а) владеет долей в иностранном юридическом лице 50 % и более, или

б) владеет долей в иностранном юридическом лице в размере 10 % и более, при условии, что несколько физических или юридических лиц – резидентов Украины владеют долями в иностранном юридическом лице, размер которых в совокупности составляет 50 % и более, или

в) отдельно или вместе с другими резидентами Украины – связанными лицами осуществляет фактический контроль за иностранным юридическим лицом.

В свою очередь, доля в иностранном юридическом лице – это корпоративные или любые другие аналогичные права, предоставляющие контролирующему лицу право на управление, получение прибыли или получение активов при ликвидации КИК. И не принципиально, владеет ли контролирующее лицо такой долей прямо, опосредованно или путем создания без статуса юридического лица. Равно как и не принципиально, владеет ли лицо долей на основании права собственности или же право собственности юридически принадлежит другим лицам, действующим в интересах контролирующего лица.

Что касается фактического контроля, то определение достаточно широкое, но, по-моему, название говорит само за себя. И главное, если существует фактический контроль, а официальная доля владения, например, только 1 %, тогда фактический контроль побеждает и иностранная компания признается КИК.

Итак, определили контролирующее лицо, а также то, что у него имеется доля в КИК. И что нам дальше с этим делать и откуда возьмутся налоги?

И здесь начинается самое интересное. Объектом обложения (НДФЛ или налогом на прибыль) КИК является часть скорректированной прибыли КИК (пропорционально доли контролирующего лица).

Ну а далее проведем небольшой критический анализ актуальной на сегодняшний день входящей информации.

Начнем с анализа норм, предусматривающих необходимость составления финансовой отчетности КИК и подтверждения ее аудиторским заключением (нормы, интересные для меня, как для аудитора).

Законопроект предусматривает необходимость составления неконсолидированной финансовой отчетности КИК независимо от того, требуется ли это законодательством соответствующей юрисдикции. Наряду с тем при наличии у налоговиков сомнений в достоверности такой отчетности они вправе требовать представления от контролирующего лица заключения местной аудиторской компании по такой отчетности. И такое заключение не может содержать отрицательное заключение или отказ от представления заключения.

Замечу, что основанием (по сути, единственным и достаточным) для требования контролирующим органом аудиторского заключения по финансовой отчетности КИК служит просто сомнение в ее достоверности. Без обоснования, что именно в финансовой отчетности не соответствует МСФО (которое заставило бы налоговиков такие МСФО открыть и что-то прочитать). Вопрос о том, будет ли требоваться такое заключение безосновательно и что нужно сделать, чтобы развеять сомнения налоговиков, остается риторическим.

Удивление вызвало и утверждение, что письменное заключение аудиторской компании не может содержать отрицательное заключение или отказ от представления заключения. Во-первых, оба случая вполне возможны в соответствии с Международными стандартами аудита. Во-вторых, если КИК не повезло и она таки получила отрицательное заключение или отказ от его представления, то что же дальше? Пойти к другому аудитору, и так до победного конца?

В продолжение темы привлечения независимого иностранного аудитора не совсем понятна ситуация со сроками представления аудиторского заключения на запрос налоговых органов. Так, если в соответствующей юрисдикции аудит финансовой отчетности не обязателен (то есть носит инициативный характер), срок проведения аудита будет устанавливаться по договоренности сторон исходя из оценки аудитором необходимого для выполнения работ времени. Итак, если, по мнению аудитора, срок, в который должен быть проведен аудит финансовой отчетности (то есть в течение которого заключение должно быть представлено украинским налоговым органом), будет недостаточным, существует большая вероятность непринятия аудитором соответствующего клиента.

Продолжение следует…

На какую дату нужно определять долю участия в иностранной компании в целях признания ее контролируемой? Нужно ли подавать уведомление и учитывать прибыль КИК, если контролирующее лицо прекратило участие в этой КИК по причине ее реорганизации путем присоединения к другой КИК? Разъяснения на этот счет содержатся в письме Минфина России от 17.12.2018 № 03-12-11/2/91665.

Дата определения доли участия в КИК

В обязанности налогоплательщиков входит информирование налоговых органов о контролируемых иностранных компаниях (КИК), в отношении которых налогоплательщик является контролирующим лицом (подп. 3 п. 3.1 ст. 23 НК РФ). Соответствующее уведомление, если иное не предусмотрено ст. 25.14 НК РФ, представляется не позднее 20 марта года, следующего за налоговым периодом, в котором контролирующим лицом признается доход в виде прибыли КИК (п. 2 ст. 25.14 НК РФ).

Согласно п. 3 ст. 25.13 НК РФ контролирующим лицом считается физическое или юридическое лицо, доля участия которого в иностранной организации составляет более 25% (или более 10%, если доля участия всех лиц — налоговых резидентов РФ в этой иностранной организации составляет более 50%). Таким образом, чтобы понимать, нужно ли российской компании представлять уведомление о КИК, следует определить долю ее участия в иностранной компании. Но эта доля в течение года может меняться. Возникает вопрос: на какую дату должна определяться доля участия в иностранной компании для ее признания КИК в целях подачи уведомления?

Прибыль КИК приравнивается к прибыли, полученной контролирующим лицом. В соответствии с п. 3 ст. 25.15 НК РФ она учитывается при определении налоговой базы у контролирующего лица в доле, соответствующей доле его участия в КИК на одну из следующих дат:

  • на дату принятия решения о распределении прибыли, принятого в календарном году, следующем за налоговым периодом по соответствующему налогу для контролирующего лица, на который приходится дата окончания финансового года в соответствии с личным законом КИК;

  • на 31 декабря календарного года, следующего за налоговым периодом по соответствующему налогу для контролирующего лица, на который приходится дата окончания финансового года КИК, если решение о распределении прибыли не было принято.

Если определить долю прибыли КИК в соответствии с вышеуказанным порядком невозможно, прибыль КИК учитывается контролирующим лицом исходя из прибыли, на которую он будет иметь право в случае ее распределения.

Поскольку Налоговый кодекс однозначно не устанавливает дату определения доли в иностранной организации в целях определения ее статуса как КИК, Минфин России пришел к выводу, что признание лица контролирующим лицом осуществляется на одну из вышеуказанных дат.

Аналогичные разъяснения содержатся в письмах Минфина России от 20.04.2017 № 03-12-11/2/23899, от 03.04.2017 № 03-12-11/2/19348.

Реорганизация КИК

На практике встречается ситуация, когда в течение года КИК реорганизуется путем ее присоединения к другой КИК. Согласно стандартам МСФО при составлении финансовой отчетности по КИК — правопреемнику числовые показатели финансовой отчетности реорганизованных иностранных компаний не учитываются. Возникает вопрос: нужно ли в такой ситуации учитывать прибыль КИК, в которой контролирующее лицо прекратило участие по причине ее реорганизации?

В комментируемом письме специалисты финансового ведомства указали, что, если контролирующее лицо прекратило участие в КИК по причине ее реорганизации путем присоединения к одной КИК нескольких КИК, факт реорганизации КИК сам по себе не является основанием для исключения прибыли такой компании при определении прибыли КИК — правопреемника. По мнению финансистов, у контролирующего лица сохраняется фактическое право на сумму прибыли реорганизованной КИК за финансовый год, предшествующий финансовому году, в котором произошла реорганизация путем присоединения. И при определении налоговой базы по налогу на прибыль такая прибыль учитывается контролирующим лицом на последнее число налогового периода, следующего за календарным годом, на который приходится дата окончания финансового года реорганизованной КИК, в размере суммы прибыли, на которую у него сохраняется фактическое право.

Что касается уведомления о КИК, то его нужно подавать в отношении КИК — правопреемника. Такой же вывод содержится в письме Минфина России от 23.04.2018 № 03-12-11/2/27144.

Осенью 2019 года, только приступив к работе, «Зе-Рада» девятого созыва отказалась от масштабной налоговой реформы. Депутаты решили ограничиться «улучшением администрирования налогов» и «устранением технических неувязок в законодательстве».

В парламенте появился проект закона с изменениями в Налоговый кодекс с неприметным названием «Об усовершенствовании правил администрирования» с абсолютно противоположным по своей сути содержанием.

В нем было все: повышение штрафов, расширение функций налоговой, усиленный контроль и, по мнению ряда бизнес-ассоциаций, много новых возможностей для коррупции.

Отдельный большой блок законопроекта был посвящен введению правил BEPS – Base Erosion and Profit Shifting. Эти правила призваны не допустить размывания базы налогообложения и неуплаты налогов с прибыли.

Документ спровоцировал протесты, его стали называть попыткой власти ввести «налоговый террор».

Под общественным давлением депутаты отказались от ряда спорных норм и в январе 2020 года приняли его в целом. После этого проект закона почти пять месяцев пролежал на подписи у президента.

На фоне пандемии он отошел на второй план. В информационную повестку дня его вернул уполномоченный президента по земельным вопросам Роман Лещенко, который заявил, что президент намерен его ветировать. Позже в Офисе президента это опровергли.

Более того, 21 мая Владимир Зеленский подписал документ и обратился к правительству с рекомендацией внести в Налоговый кодекс дополнительные изменения.

На время карантина действуют упрощенные правила налоговой отчетности, проведения проверок, уплаты налогов и другие послабления.

Подписание гарантом документа, который во многом меняет законодательное поле в сложный карантинный период, еще больше запутало ситуацию.

По каким правилам жить бизнесу, почему президент медлил с подписанием закона и каких изменений ждать дальше, ЭП расспросила главу парламентского комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниила Гетманцева.

— Почему законопроект об изменении правил администрирования (№1210) президент не подписывал пять месяцев?

— Этот вопрос лучше адресовать Офису президента. Могу лишь сказать, что шли консультации по поводу того, подписывать или нет. В офисе шли дискуссии, вызванные определенным неудовлетворением некоторыми нормами проекта, которое выказали отдельные представители крупного бизнеса.

— Против этого законопроекта высказались многие бизнес-ассоциации, и все же президент решил подписать. Почему?

— Потому что бизнес выступил не только против. Ряд ассоциаций, например, СУП, выступили против, ряд ассоциаций выступили за. Украинская рада бизнеса и «Бизнес 100» выступили с очень взвешенными оценками.

В Американской торговой палате и Европейской бизнес-ассоциации тоже сказали, что что-то им нравится, а что-то не нравится. Но ведь налоговый закон – это не эскимо, чтобы всем нравиться. Любые налоговые нововведения всегда воспринимаются бизнесом в штыки и это нормально.

— Когда документ вступит в силу?

— Сам закон вступает в силу с момента опубликования, некоторые его части – с 1 января 2021 года, некоторые – с июля 2020 года.

— Федерация работодателей Украины и другие представители бизнеса обращали внимание на то, что из-за карантина закон не соответствует реальности, поскольку разрабатывался до пандемии. Вы так не считаете?

— Что значит «не соответствует реальности»? Не соответствует реальности то, что если ты заработал деньги, то должен платить налоги в Украине, а не где-то на Кипре? Это не соответствует реальности.

Честно сказать, я не очень понимаю связь между пандемией и вступлением в силу положений, которые касаются КИК (контролируемые иностранные компании. – ЭП), с 1 января 2021 года. Хотя мы рассматриваем возможность перенесения этого срока еще на год – с января 2022 года.

— Речь не только о КИК. За время карантина Верховная Рада приняла несколько пакетов послаблений в части проведения проверок, начисления штрафов, подачи отчетности.

Законопроект №1210 меняет и уточняет все эти вещи. Как новые правила будут согласовываться с карантинным режимом?

— Никто не говорит, что установленные на время карантина правила прекращают действовать. Раздел, который касается контролируемых иностранных компаний, вступает в силу с января 2021 года и опять же – мы думаем отложить его до 2022 года.

Такие мысли у нас есть не только в отношении раздела КИК. Не исключено, что мы отложим вступление в силу и некоторых других положений. Сейчас это обсуждается.

— В законопроекте есть много норм, например, «деловая цель», «умышленное деяние», которые зависят от субъективной оценки представителя налоговой.

Бизнес указывал, что это создает коррупционные риски и открывает налоговикам возможности для давления на компании. Вы видите эти риски?

— Если мы говорим о «деловой цели», то весной 2019 года, еще до нас, парламент ратифицировал международное соглашение MLI. Это соглашение запрещает использовать любые соглашения об избегании двойного налогообложения с целью уклонения от уплаты налогов. Так называемый PPT – тест на деловую цель – это часть MLI и правил антиBEPS.

Сейчас мы внесли в Налоговый кодекс те нормы, которые есть в международном соглашении. Таким образом, это не вопрос введения новых правил. Это вопрос адаптации украинского законодательства к международным нормам.

Повторяю: эти правила применяются только к операциям с нерезидентами, они не распространяются на операции внутри страны. Ну и согласитесь с правильностью самого подхода: юридическое лицо не может осуществлять операции (в нашем случае только международные) с единственной целью – уклониться от налогообложения.

В качестве контраргумента звучит: «У нас налоговая коррумпированная, к нам будут придираться, мы ей не доверяем». Может, мы тогда вообще ничего не должны делать? Будем сидеть и ждать, когда налоговая перестанет быть коррумпированной и мы начнем ей доверять?

Кто скажет, что вот с сегодняшнего дня Налоговая служба уже не коррумпирована? Я? Вы? Псевдоэксперт в соцсети? Мне кажется, это не аргумент для нормальной профессиональной дискуссии.

Налоговая очень сильно изменилась за последний год, и подходы ее изменились. Надеюсь, этот тренд сохранится и при новом руководстве. Если нет – мы должны принять быстрые и решительные меры для предотвращения отката назад.

По поводу критики «умышленного деяния» и вины, у меня складывается впечатление, что люди, которые критикуют институт вины в налоговом праве, либо играют на стороне налоговой, либо не читали этот законопроект.

Loading…

— Почему играют на стороне налоговой?

— Потому что этот институт направлен на защиту именно налогоплательщика. Допустим, из-за аннексии Крыма, войны на Донбассе, вируса Petya или по какой-либо другой независящей от вас причины вы не заплатили налог.

В ваших действиях нет вины, однако сейчас по закону вы все равно должны заплатить штраф. Мы же говорим, что налоговая должна доказать вину в действиях налогоплательщика и аргументировать ее в своем решении-уведомлении. Что в этом плохого?

Сейчас в уведомлении-решении налоговая просто указывает какую-то норму Налогового кодекса, а его нормы довольно обширные. Налогоплательщик не понимает, в чем он виноват.

Если дело дойдет до суда, суд должен проводить повторную проверку налогоплательщика, чтобы понять, за что его наказать. Закон вводит мотивационную часть решения, в которой налоговая обязана указывать конкретный мотив, аргумент для применения штрафа.

Кроме того, в законе прямо написано, что акты проверки не могут быть основанием для возбуждения уголовного производства. Из оснований для проведения плановых проверок исключили решение суда – не могут теперь такие проверки проводиться по судебным вердиктам.

Также мы впервые за всю историю страны вводим ответственность государства в виде конкретных штрафов перед налогоплательщиком. В этом случае не нужно доказывать вину государства, оно будет платить штраф.

Мы неоднократно обсуждали институт вины во время заседаний рабочих групп, никто из бизнеса и почти никто из экспертов не высказался против. В нем заложен абсолютно здравый подход, который работает в Европе (в ЕС. – ЭП), во всем цивилизованном мире и даже в авторитарной России.

— Налоговая служба находится в трансформационном периоде, ее глава временный, реформа не закончена. Насколько целесообразно водить BEPS и другие масштабные новшества, если налоговая до сих пор должным образом не реформирована, а уровень коррупции в ней остается высоким?

— Мое мнение, что налоговая в конце апреля была более чем в состоянии внедрить все эти изменения.

Налоговая принимала активное участие в разработке этих норм, она со многим не соглашалась, но в итоге и Минфин, и налоговая поддержали изменения, которые мы согласовали и по которым акцептировали сроки.

Министр финансов решил изменить кадровый состав налоговой, он абсолютно осознавал последствия. Министр финансов руководствовался желанием организовать работу налоговой еще лучше.

Он поддерживал принятие закона №1210 и осознает все последствия его применения. От нас он получит полную поддержку во внедрении норм.

— Президент написал премьеру письмо, в котором рекомендовал разработать дополнительные изменения в Налоговый кодекс.

Одна из рекомендаций касается «определения четких и понятных правил налогообложения контролируемых иностранных компаний». То есть прописанные правила еще поменяются?

— Да, мы не отрицаем, что над этим институтом еще можно и нужно работать. Но мы должны понять, что еще нужно уточнить, ведь у нас эти правила выписаны достаточно четко.

Что такое КИК? Вокруг КИК возник такой миф, мол, я успешный бизнесмен, открыл компанию в Польше, а вы хотите обложить налогами мою прибыль, которую я честно заработал в Польше. Нет, это не так.

Если компания ведет активные операции – что-то производит, оказывает услуги, ведет любой бизнес, – ее доходы вообще не облагаются в рамках обложения КИК. Прибыль КИК облагается в Украине только в том случае, когда она получает пассивные доходы – доходы от дивидендов, процентов, аренды недвижимости – более 50% в структуре доходов.

При этом существуют дополнительные ограничения: КИК должна быть в собственности резидента Украины на более чем 50% и должна иметь доход более 2 млн евро.

Не считается контролируемой иностранной компания, акции которой котируются на бирже, благотворительные фонды. Если компания имеет статус КИК, то мы облагаем ее прибыль налогом на доходы физлиц в размере 9%. Что это означает?

Я как резидент Украины заработал деньги, вывел их на Кипр (без уплаты налога здесь), получаю там проценты и с этих процентов плачу 9% налога. При этом я плачу эти 9% за вычетом того налога, который я заплатил на Кипре. То есть по факту это еще меньше. Что здесь не так?

Тут говорить не о чем. Потери из-за налогообложения будут не такими уж большими. С другой стороны, мы не позволим из страны, которая воюет, выводить прибыль за границу и платить налоги на островах.

Данило Гетманцев та радник президента Олег Устенко, на задньому плані – співвласник «Нової пошти» В’ячеслав Клімов. Форум якісного регулювання Дмитро ларін/економічна правда

— Также, по мнению президента, должен быть уменьшен размер штрафов за отдельные незначительные налоговые правонарушения. О каких штрафах речь?

— Речь о штрафах за несвоевременную регистрацию отдельных налоговых накладных. Мы их снизили и снизим еще.

— Правительство должно защитить данные по отчетности резидентов Украины, полученные органами контроля, а также информацию, полученную от органов иностранных государств.

Президент не исключает введения уголовной ответственности за незаконное разглашение таких данных. Как будет обеспечена защита?

— Это абсолютно правильное требование, у нас в стране есть с этим проблемы. Мы до сих пор констатируем утечки информации. Мое мнение – нужно не столько дорабатывать закон, сколько бить людей по рукам, устанавливать повышенную ответственность и усиливать IT-cоставляющую. Эту проблему нужно решать и решить ее должен Кабмин.

— Есть мнение, что закон негативно отразится на стартаперах. Они часто получают стартовый капитал от внешних инвесторов, регистрируют компанию за рубежом в поиске понятного законодательного поля, а работают в Украине.

Поскольку это мобильная группа предпринимателей, видите ли вы риск их бегства из Украины?

— Это откровенная глупость. Разберем то, что вы сказали.

Если вы стартапер, получили иностранные инвестиции и начали бизнес в Украине, то это не облагается налогом ни сейчас, ни потом. Более того, в законе есть норма, которая содействует получению инвестиций.

Я говорю об ускоренной амортизации, которая позволяет амортизировать основные средства не за пять-десять лет, а за два года. Эта норма вступает в силу сразу. Инвестиция денег в Украину не облагается налогом.

При выведении дивидендов компания платит налог и на этом все заканчивается. Больше налог не взимается, какая бы это ни была компания и кем бы она ни контролировалась.

— Законопроект расширяет круг платежей, которые приравниваются к дивидендам. Бизнес обращал внимание на то, что из-за этого налогоплательщики с высокой вероятностью столкнутся с доначисления налогов.

— Я не вижу проблем, связанных с конструктивными дивидендами. Суть конструктивных дивидендов в том, что к дивидендам приравниваются операции, которые по своей юридической форме являются другими операциями.

Некоторые эксперты видят в этом потенциал для злоупотреблений со стороны налоговой.

Я бы ответил на это так: злоупотребив своими полномочиями, налоговая может «раздеть» налогоплательщика при администрировании любого налога: налога на землю, на недвижимое имущество и даже туристического сбора.

Бороться со злоупотреблениями со стороны налоговой нужно путем изменения ее политики, что и делалось в последние годы, а не путем воздержания от внедрения абсолютно правильных и цивилизованных налоговых норм.

Поэтому ошибки в политике налоговой службы не означают, что институт конструктивных дивидендов коррупционно емкий. Сам по себе он такой же, как и все остальные нормы Налогового кодекса.

— Вы упомянули, что планируете отложить вступление в силу некоторых других положений нового закона, не только правил относительно КИК. О чем речь?

— Налоговая просит отложить институт вины еще на год. Я против и не считаю, что мы должны продолжать ограничивать налогоплательщиков. Тем более, что с Минфином и налоговой мы уже обсуждали все эти вопросы. Будем дискутировать.

Поправки касаются налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций. Главная задача — создать действенный механизм пресечения использования низконалоговых юрисдикций для получения необоснованной налоговой выгоды.

К контролируемым иностранным компаниям отнесены иностранные организации, не признаваемые налоговыми резидентами России, и иностранные структуры без образования юрлица, которые контролируются российскими налоговыми резидентами.

Контролирующими лицами признаются физическое или юридическое лицо, доля участия которого в организации превышает 25% (до 2016 г. — 50%), а также лица с долей участия (для граждан — совместно с супругами и несовершеннолетними детьми) более 10%, если доля прямого и (или) косвенного участия всех налоговых резидентов России в этой организации превышает 50%.

Прибыль контролируемой иностранной компании учитывается при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций или по НДФЛ за налоговый период, если она составила более 10 млн. руб. (за 2015 г. — 50 млн. руб., за 2016 г. — 30 млн. руб.).

Предусмотрены основания освобождения прибыли контролируемой иностранной компании от налогообложения. Например, если компания расположена в государстве, с которым у России имеется международной договор по вопросам налогообложения, и эффективная ставка налогообложения доходов (прибыли) для этой иностранной организации составляет не менее 75% средневзвешенной ставки по налогу на прибыль организаций.

Контролирующие лица должны представлять в налоговые органы уведомления о своем участии в иностранных организациях, а также декларировать и подтверждать нераспределенную прибыль контролируемой иностранной компании.

Налог, исчисленный в отношении прибыли контролируемой иностранной компании, уменьшается на налог, уплаченный в отношении этой прибыли в соответствии с законодательством иностранного государства.

Вводится понятие налогового резидентства организаций. Налоговыми резидентами России помимо юрлиц, образованных в соответствии с законодательством нашей страны, признаются организации, местом фактического управления которых является Россия. Причем иностранной организации дано право самостоятельно признать себя налоговым резидентом России, а также отказаться от этого статуса.

Предусматривается налоговая ответственность за неуплату (неполную уплату) контролирующим лицом налога в результате невключения в налоговую базу доли прибыли контролируемой иностранной компании. При этом за деяния, связанные с неуплатой или неполной уплатой налога в результате невключения в налоговую базу в 2015-2017 гг. прибыли контролируемой иностранной компании, уголовная ответственность наступать не будет при условии полного возмещения ущерба, нанесенного бюджету.

Федеральный закон вступает в силу с 1 января 2015 г. и не ранее 1-го числа очередного налогового периода по соответствующему налогу.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх