Закон о нормативных правовых актах Нижегородской области

Инициативное экспертное заключение по проекту федерального закона «О нормативных правовых актах в Российской Федерации», разработанному Минюстом России

Проект федерального закона «О нормативных правовых актах в Российской Федерации» (далее — проект закона) разработан Минюстом России и вынесен на общественное обсуждение 26 декабря 2014 г.1

Необходимость разработки проекта закона не вызывает сомнений и обосновывалась многими исследователями2. Разработчиком проекта закона назван Минюст России, однако представляет собой модифицированный вариант проекта, подготовленного сотрудниками Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации3. Это обстоятельство не умаляет, а, напротив, подчеркивает правильный путь, избранный при разработке проекта закона.

Есть, однако, проблемы, без постановки и разрешения которых этот долгожданный документ вряд ли станет эффективным регулятором.

1. Недостатки методологического характера.

Как известно, вопросы природы источников права, сущности, иерархии и классификации нормативных правовых актов, особенностей российской системы нормативных правовых актов, систематизации нормативного правового материала, юридической техники и технологий можно признать наиболее исследованными в современном отечественном правоведении. Например, проблемы юридической техники4 с введением в научный оборот термина «юридические технологии»5 повлекли специальные исследования по этой проблематике6. К сожалению, многие, даже устоявшиеся доктриналь-

1 URL: http://regulation.gov.ru/project/21982.html?point=view_project&stage=2&stage_id=15453

2 См., например: Поленина C.B. К разработке концепции закона о нормативных актах // Советское государство и право. 1985. № 5; Казьмин И.Ф., Поленина C.B. «Закон о законах»: проблемы издания и содержания // Советское государство и право. 1989. № 12; ПиголкинA.C., КазьминИ.Ф., Рахманина Т.Н. Инициативный проект закона «О нормативных правовых актах Российской Федерации» // Государство и право. 1992. № 7; Поленина C.B., Лазарев Б.М., Лившиц Р.З., Козлов A.E., Глушко Е.К. Инициативный проект Федерального закона о законах и иных нормативно-правовых актах РФ // Государство и право. 1995. № 3; КозулинА.И. Законодательство о нормативных актах как средство обеспечения единства их системы // Российский юридический журнал. 2000. № 3; Тихомиров Ю.А., Рахманина Т.Н., Хабибулин А.Г. Закон о нормативных правовых актах — актуальная повестка дня // Журнал российского права. 2006. № 5; Юртаева Е.А. Закон о нормативных правовых актах и практика российского правотворчества // Журнал российского права. 2006. № 5; Джоусе-Иванина М. Закон о нормативных правовых актах: некоторые проблемы регулирования системы нормативных правовых актов РФ // Вестник Московского университета. Серия «Право». 2008. № 5; и др.

3 См. об этом подробнее: НикифоровМ.В. Субъекты административного нормотворчества: монография. Н. Новгород, 2012.

5 См.: Иванец Г.И. Законодательные технологии: постановка проблемы // Право и политика. 2001. № 2. С. 76.

ные наработки не нашли отражения в проекте Закона. Возможно, есть резон проект закона направить для официальной предварительной экспертизы в ведущие научные и учебные заведения и центры для получения максимально объективной оценки и более полного учета достижений отечественной юридической науки.

Прямо взаимосвязан с предыдущим еще один недостаток — искусственное «сужение» предмета правового регулирования в проекте закона до исключительно нормативных правовых актов, принимаемых органами государственной власти и их должностными лицами, органами местного самоуправления и их должностными лицами, и прямого правотворчества граждан (ч. 1 ст. 4 проекта закона). Но ведь правотворческими полномочиями обладает гораздо более широкий круг субъектов: судебные органы1 и органы судейского сообщества2, государственные органы3 и государственные организации4. Представляется ошибочным исключение из числа нормативных правовых актов локальных нормативных актов (абз. 3 ч. 1 ст. 2 проекта закона). Считаем, что в проекте закона должна быть обозначена роль в российской правовой системе иных источников права: актов референдума, международных договоров5, правовых обычаев и традиций, судебной практики и прецедентов иного вида, доктрины.

В субъектах Российской Федерации, в том числе в Нижегородской области6, разработаны и успешно применяются нормативные акты, направленные на регулирование аналогичных отношений, — накоплен положительный опыт и преодолены многие дефекты, обнаруженные в проекте закона. Региональный опыт разработчиками проекта закона обобщен, но не в полной мере. Очевидно, что ссылка в пояснительной записке на опыт зарубежных стран7 необходима, но не менее важно обобщение опыта субъектов Российской Федерации.

В проекте закона сделана попытка регламентации современных правовых технологий (общественное обсуждение проектов нормативных правовых актов, антикоррупционная экспертиза, мониторинг правоприменения, систематизация нормативных правовых актов и др.), но зафиксированы далеко не все8 и способами, которые трудно признать совершенными. В одном случае дается подробная регламентация (например, ст. 10 проекта закона), в другом применяется отсылка к конкретному нормативному правовому акту (например, абз. 8 ч. 2 ст. 32 проекта Закона), в третьем избирается отсылка к органу, уполномоченно-

1 Правовые позиции, содержащиеся в итоговых решениях Конституционного Суда Российской Федерации, а также Регламент Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июля 2014 г.; постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, обзоры судебной практики Верховного Суда Российской Федерации; правовые позиции, содержащиеся в итоговых решениях конституционных (уставных) судов субъектов РФ.

2 Например: Кодекс судейской этики, утвержден VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 г.; Положение об экзаменационных комиссиях по приему квалификационного экзамена на должность судьи, утверждено Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации 15 мая 2002 г.; Положение о порядке работы квалификационных коллегий судей, утверждено Высшей квалификационной коллегией судей РФ 22 марта 2007 г.; и др.

3 Генеральная прокуратура Российской Федерации, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, Следственный комитет Российской Федерации, Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации, Счетная палата Российской Федерации и др.

4 Пенсионный фонд России, Фонд обязательного медицинского страхования, Фонд социального страхования, Российская академия наук, Государственные корпорации «Роснано», «Ростехнологии», «Росатом» и др.

5 См. об этом: О международных договорах Российской Федерации: федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101 -ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1995. № 29, ст. 2757.

6 В Нижегородской области принято три закона: от 10 февраля 2005 г. № 8-З «О нормативных правовых актах Нижегородской области», от 4 декабря 2008 г. № 162-З «О порядке организации и ведения в Нижегородской области регистра муниципальных нормативных правовых актов», от 3 сентября 2014 г. № 109-З «Об оценке регулирующего воздействия проектов муниципальных нормативных правовых актов, экспертизе муниципальных нормативных правовых актов в Нижегородской области».

7 Правда, несколько странного «набора» стран с точки зрения сходства построения правовых систем: Болгария, Венгрия, Италия, Япония.

8 Например: внедряется система оценки регулирующего воздействия. См. об этом: О порядке проведения федеральными органами исполнительной власти оценки регулирующего воздействия проектов нормативных правовых актов, проектов поправок к проектам федеральных законов и проектов решений Совета Евразийской экономической комиссии, а также о внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации: постановление Правительства РФ от 17 декабря 2012 г. № 1318. Есть опыт рассмотрения общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федерации с использованием интернет-ресурса «Российская общественная инициатива Российской Федерации». См. об этом: О рассмотрении общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федерации с использованием интернет-ресурса «Российская общественная инициатива»: указ Президента РФ от 4 марта 2013 г. № 183. Создан и успешно функционирует Официальный интернет-портал правовой информации www.pravo.gov.ru. См. об этом: О внесении изменений в Федеральный закон «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания»: федеральный закон от 21 октября 2011 г. № 289-ФЗ и О порядке опубликования законов и иных правовых актов субъектов Российской Федерации на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru): указ Президента РФ от 2 апреля 2014 г. № 198. С 1 января 2016 года предлагается проводить оценку фактического воздействия нормативных правовых актов. См. об этом: О проведении оценки фактического воздействия нормативных правовых актов, а также о внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации: постановление Правительства РФ от 30 января 2015 г. № 83.

му принять соответствующий нормативный правовой акт (например, абз. 2—7 ч. 2 ст. 32 проекта закона), в четвертом идет только описание видов деятельности (например, ч. 3 ст. 61). Полагаем, регулирование правовых технологий в проекте закона должно быть единообразным, что может быть обеспечено за счет инкорпорации в тексте проекта закона некоторых федеральных законов1, указов Президента Российской Федерации2, постановлений Правительства Российской Федерации3. Такой подход позволит действительно систематизировать значительно разрозненный нормативный материал.

2. Дефекты структурирования проекта закона.

Структура проекта закона требует кардинального пересмотра, поскольку оглавление не в полной мере соответствует названию проекта закона (из 15 глав проекта закона только шесть глав (1, 2, 3, 6, 14 и 15) прямо соответствуют названию. Остальные главы регулируют технологии, связанные с нормативными правовыми актами, и не всегда отражают содержание включенных в главы статей (например, в названии главы 6 проекта закона использованы слова «Правила юридической техники», которые не соответствуют ее содержанию и должны быть исключены. Статья 45 проекта закона, напротив, посвящена одной из важных процедур в правотворчестве и, на наш взгляд, должна быть расширена по содержанию до самостоятельной главы. Вопросы структурирования нормативного материала в настоящее время разрешаются в федеральных законах без значительных затруднений, даже если речь идет о сложных управленческих процессах4, поэтому проект закона следует разделить на три части: вводную; о нормативных правовых актах и о нормотворчестве. Причем, в третьей части следует выделить особенности федерального нормотворчества, нормотворчества в субъектах Российской Федерации и муниципального нормотворчества.

3. Технико- юридические изъяны.

Название статьи 1 проекта закона не соответствует содержанию: заявлены цели, а раскрывается предмет правового регулирования. Вероятно, цель проекта закона — «унификация понятий, видов и форм нормативных правовых актов, принимаемых (издаваемых) в Российской Федерации и процедур правотворчества» должна быть вынесена в преамбулу проекта Закона.

Статья 2 проекта закона раскрывает два ключевых понятия «нормативный правовой акт» и «правотворчество», но она должна быть расширена за счет переноса дефиниций из текста проекта закона (например: система нормативных правовых актов — абз. 1 ст. 5; федеральное законодательство — абз. 6 ч. 3 ст. 7; иерархия нормативных правовых актов — ч. 1 ст. 10; концепция нормативного правового акта — ч. 2 ст. 22; официальное толкование (разъяснение) нормативных правовых актов — абз. 1 ст. 57; пробел в нормативном правовом регулировании — ч. 1 ст. 59; юридическая коллизия — ч. 1 ст. 60; систематизация нормативных правовых актов — ч. 1 ст. 61) и в которую, очевидно, необходимо ввести новые дефиниции

1 Например: О государственной регистрации уставов муниципальных образований: федеральный закон от 21 июля 2005 г. № 97-ФЗ, Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов: федеральный закон от 17 июля 2009 г. № 172-ФЗ.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2 Например, указы Президента РФ: от 5 апреля 1994 г. № 662 «О порядке опубликования и вступления в силу Федеральных законов»; от 13 апреля 1996 г. № 549 «Об утверждении Положения о порядке взаимодействия Президента Российской Федерации с палатами Федерального собрания Российской Федерации в законотворческом процессе»; от 2 мая 1996 г. № 638 «О порядке подготовки проектов указов, распоряжений Президента Российской Федерации, предусматривающих принятие постановлений, распоряжений Правительства Российской Федерации»; от 23 мая 1996 г. № 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти»; от 10 августа 2000 г. № 1486 «О дополнительных мерах по обеспечению единства правового пространства Российской Федерации»; от 20 мая 2011 г. № 657 «О мониторинге правоприменения в Российской Федерации»; от 12 июля 2012 г. № 970 «Об официальном опубликовании временно применяемых международных договоров Российской Федерации»; от 4 марта 2013 г. № 183 «О рассмотрении общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федерации с использованием интернет-ресурса «Российская общественная инициатива»»; от 2 апреля 2014 г. № 198 «О порядке опубликования законов и иных правовых актов субъектов Российской Федерации на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru)»; и др.

3 Например, постановления Правительства РФ: от 13 августа 1997 г. № 1009 «Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации»; от 29 ноября 2000 г. № 904 «Об утверждении Положения о порядке ведения федерального регистра нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации»; от 30 апреля 2009 г. № 389 «О мерах по совершенствованию законопроектной деятельности Правительства Российской Федерации»; от 26 февраля 2010 г. № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»; от 19 августа 2011 г. № 694 «Об утверждении методики осуществления мониторинга правоприменения в Российской Федерации»; от 25 августа 2012 г. № 851 «О порядке раскрытия федеральными органами исполнительной власти информации о подготовке проектов нормативных правовых актов и результатах их общественного обсуждения»; от 17 декабря 2012 г. № 1318 «О порядке проведения федеральными органами исполнительной власти оценки регулирующего воздействия проектов нормативных правовых актов, проектов поправок к проектам федеральных законов и проектов решений Совета Евразийской экономической комиссии, а также о внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации»; от 30 января 2015 г. № 83 «О проведении оценки фактического воздействия нормативных правовых актов, а также о внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации»; и др.

(законы, подзаконные акты, субъекты правотворческой инициативы, общественное обсуждение, публичные слушания, мониторинг правоприменения и др.).

Статья 7 проекта закона выстроена нелогично: в части 1 дана классификация нормативных правовых актов Российской Федерации, в части 2 — предметы ведения, по которым эти акты принимаются, а затем, минуя роль Конституции России и законов о поправках к Конституции России, в части 3 даны основы построения федерального законодательства, но не названы субъекты принятия федеральных конституционных и федеральных законов.

Введение классификации нормативных правовых актов в части 2 статьи 6 проекта закона нецелесообразно, поскольку частью 19 статьи 10 проекта закона установлена равная юридическая сила основного, вспомогательного и производного нормативных правовых актов.

Статья 10 проекта закона содержит излишнюю детализацию действий Президента по восполнению пробелов в нормативном правовом регулировании. Соответствующие нормы следует перенести в статью 59.

«Планированию подготовки нормативных правовых актов», заявленному в главе 4 проекта закона, должны предшествовать «целеполагание» и «прогнозирование» как самостоятельные стадии государственного и муниципального управления1.

В части 1 статьи 15 проекта Закона слова «а также органы, ответственные за подготовку проектов нормативных правовых актов» желательно заменить на «субъекты, ответственные за подготовку проектов нормативных правовых актов», поскольку субъекты планирования и разработки проекта нормативного правового акта могут не совпадать (например, в законодательном (представительном) органе власти).

Название статьи 21 проекта закона должно быть изменено (например: «Информационно-аналитическая деятельность при подготовке проектов нормативных правовых актов») на соответствующее ее содержанию, которое (содержание), в свою очередь, следует также расширить2.

Статья 26 проекта закона состоит из отсылки к главе 7 (которая состоит из отсылок к иным нормативным правовым актам) и не имеет самостоятельного предмета правового регулирования — ее вполне можно исключить.

Необходимо дополнить часть 2 статьи 29 проекта закона требованием к структуре уставов (конституций) и законов субъектов Российской Федерации — предусмотреть их подразделение на части (легализовать сложившуюся в субъектах Российской Федерации практику).

В части 3 статьи 36 проекта закона необходимо установить определенный момент, до наступления которого субъект внесения проекта нормативного правового акта имеет право его отозвать. В качестве возможного варианта можно предложить текст: «До принятия по нему решения правотворческим органом» или «До его принятия/отклонения правотворческим органом».

Статья 46 и статья 49 проекта закона направлены на регулирование одних и тех же общественных отношений и их целесообразно объединить.

Часть 4 статьи 48 проекта закона целесообразно исключить, поскольку часто возникают новые общественные отношения, требующие правового регулирования в рамках действующего закона.

Часть 4 статьи 49 проекта закона не решает вопрос субъекта установления «иных случаев утраты юридической силы производных и вспомогательных нормативных правовых актов».

Часть 1 статьи 53 проекта закона предлагает рассматривать «реализацию нормативных правовых актов» вразрез со сложившимся доктринальным пониманием и в такой редакции не отражает все многообразие форм непосредственной реализации правовых норм и правоприменительной деятельности.

В главе 12 проекта закона предложено три различных наименования одной и той же юридической технологии: во-первых, мониторинг нормативных правовых актов (название главы 12); во-вторых, правовой мониторинг (название главы 12); в-третьих, мониторинг правоприменения (ст. 55 и 56). Такой терминологический «разнобой» недопустим.

Статья 55 проекта закона содержит ошибочный вариант регламентации уже сложившейся системы правового регулирования мониторинга правоприменения. Изучение проблем мониторинга правоприменения началось относительно недавно — с 2007 года при Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации создан Центр мониторинга законодательства и правоприменительной практики

2 Текст статьи как вариант:

«Статья 21. Информационно-аналитическая деятельность при подготовке нормативных правовых актов

Подготовка проектов нормативных правовых актов организуется правотворческими органами на основе информации, полученной путем мониторинга общественных отношений, требующих правового регулирования, проведения расчетов, социологических исследований, оценки вариантов решения и выбора наилучшего из них.

При подготовке нормативных правовых актов правотворческий орган:

изучает и учитывает практику применения законодательства по теме проекта, выявляет общественные отношения, требующие правового регулирования, причины и условия, влияющие на эффективность законодательства;

обобщает и использует предложения иных органов, организаций и граждан, рекомендации научных организаций, ученых и специалистов, данные других средств выявления общественного мнения; учитывает опыт правового регулирования в других государствах».

(Центр мониторинга права). Но уже в настоящее время основы системы правового регулирования мониторинга правоприменения сложились — на федеральном уровне приняты Положение о мониторинге правоприменения в Российской Федерации1, утверждена Методика осуществления мониторинга правоприменения в Российской Федерации2, осуществляется уже пятый план мониторинга правоприменения в Российской Федерации (см. таблицу 1), опубликован3 Доклад Правительства Российской Федерации о результатах мониторинга правоприменения в Российской Федерации за 2011 год, подготовлен Доклад Правительства Российской Федерации о результатах мониторинга правоприменения в Российской Федерации за 2012 год.

Таблица 1

Содержание планов мониторинга правоприменения в Российской Федерации (2011—2015 годы)

Год Количество отраслей, включенных в план мониторинга Количество законов1, включенных в план мониторинга Количество субъектов2 осуществления мониторинга

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Федеральные органы власти и организации3 Органы власти субъектов РФ

20114 11 16 23 5

20125 29 34 26 8

20136 18 22 25 15

20147 14 19 438 10

20159 15 29 39 11

Всего 87 120 156 49

Примечания:

1. Помимо законов, в плане мониторинга правоприменения могут быть отражены указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, нормативные правовые акты иных органов власти.

2. Предусмотрено три группы субъектов, но первоначально (в 2011, 2012 и 2013 годах) это были: федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъекта Российской Федерации, органы местного самоуправления, а теперь (в 2014 и 2015 годах) — федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъекта Российской Федерации и организации.

3. С 2014 года — организации (по двум отраслям в качестве соисполнителя указан Фонд социального страхования Российской Федерации).

4. План мониторинга правоприменения в Российской Федерации на 2011 год, утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 19 августа 2011 г. № 1471-р // Собрание законодательства РФ. 2011. № 35, ст. 5102.

5. План мониторинга правоприменения в Российской Федерации на 2012 год, утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 19 августа 2011 г. № 1471-р // Собрание законодательства РФ. 2011. № 35, ст. 5102.

6. План мониторинга правоприменения в Российской Федерации на 2013 год, утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 1 августа 2012 г. № 1396-р // Собрание законодательства РФ. 2012. № 32, ст. 4605.

7. План мониторинга правоприменения в Российской Федерации на 2014 год, утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 28 августа 2013 г. № 1513-р // Собрание законодательства РФ. 2013. № 35, ст. 4558.

8. Некоторые федеральные органы исполнительной власти указаны как ответственные за осуществление мониторинга правоприменения двух и более отраслей законодательства. Например: Минсельхоз России — по 2 отраслям; Минобороны России — по 3; Минрегион России — по 3; ФАС России — по 5.

9. План мониторинга правоприменения в Российской Федерации на 2015 год утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 28 августа 2014 г. № 1658-р // Собрание законодательства РФ. 2014. № 36, ст. 4886.

В некоторых субъектах Российской Федерации4 до названных федеральных актов действовали нормативные правовые акты, которые определяли порядок и методику проведения мониторинга. Таким образом, на настоящий момент в субъектах Российской Федерации накоплен значительный опыт по осуществлению мониторинга правоприменения. Например, мониторинг правоприменения законов Нижегородской области осуществляется Законодательным Собранием с 2008 года (см. таблицу 2).

1 О мониторинге правоприменения в Российской Федерации: указ Президента РФ от 20 мая 2011 г. № 657 // Собрание законодательства РФ. 2011. № 21, ст. 2930.

2 Об утверждении методики осуществления мониторинга правоприменения в Российской Федерации: постановление Правительства РФ от 19 августа 2011 г. № 694 // Российская газета. 2011. 24 августа.

3 Российская газета. 2013. 27 марта. (Опубликован без приложений, они размещены на сайте «Российской газеты».)

4 В решении Координационного совета при ГУ Минюста Российской Федерации по Нижегородской области от 21 ок-

тября 2011 г. «Практика мониторинга федерального и регионального законодательства и его применения» названы

республики Саха (Якутия), Татарстан, Еврейский, Ненецкий, Ямало-Ненецкий автономные округа, Архангельская,

Астраханская, Воронежская, Кемеровская, Курганская, Ленинградская, Липецкая, Московская, Нижегородская, Новго-

родская, Тамбовская области.

Таблица 2

Обобщение планов мониторинга правоприменения законов в Нижегородской области

(2008-2014 годы)

2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 всего

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Принято законов области 197 267 215 200 168 181 200 1428

Включено актов в планы мониторинга 30 19 20 14 14 20 18 135

15% 7% 9% 7% 8% 11% 11% 10%

Изложенное позволяет утверждать: факт разработки Минюстом России проекта федерального закона «О нормативных правовых актах в Российской Федерации» следует безусловно поддержать, однако концепция проекта федерального закона «О нормативных правовых актах в Российской Федерации», его структура и содержание требуют существенной переработки. В том виде, в котором проект федерального закона «О нормативных правовых актах в Российской Федерации» вынесен на общественное обсуждение, не может быть рекомендован Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации для принятия.

Баранов Владимир Михайлович, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, помощник начальника Нижегородской академии МВД России по инновационному развитию научной деятельности, заместитель председателя Научно-консультативного совета при Законодательном Собрании Нижегородской области;

Красильникова Наталья Александровна, руководитель аппарата комитета Законодательного Собрания Нижегородской области по информационной политике, регламенту и вопросам развития институтов гражданского общества;

Лаврентьев Александр Рудольфович, кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой государственно-правовых дисциплин Приволжского филиала Российской академии правосудия, член Научно-консультативного совета при Законодательном Собрании Нижегородской области

Правовую основу местного самоуправления составляют общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, Конституция Российской Федерации, федеральные законы и иные правовые акты. Толкование положений Конституции Российской Федерации дает Конституционный Суд Российской Федерации.

Применение федеральных законов, регулирующих полномочия местного самоуправления, вызывает необходимость их официального толкования. Какой орган государственной власти уполномочен толковать положения федеральных законов, вправе ли Государственная Дума давать официальное толкование положений Федеральных законов?
Ответ

Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, а также Регламентом Государственной Думы не предусмотрена процедура официального толкования положений федеральных законов Государственной Думой.

Федеральными законами также не предусмотрена процедура официального толкования норм права каким-либо органом, которое подлежало бы обязательному применению (помимо толкования положений Конституции Российской Федерации Конституционным Судом), так это нарушало бы принцип равенства всех субъектов права перед законом.

В соответствии с принципами правового государства субъекты правоотношений самостоятельно применяют нормы права, а споры решаются в суде. В соответствии с положениями процессуального права только толкование норм права кассационной (апелляционной) инстанцией является обязательным для применения судами первой инстанции при рассмотрении дел, возвращенных для повторного рассмотрения.

В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 17 ноября 1997 г. № 17-П указывается, что «вопросы, связанные с неоднозначным пониманием правоприменителями разъясняемые в Постановлениях Государственной Думы положений Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и ст. 855 ГК РФ, подлежат урегулированию Федеральным Собранием в порядке, предусмотренном для принятия федеральных законов» (п.4 мотивировочной части). Это означает, что в случае обнаружения неоднозначного понимания положений законодательных актов, неоднозначность должна быть урегулирована путем принятия федерального закона, вносящего изменения в законодательный акт, устраняющие указанную неоднозначность.

Таким образом, Государственная Дума не имеет полномочий толковать федеральные законы. Комитеты Государственной Думы дают разъяснения по запросам граждан, общественных организаций, органов государственной власти и органов местного самоуправления по вопросам применения законодательных актов, которые могут использоваться правоприменителями наряду с разъяснениями иных органов и экспертов.

Последняя редакция Статьи 76 Конституции РФ гласит:

1. По предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации.

2. По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

3. Федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам.

4. Вне пределов ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов.

5. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

6. В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным в соответствии с частью четвертой настоящей статьи, действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации.

Комментарий к Ст. 76 КРФ

1. Часть 1 комментируемой статьи закрепляет основы федерального правового регулирования по предметам ведения Российской Федерации. Установлено, что по этим предметам ведения (см. комм. к ст. 71) или, иначе говоря, в этих пределах принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы. В данном случае конкретизируются предмет ведения и полномочия Российской Федерации, названные в п. «а» ст. 71 Конституции, и приводятся формы важнейших федеральных правовых актов. Кроме названных правовых актов по этим предметам ведения принимаются: в связи с внесением изменений в Конституцию — особый правовой акт, именуемый «Закон Российской Федерации о поправке к Конституции» (Постановление Конституционного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 12-П по делу о толковании ст. 136 Конституции РФ//СЗ РФ. 1995. N 45. Ст. 4408), а также во всех других случаях — указы и распоряжения Президента РФ, постановления и распоряжения Правительства РФ, постановления палат Федерального Собрания (ст. 90, ч. 2 ст. 102, ч. 2 ст. 103, 115, п. «а» ч. 2 ст. 125 Конституции).

Федеральные конституционные законы и федеральные законы не должны противоречить Конституции (ч. 1 ст. 15). Вместе с тем они имеют верховенство на всей территории страны. Иные акты, входящие в правовую систему Российской Федерации (за исключением Закона о поправке к Конституции), издаются в соответствии с этими законами.

Федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией (ч. 1 ст. 108). Согласно Конституции, путем их издания: осуществляется принятие в Российскую Федерацию и образование в ее составе нового субъекта (ч. 2 ст. 65), изменение статуса субъекта Федерации (ч. 5 ст. 66); утверждается описание и порядок официального использования государственных флага, герба и гимна Российской Федерации (ч. 1 ст. 70); определяются порядок проведения общероссийского референдума (п. «в» ст. 84), режим военного положения (ч. 1, 2 ст. 56), обстоятельства и порядок введения чрезвычайного положения, статус Уполномоченного по правам человека (п. «д» ч. 1 ст. 103), порядок деятельности Правительства РФ (ч. 2 ст. 114); устанавливается судебная система (ч. 3 ст. 118), полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и иных федеральных судов (ч. 3 ст. 128), порядок созыва Конституционного Собрания (ч. 2 ст. 125). В иных случаях издаются федеральные законы.

Понятие «федеральный закон» иногда употребляется в Конституции не в специальном смысле (как акт, отличающийся от федерального конституционного закона), а в общеродовом, собирательном значении, охватывающем все виды федеральных законов. Именно в этом качестве упоминается федеральный закон в ч. 2 ст. 4, ч. 3 ст. 55, п. «а» ст. 71, ч. 3 ст. 90, п. «а» ч. 2 ст. 125 и в некоторых других статьях Конституции.

Федеральные конституционные законы и федеральные законы имеют прямое действие на всей территории Российской Федерации. Подобное согласуется с положениями Конституции о суверенитете Российской Федерации, который распространяется на всю ее территорию (ч. 1 ст. 4), обеспечивает единство экономического, политического и правового пространства.

Юридическое содержание прямого действия федеральных законов заключается в том, что они не нуждаются в подтверждении со стороны каких-либо органов государственной власти и местного самоуправления и применяются непосредственно всеми субъектами права. На это обращалось внимание в Постановлении Конституционного Суда от 30 сентября 1993 г. N 18-П (ВКС. 1994. N 6). В нем, в частности, отмечалось, что федеральные законы, принятые в сфере ведения Российской Федерации, действуют непосредственно и подлежат применению на всей ее территории; распространение действия этих законов на территории республик специальным законодательным актом республик противоречит понятию исключительного федерального ведения. В последующем Конституционный Суд, дополняя сказанное, с позиций принципа верховенства Конституции и федеральных законов констатировал, что субъект Федерации не может изменять установленные Конституцией приоритеты действия законов и иных федеральных нормативных актов, ограничивать их применение, приостанавливать их действие, вводить какие-либо связанные с действием этих актов процедуры и механизмы разрешения коллизий, правовых споров, не предусмотренные Конституцией России и федеральными законами (Определение от 27 июня 2000 г. N 92-О//СЗ РФ. 2000. N 29. Ст. 3117).

Прямое действие федеральных законов, принятых по предметам ведения Российской Федерации, не исключает издания подзаконных актов Президентом и Правительством РФ, федеральными министерствами и ведомствами. При этом, однако, данные акты не могут противоречить законам и отменять их. Суды, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимают решения в соответствии в законом (ч. 2 ст. 120 Конституции).

Порядок принятия, подписания, обнародования и вступления в силу федеральных конституционных законов и федеральных законов устанавливается Конституцией (см. комм. к ст. 105-108) и ФЗ от 14 июня 1994 г. «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» (СЗ РФ. 1994. N 8. Ст. 801). В частности, как определено названным ФЗ, федеральные конституционные законы и федеральные законы подлежат официальному опубликованию в течение семи дней после дня их подписания Президентом (ст. 3) и вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами не установлен другой порядок вступления их в силу (ст. 6).

2. Часть 2 комментируемой статьи регламентирует отношения, связанные с правовым регулированием в сфере совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Данную сферу можно характеризовать как такой круг вопросов (см. комм. к ч. 1 ст. 72), за решение которых несут ответственность Российская Федерация и образующие ее субъекты. Это означает, что правовое регулирование по данным вопросам осуществляется в особом правовом режиме. Конституционный Суд, касаясь указанной проблемы, пришел к выводу о том, что выработка правовых норм здесь должна строиться на основе достижения баланса интересов Российской Федерации и ее субъектов, взаимоуважения и взаимной ответственности с обязательным использованием согласительных процедур (Постановление Конституционного Суда РФ от 10 сентября 1993 г. N 12-П // ВКС. 1994. N 4-5).

В упоминавшемся выше Постановлении Конституционного Суда от 30 сентября 1993 г. N 18-П обращалось внимание федеральных органов государственной власти на необходимость разработки механизма согласования правового регулирования по вопросам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. В настоящее время данные отношения регулируются статьей 26.4 ФЗ от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (СЗ РФ. 1999. N 42. Ст. 5005).

ФЗ от 6 октября 1999 г. определяет также, что:

— субъекты Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов. После принятия соответствующего федерального закона законы и иные нормативные правовые акты субъектов Федерации приводятся в соответствие с данным федеральным законом в течение трех месяцев;

— по вопросам совместного ведения, решение которых отнесено указанным Законом к полномочиям органов государственной власти субъекта Федерации (ч. 2 ст. 26.3), данные органы власти имеют право принимать законы, иные нормативные правовые акты, в том числе региональные программы субъектов Федерации, вне зависимости от наличия в федеральных законах положений, устанавливающих указанное право (ч. 3.1 ст. 26.3);

— по вопросам совместного ведения, решение которых отнесено указанным Законом к полномочиям органов государственной власти субъектов Федерации (ч. 2 ст. 26.3), могут приниматься федеральные законы, которые, однако, не должны включать положения, определяющие объем и порядок осуществления расходов из бюджета субъекта Федерации, необходимых для исполнения соответствующих полномочий региональными органами власти (ч. 3 ст. 26.3).

Конституционный Суд, касаясь рассматриваемых отношений, дополнительно к вышеназванным правовым позициям также констатировал:

— ч. 2 ст. 76 Конституции регулирует не вопрос о том, вправе ли федеральные органы государственной власти издавать нормативные акты подзаконного характера, а вопрос о том, как действует федеральный закон и как он соотносится с актами, принимаемыми субъектами Федерации (Постановление от 9 января 1998 г. N 1-П//СЗ РФ. 1998. N 3. Ст. 429);

— вопросы совместного ведения могут регулироваться не только федеральным законом, но и иными федеральными нормативными правовыми актами (по смыслу Постановления от 27 января 1999 г. N 2-П//СЗ РФ. 1999. N 6. Ст. 866);

— установления федерального законодателя действуют непосредственно и не нуждаются в подтверждении в законодательстве субъектов Федерации (по смыслу Постановления от 9 июля 2002 г. N 12-П//СЗ РФ. 2002. N 28. Ст. 2909);

— признание за субъектами Федерации права осуществлять опережающее правовое регулирование по предметам совместного ведения не дает им автоматически полномочий по решению в полном объеме вопросов, имеющих универсальное значение как для законодателя в субъектах Федерации, так и для федерального законодателя и в силу этого подлежащих регулированию федеральным законом (Постановление от 15 декабря 2003 г. N 19-П//СЗ РФ. 2003. N 52. Ч. 2. Ст. 5101).

3. Часть 3 комментируемой статьи выделяет федеральные конституционные законы как обладающие более высокой юридической силой в сравнении с обычными федеральными законами; последние не могут противоречить федеральным конституционным законам. Иная субординация — внутри систем каждого из названных видов законов — не предусмотрена. Это подтвердил Конституционный Суд. В Определении от 5 ноября 1999 г. N 182-О (СЗ РФ. 1999. N 52, Ст. 6460) он констатировал: «в ст. 76 Конституции не определяется и не может определяться иерархия актов внутри одного их вида, в данном случае — федеральных законов. Ни один федеральный закон в силу ст. 76 Конституции не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой. Правильный же выбор на основе установления и исследования фактических обстоятельств и истолкование норм, подлежащих применению в конкретном деле, относятся не к ведению Конституционного Суда РФ, а к ведению судов общей юрисдикции и арбитражных судов».

Соответствие федеральных законов федеральным конституционным законам обеспечивается посредством принципа правоприменения, согласно которому суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции, федеральному конституционному закону, федеральному закону и другим нормативным правовым актам, принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу (ч. 3 ст. 5 ФКЗ от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»//СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1).

4. Часть 4 комментируемой статьи содержит ряд важных положений о правовом регулировании субъектов Федерации. Во-первых, называются пределы такого регулирования; это та часть отношений и вопросов (они обозначаются в конкретных федеральных законах), которая находится вне пределов ведения Федерации и совместного ведения Федерации и ее субъектов. Во-вторых, устанавливается, что данным правом в равной степени наделяются все субъекты Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа. В-третьих, фиксируется, что субъекты Федерации осуществляют собственное правовое регулирование по вопросам, находящимся в их ведении, или, говоря иначе, они самостоятельны в принятии необходимых правовых актов по этим вопросам, обладают правом регулировать указанные отношения полностью, исчерпывающим образом; принятые в таких случаях акты субъектов Федерации не требуют подтверждения федеральными органами (Постановление Конституционного Суда от 7 июня 1993 г. N 14-П//ВКС. 1994. N 4-5). В-четвертых, определяется правовая система актов субъектов Федерации, которые принимают законы (их упоминание придает использованию этой правовой формы обязательность, особое юридическое значение, в том числе в смысле государственной защиты) и иные нормативные акты (в ФЗ от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (СЗ РФ. 1999. N 42. Ст. 5005) дополнительно названы, например, такие акты, как постановления законодательного органа (ч. 3 ст. 5), указы (постановления) и распоряжения высшего должностного лица (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти) субъекта Федерации (ч. 1 ст. 22)). В-пятых, «собственное правовое регулирование» отношений, о которых идет речь в ч. 4 комментируемой статьи, дополняет регулирование, осуществляемое субъектом Федерации по вопросам совместного ведения Федерации и ее субъектов. В-шестых, если субъект Федерации не реализует предоставленные ему нормотворческие полномочия, то непосредственно применяются федеральные нормы, а также федеральный законодатель в случае необходимости сам может осуществить правовое регулирование в соответствующей сфере (Постановление Конституционного Суда от 3 ноября 1997 г. N 15-П//СЗ РФ. 1997. N 45. Ст. 5241).

5. В ч. 5 комментируемой статьи закрепляется гарантия верховенства федеральных законов на территории Российской Федерации (см. комм. к ч. 2 ст. 4). Одновременно устанавливается, что законы и иные нормативные правовые акты субъектов Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Федерации и по предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов. В случае если законы и другие правовые акты субъектов Федерации, а также иные правовые акты, изданные в Российской Федерации, вступают в противоречие с федеральным законом, действует федеральный закон.

Названные законы и все иные акты, изданные в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции (ч. 1 ст. 15 Конституции). Субъекты Федерации в нормотворческой деятельности обязаны руководствоваться федеральными нормативными актами, принятыми в развитие федеральных законов или при их отсутствии, например указами Президента РФ, а также исходить из норм договоров о разграничении предметов ведения и полномочий, заключенных в порядке ч. 3 ст. 11 Конституции. Последнее требование в равной мере может быть адресовано и другому участнику таких договоров — федеральным органам государственной власти.

Надзор за соответствием законам правовых актов, издаваемых субъектом Федерации, возложен на прокуратуру (ст. 1 Закона РФ от 17 января 1992 г. «О прокуратуре Российской Федерации», в ред. от 17 ноября 1995 г.//СЗ РФ. 1995. N 47. Ст. 4472). Прокурор вправе опротестовывать данные правовые акты, противоречащие Конституции и федеральным законам, обращаться в суд с заявлением о проверке соответствия закона субъекта Федерации федеральному закону. При этом, как подчеркнул Конституционный Суд, реализация указанного полномочия прокурором (обращение в суд) не должна приводить к подмене функций органов законодательной власти (Постановление от 11 апреля 2000 г. N 6-П//СЗ РФ. 2000. N 16. Ст. 1774).

В приведенном Постановлении Конституционный Суд, обосновывая право суда общей юрисдикции осуществлять проверки закона субъекта Федерации на предмет его соответствия федеральному закону, очертил границы такого нормоконтроля. В частности, было обращено внимание на то, что общие суды не могут аннулировать закон, а вправе лишь признать его недействующим и, следовательно, с момента вступления решения суда в силу не подлежащим применению. Лишение же акта юридической силы возможно только по решению самого законодательного органа, издавшего акт, или в предусмотренном Конституцией порядке конституционного судопроизводства.

ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (ст. 9, 19) в целях обеспечения законности предоставляет право Президенту требовать от законодательного органа и высшего должностного лица субъекта Федерации приведения принятых ими нормативных правовых актов в соответствие с Конституцией и федеральными законами (наличие рассогласованности должно подтверждаться решением суда). В случае если требование Президента в установленные сроки не исполняется, законодательный орган может быть распущен, а полномочия высшего должностного лица субъекта Федерации досрочно прекращены. Названные законоположения были признаны Конституционным Судом не противоречащими Конституции РФ (Постановление от 4 апреля 2002 г. N 8-П//СЗ РФ. 2002. N 15. Ст. 1497).

Правовые акты органов государственной власти субъектов Федерации и должностных лиц, нарушающие права и свободы граждан, их объединений, могут быть обжалованы в суд (статья 46 Конституции России).

6. Часть 6 комментируемой статьи фиксирует гарантии верховенства закона и иного нормативного правового акта субъекта Федерации, принятого им в рамках полномочий собственного правового регулирования (т.е. вне пределов ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов), в соотношении с федеральным законом. Установлено: если возникают противоречия между ними, то действует нормативный правовой акт субъекта Федерации. Такой подход согласуется со ст. 73 Конституции (см. комм. к ст. 73), находит поддержку в решениях Конституционного Суда (например, его Постановление от 3 июня 1993 г. N 13-П//ВКС. 1994. N 4-5).

Вместе с тем ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (ч. 3 ст. 3) установил порядок разрешения коллизий в подобных случаях. В частности, он определил: если орган государственной власти субъекта Федерации полагает, что федеральный закон не соответствует Конституции, нормативный правовой акт федерального органа государственной власти не соответствует положениям Конституции, федеральных законов или договоров о разграничении полномочий, устанавливающим разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации, спор о компетенции либо вопрос о соответствии федерального закона Конституции, соответствии нормативного правового акта федерального органа государственной власти Конституции федеральным законам или договорам о разграничении полномочий разрешается соответствующим судом. До вступления в силу решения суда о признании федерального закона или отдельных его положений не соответствующими Конституции, нормативного правового акта федерального органа государственной власти или отдельных его положений не соответствующими Конституции, федеральным законам или договорам о разграничении полномочий принятие законов и иных нормативных правовых актов субъекта Федерации, противоречащих соответствующим положениям федерального закона, нормативного правового акта федерального органа государственной власти, не допускается.

Контроль за актами, принятыми субъектом Федерации в порядке ч. 6 комментируемой статьи, находится в компетенции конституционных (уставных) судов субъектов Федерации, проверяющих их на предмет соответствия своей конституции (уставу) (ч. 1 ст. 27 ФКЗ от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»//СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1), а также судов общей юрисдикции, осуществляющих в установленных пределах нормоконтроль с позиций федерального закона. Конституционный Суд не уполномочен проверять данные законы в порядке абстрактного нормоконтроля (п. «б» ч. 2 ст. 125 Конституции), но он вправе это делать, если имеет место жалоба на нарушение конституционных прав и свобод граждан, чьи права и свободы нарушены законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле (Определение Конституционного Суда от 31 мая 1999 г. N 60-О//СЗ РФ. 1999. N 23. Ст. 2891).

Здравствуйте, Анна. На основании действующего законодательства теплосети являются недвижимыми объектами и относятся к линейным сооружениям. Для государственной регистрации права на линейные сооружения одновременно с заявлением, документами, удостоверяющими личность и полномочия заявителя предоставляются следующие документы:
1. При регистрации права на вновь возведенное линейное сооружение:
1.1. Документы, подтверждающие факт создания линейного сооружения (представляются по инициативе заявителя): — разрешение на строительство (в случае государственной регистрации права собственности на объекты незавершенного строительства) (оригинал и копия); — разрешение на ввод объекта в эксплуатацию (оригинал и копия).
1.2. Правоустанавливающие документы на земельные участки, на которых расположен объект недвижимого имущества (пункт 1 статьи 25 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним») (оригинал и копия).
1.3. Документ, подтверждающий оплату государственной пошлины.
1.4. Иные документы, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации подтверждают наличие, возникновение, прекращение, переход, ограничение (обременение) прав (абзац 9 пункта 1 статьи 17 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).
2. При регистрации перехода права собственности при сделке:
2.1. Документы-основания для государственной регистрации возникновения, прекращения, перехода права собственности (договор купли-продажи, мены, дарения и т.д.) и подтверждающие передачу имущества (передаточный акт) – не менее 2 оригиналов;
2.2. Документы, свидетельствующие об одобрении сделки в случаях, предусмотренных федеральными законами Российской Федерации (например, главами X, XI Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и статьями 45, 46 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», либо документы, свидетельствующие, что сделка не является крупной) (оригинал и копия).
2.3. Согласие супруга (супруги) на совершение сделки, предусмотренное пунктом 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации (оригинал и копия).
2.4. Документ, подтверждающий оплату государственной пошлины.
2.5. Иные документы, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации подтверждают наличие, возникновение, прекращение, переход, ограничение (обременение) прав (абзац 9 пункта 1 статьи 17 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).
Обращаем внимание на то, что указанный перечень не является исчерпывающим, так как при правовой экспертизе документов, осуществляемой в порядке, предусмотренном статьей 13 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», может быть установлено отсутствие иных документов, не являющихся правоустанавливающими, но необходимых для проведения государственной регистрации. Для государственной регистрации права собственности на объекты, расположенные на территории Томской области можно обратиться в любой отдел ОГКУ «ТО МФЦ». Получить дополнительную консультацию, записаться на прием можно по телефонам 8-800-350-08-50 (звонок бесплатный на территории Томской области), 8(3822)602-999

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх