Закон о сим

1 июня 2018 года вступают в силу изменения в Федеральный закон «О связи», разработанные в целях более эффективного противодействия незаконной реализации SIM-карт, напоминает Роскомнадзор.

Согласно изменениям, услуги мобильной связи смогут получать только те абоненты (и пользователи услугами связи тех абонентов), достоверные сведения о которых будут предоставлены оператору связи и внесены в его автоматизированную систему расчетов.

На оператора связи возлагается обязанность осуществлять проверку достоверности сведений об абоненте и пользователях услугами связи абонента. Для этого оператору связи обеспечен доступ к единой системе идентификации и аутентификации, единому порталу госуслуг, другим информационным системам госорганов.

Терминология

Абонент – физическое, юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, заключающий договор на оказание услуг мобильной связи.

Пользователь услугами связи абонента – физическое лицо, пользующееся услугами мобильной связи по договору абонента, например, SIM-картой, предоставленной организацией.

SIM-карта – «идентификационный модуль» — электронный носитель информации, устанавливаемый в пользовательском оборудовании, с помощью которого осуществляется идентификация абонента (или пользователя услугами связи абонента) и пользовательского оборудования, а также обеспечивается доступ к сети оператора связи.

В случае если достоверность сведений не подтверждается, оператор приостанавливает оказание услуг связи в порядке, установленном правилами оказания услуг связи.

Прекращение оказания услуг связи последует также при поступлении соответствующего запроса от органов, занимающихся оперативно-розыскной деятельностью, или в случае предписания Роскомнадзора. Такое предписание выдается по результатам контрольных мероприятий, если в течение 15 суток не будет подтверждено соответствие персональных данных фактических пользователей сведениям, заявленным в абонентских договорах, или в случае предотвращения и пресечения преступлений с использованием сетей связи и средств связи.

Проверка информации, содержащейся в базах данных операторов связи, будет осуществляться Роскомнадзором в рамках осуществления контрольно-надзорных мероприятий установленным порядком: как в ходе плановых проверок, так и при совместных с МВД рейдах по местам незаконной продажи SIM-карт.

Ответственность за нарушение правил оказания услуг связи установлена ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ («Осуществление предпринимательской деятельности с нарушением требований и условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией)»). Административное наказание по этой статье: предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от 1500 до 2 тысяч рублей; на должностных лиц – от 3 тысяч до 4 тысяч рублей; на юридических лиц – от 30 тысяч до 40 тысяч рублей.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

УДК 342.727 : 351.751.5 (470+571)

ЗАПРЕТ ЦЕНЗУРЫ В СИСТЕМЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ЗАПРЕТОВ В ИНФОРМАЦИОННОЙ СФЕРЕ

© Куликова Светлана Анатольевна

кандидат филологических наук, доцент кафедры конституционного и муниципального права, Национальный исследовательский Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского.

И kulikovasveta@inbox.ru

Запрет цензуры направлен на защиту общественных отношений, связанных с реализацией права на свободный доступ и распространение не запрещённой законом информации. В статье проводится сравнительный анализ развития конституционных запретов, регулирующих информационные правоотношения в отраслевом законодательстве. Делается вывод о недостаточной определённости правового содержания понятия «цензура» и неэффективности существующих мер юридической ответственности за нарушение запрета цензуры.

Ключевые слова: цензура, конституционные запреты, правоотношения в информационной сфере, ответственность за правонарушения в информационной сфере.

Значительная часть норм Конституции РФ , регулирующих отношения в информационной сфере, сформулирована в форме запретов, обращённых к гражданам, общественным организациям, государственным органам и их должностным лицам как субъектам конституционно-правовых отношений.

В теоретико-правовой литературе отмечается отличительная черта запрещающей нормы — её нормативное предписание требует от адресата воздержания от совершения определённого рода общественно опасных деяний . Запреты, установленные в Основном законе страны, направлены на полное вытеснение наиболее негативных, неприемлемых в современном обществе явлений. Особенностями конституционных запретов являются их «на-дотраслевые черты, когда каждый запрет выступает нормой-принципом, характеризующим степень защищённости личности от произвола государства» .

Первым запретом, связанным со сферой информационных отношений, является норма, сформулированная в ч. 3 ст. 15 Конституции РФ: «Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего

сведения» . В данном случае конституционный запрет устанавливает, что любой принимаемый в Российской Федерации закон — федеральный или субъекта Федерации, а так же иные нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, — относятся к информации, доступ к которой не может быть ограничен, и официальное опубликование является непременным условием их применения.

Следующий запрет, связанный с информационными правоотношениями, содержится в ч. 1 ст. 24: «Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются» . Тем самым конституционный запрет направлен на недопущение превращения приватных сведений в массовую информацию и защищает фундаментальное право человека на личную жизнь и тайну этой жизни.

Самое большое количество запретов содержится в ст. 9 Конституции РФ.

В ч. 2 ст. 29 сдержится сразу два запрета: «Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть или вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства». Эта норма требует от субъек-

тов отказа от распространения информации, способствующей возникновению и эскалации социальных, межэтнических и религиозных конфликтов .

Запрет, сформулированный в ч. 3 ст. 29 : «Никто не может быть принуждён к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них», направлен против духовного насилия над личностью, не допускает внешнего контроля со стороны государства и общества за процессами формирования человеком субъективного отношения к происходящему, охраняет внутреннее пространство личности.

И наконец, в ч. 5 ст. 29 установлена гарантия свободы массовой информации и содержится запрет цензуры. Такая формулировка статьи призвана способствовать прекращению практики незаконного вмешательства со стороны публичных органов в деятельность субъектов, получающих, производящих и распространяющих массовую информацию.

Анализ конституционных запретов в информационной сфере приводит к выводу, что запрещающая норма содержит следующие элементы:

1) объект запрета (действие или бездействие, от совершения которого должны воздерживаться субъекты права);

2) предмет запрета (общественные отношения, на защиту которых направлен запрет);

3) субъекты запрета (те, кому адресован запрет, и на кого возлагается обязанность воздерживаться от действий или бездействия);

4) ответственность (вид санкции, которая следует за нарушение запрета).

Обратимся подробнее к каждому из элементов конституционных запретов, учитывая их конкретизацию в отраслевом законодательстве.

Объект запрета — это правовое содержание запрещающей нормы. Он должен быть формально определённым, точным, не допускающим вариативности толкования. Субъекты, к которым обращён запрет, должны хорошо понимать, что именно разрешено, а что запрещено. Если они будут руководствоваться субъективной оценкой запрета, это повлечёт либо его неисполнение, либо произвол в правоприменении. «Запрет должен быть очевиден для всех до его нарушения», — эта позиция была чётко выражена в Особом мнении судьи Конституционного Суда РФ А. Л. Кононова к Постановлению Конституционного Суда РФ .

Содержание некоторых из указанных запрещающих норм становилось предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Например, положение о том, что правоприменители, включая органы государства и их должностных лиц, органы местного самоуправления,

суды, не должны применять не опубликованные официально законы, получило своё подтверждение в Постановлении Конституционного Суда РФ , где было указано, что официальным опубликованием закона считается первая публикация его полного текста в «Российской газете» или в «Собрании законодательства Российской Федерации». День подписания того или другого издания в печать не может считаться датой официальной публикации, поскольку «с этого момента ещё реально не обеспечивается получение информации о содержании закона его адресатами».

Довольно подробно в действующем законодательстве разработано и правовое содержание конституционного запрета, сформулированного в ч. 1 ст. 24 . Значительное число федеральных законов и подзаконных актов запрещает разглашение информации, относящейся к отдельным областям частной жизни. Например, ст. 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-1 устанавливает, что информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. Разглашение этих сведений лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении профессиональных, служебных и иных обязанностей, не допускается . Согласно статье 12 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ сведения, ставшие известными работнику органа записи актов гражданского состояния в связи с государственной регистрацией акта гражданского состояния, относятся к категории конфиденциальной информации и разглашению не подлежат .

Подобные нормы содержатся в ст. 26 Федерального закона от 3 февраля 1996 г. № 17-ФЗ «О банках и банковской деятельности»; ст. 8 Федерального закона от 25 января 2002 г. № 8-ФЗ «О всероссийской переписи населения»; ст. 1123 Гражданского кодекса РФ; ст. 9 Федерального закона от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности»; ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре; ст. 313 Налогового кодекса РФ, ст. 9 Закона РФ от 2 июля 1992 г. № 3185-1 «О психиатрической помощи», ст. 139 Семейного кодекса. Указанный конституционный запрет конкретизируется также в ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», в соответствии с которой только сам субъект персональных данных принимает решение о предоставлении своих персональных данных и даёт согласие на их обработку .

Кроме того, обобщающее понятие «информация о частной жизни», видимо, получит легитимное закрепление в ближайшее время в ст. 1522 Гражданского кодекса РФ, в которой предлагается установить, что «не допускается без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, включая сведения о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни, о фактах биографии такого лица, об участии этого лица в судопроизводстве» .

Однако не все конституционные запреты в информационной сфере получили такую подробную регламентацию в нормативных правовых актах. Так, определение объекта запрета цензуры (какие именно действия следует считать цензурой) вызывает много вопросов.

Данный конституционный запрет нашел свое закрепление и конкретизацию в таких законодательных актах, как Закон РФ от 27 декабря 1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» ; Федеральный закон от 29 декабря 1994 № 78-ФЗ «О библиотечном деле» ; Федеральный закон от 26 мая 1996 № 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

При этом понятие «цензура» в перечисленных выше нормативных актах имеет различное правовое содержание.

Согласно ст. 3 Закона РФ «О средствах массовой информации» цензура массовой информации «требование к редакции СМИ со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей».

В Федеральном законе «О библиотечном деле» говорится о недопущении государственной или иной цензуры, ограничивающей право пользователей библиотек на свободный доступ к библиотечным фондам.

Федеральный закон «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» устанавливает, что музейные предметы и музейные коллекции, включенные в состав Музейного фонда Российской Федерации и находящиеся в музеях в Российской Федерации, открыты для доступа граждан. Ограничение доступа к музейным предметам и музейным коллекциям из соображений цензуры не допускается.

Таким образом, в Федеральных законах «О библиотечном деле» и «О Музейном фонде

Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» определения понятию «цензура» не даётся, при этом его смысл явно отличается от того, которое содержится в Законе РФ «О средствах массовой информации» .

Понятие «цензура» не употребляется в Основах законодательства РФ о культуре от 9 октября 1992 г. № 3612-1. Однако в ст. 31 устанавливается, что органы государственной власти и управления, органы местного самоуправления не вмешиваются в творческую деятельность граждан и их объединений, государственных и негосударственных организаций культуры за исключением случаев, когда такая деятельность ведёт к пропаганде войны, насилия и жестокости, расовой, национальной, религиозной, классовой и иной исключительности или нетерпимости, порнографии.

Запрет какой-либо культурной деятельности может быть осуществлен только судом и лишь в случае нарушения законодательства .

Обобщая вышеизложенное, можно сделать вывод, что современное правовое содержание понятия «цензура» в сфере массовой информации включает в себя два основных значения:

— незаконное ограничение права редакций СМИ воспроизводить полученные законным способом документы, излагать свои мнения и оценки, распространять подготовленные сообщения и материалы;

— ограничение беспрепятственного доступа ко всем находящимся в фондах государственных, муниципальных и иных общедоступных библиотек печатным изданиям и аудиовизуальной продукции, а также находящимся в фондах государственных, муниципальных и иных музеев музейным предметам и музейным коллекциям.

В то же время часто приходится слышать о необходимости, например, «нравственной», «родительской» или «лингвистической» цензуры. Такие виды цензуры оправдываются общественным сознанием.

Налицо противоречие между легитимным закреплением понятия цензуры в очень узком смысле (только как требования должностных лиц, обращённого к редакции СМИ, о согласовании сообщений и материалов) и расширительным толкованием этого термина народным правосознанием как ограничения свободы слова в целях сохранения нравственности общества, духовного развития детей и т. д. Таким образом, объект конституционного запрета недостаточно чётко определён, в результате чего происходит смешение правомерных и неправомерных действий, общественно опасного и общественно необходимого явлений.

Обращаясь к следующему элементу запрещающей нормы — предмету конституционных

запретов в информационной сфере, мы исходим из позиции, сформулированной А. В. Малько: «Запрет, препятствуя удовлетворению интересов индивида, в отношении которого он действует, направлен на реализацию интересов противоположной стороны» . Таким образом, правовой запрет, ограничивая действия одних субъектов, тем самым защищает права и свободы других.

В этом смысле конституционные запреты в информационной сфере обладают общими чертами: они направлены на защиту общественных отношений, связанных с реализацией права на свободный доступ и распространение не запрещённых законом сведений, и в то же время создают нормативную основу эффективного противодействия манипулированию информацией.

В связи с этим именно запрещение цензуры является гарантией того, что каждый человек в полной мере и на законных основаниях может выражать свое мнение, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных органов, как это зафиксировано в п. 1 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод , а также пользоваться конституционно закрепленными гарантиями свободы мысли и слова , реализовывать своё право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом , право участвовать в культурной жизни и пользоваться учреждениями культуры, осуществлять доступ к культурным ценностям .

Круг субъектов конституционных запретов в информационной сфере очень широк: к ним относятся граждане, СМИ, общественные организации, религиозные объединения, а также органы государственной власти и должностные лица.

Конституционный запрет цензуры адресован органам государственной власти, должностным лицам, организациям, учреждениям и общественным объединениям, которые должны воздерживаться от попыток незаконного контроля за СМИ, установления ограничений свободы массовой информации вопреки конституционным положениям о том, что ограничение прав может устанавливаться только федеральным законом и сугубо в целях защиты конституционно определённых ценностей.

Их требования о согласовании материалов, согласно Закону о СМИ, потенциально могут быть обращены только к редакции СМИ. Журналист не включён в число лиц, деятельность которых подлежит цензуре, хотя именно

он непосредственно осуществляет подготовку информационных сообщений.

Правовая неопределённость существует также в вопросе о том, могут ли указания главного редактора издания являться цензурой. Исходя из формулировки Закона о СМИ — нет, поскольку под цензурой понимается только внешнее вмешательство в деятельность редакции.

Однако ч. 2 ст. 144 Уголовного кодекса РФ рассматривает воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путём принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации с использованием служебного положения. В правовой литературе в качестве лица, использующего своё служебное положение, называется редактор, главный редактор, издатель, руководитель СМИ и т. д. .

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2010 г. № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» содержится разъяснение о том, что «…требование обязательного предварительного согласования материалов или сообщений может быть законным, если оно исходит от главного редактора как от лица, несущего ответственность за соответствие требованиям закона содержания распространенных материалов и сообщений» . Буквальное понимание данного положения предполагает, что главный редактор может запретить публикацию того или иного материала или дать указание о его исправлении только в случае, если содержание этих материалов и сообщений не соответствует требованиям закона.

Важно отметить, что неотъемлемой частью конституционного запрета в информационной сфере является юридическая ответственность за его нарушение.

«Запреты в праве как бы заряжены юридической ответственностью — уголовной, административной, гражданской. Сама суть, ближайшая социальная подоплека юридической ответственности во многих случаях и заключается в том, чтобы утвердить в жизни, обеспечить реальное проведение юридического запрета в фактических жизненных отношениях, — считает С. С. Алексеев, — юридическая сила запрета, степень его категоричности обусловлены видом юридической ответственности» .

Нарушение конституционных запретов должно предполагать обязательное наступление того или иного вида юридической ответственности. В случае с большинством конституционных норм так и происходит. Например, незаконный сбор, хранение, использование и распространение сведений о частной жизни

лица, составляющих его личную или семейную тайну, образует состав преступления, предусмотренный ст. 137 УК РФ. Нарушение порядка сбора, хранения, использования и распространения информации о гражданах (персональных данных) влечёт административную ответственность (ст. 13.11 КоАП).

Пожалуй, наиболее разработан вопрос об ответственности за нарушение запрета, закреплённого ч. 2 ст. 29 .

Возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни, пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности включено в понятие экстремистской деятельности Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Действия, направленные на возбуждение ненависти, вражды, унижение достоинства человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершённые публично или с использованием средств массовой информации наказываются в соответствии со ст. 282 УК РФ.

На недопустимость «злоупотребления свободой массовой информации» указывает ст. 4 Закона РФ «О СМИ». Ответственность за данное правонарушение предусмотрена ст. 13.15 КоАП РФ.

Специальными видами ответственности являются приостановление деятельности общественного или религиозного объединения (ст. 10 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности»), ликвидация соответствующих объединений и запрет их деятельности по решению суда (ст. 9). К средствам массовой информации могут быть применены такие меры ответственности, как прекращение их деятельности по решению суда, приостановление реализации соответствующего номера периодического издания либо тиража аудио- или видеозаписи программы (ст. 11) и т. д.

В отличие от приведённых выше примеров, ответственность за осуществление цензуры прямо не установлена ни Кодексом об административных правонарушениях, ни Уголовным кодексом. В КоАП содержится ст. 13.16, которая предусматривает административную ответственность за воспрепятствование распространению продукции средства массовой информации либо установление незаконных ограничений на розничную продажу тиража периодического печатного издания.

Отметим, что, во-первых, данная норма призвана противостоять только одной из форм осуществления цензуры (когда уже существует готовая продукция СМИ) и не предполагает ответственности за вмешательство в деятельность средств массовой информации на этапе предварительной подготовки материалов. Во-вторых, указанная ст. 13.16 относится только к СМИ и никак не защищает, например, театральные постановки, литературные произведения и другие виды массовой культуры от возможности цензурного вмешательства.

Современное уголовное законодательство говорит только об одном преступлении, которое может быть соотнесено с цензурой — воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов (ст. 144 УК РФ).

Термин «воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов» отсылает нас к другому нормативному акту -Закону РФ «О средствах массовой информации». Статья 58 этого закона содержит определение понятия «воспрепятствование законной деятельности учредителей, редакций, издателей и распространителей продукции средства массовой информации, а также журналистов». Воспрепятствование может осуществляться посредством: 1) осуществления цензуры; 2) вмешательства в деятельность и нарушения профессиональной самостоятельности редакции; 3) незаконного прекращения либо приостановления деятельности средства массовой информации; 4) нарушения права редакции на запрос и получение информации; 5) незаконного изъятия, а равно уничтожения тиража или его части;

6) принуждения журналиста к распространению или отказу от распространения информации;

7) установления ограничений на контакты с журналистом и передачу ему информации, за исключением сведений, составляющих государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну; 8) нарушения прав журналиста, установленных Законом РФ «О средствах массовой информации».

Отметим, что, во-первых, по сравнению с Законом о СМИ, в Уголовном кодексе из всех форм воспрепятствования профессиональной деятельности журналиста непосредственно указывается только одна: принуждение к распространению информации или отказу от распространения информации.

Во-вторых, бланкетная диспозиция данной нормы затрудняет буквальное толкование данной нормы, в результате чего возникают трудности в уяснении её содержания, не понятно, какие именно действия должно совершить лицо, чтобы их можно было квалифицировать по данной статье.

Кроме того, нарушителями данной нормы чаще всего выступают руководители властных структур, политики, которые вмешиваются в деятельность журналистов и редакции, отдавая устные распоряжения и используя так называемое телефонное право, что повышает уровень латентности указанных правонарушений.

В связи с этим в правоприменительной практике соответствующие дела почти не встречаются.

Таким образом, сравнительный анализ конституционных запретов, регулирующих отношения в информационной сфере, приводит к выводу о различной степени конкретизации их в отраслевом законодательстве. Запреты на вмешательство в частную жизнь, пропаганды социального, расового, религиозного или языкового превосходства получили развитие в большом количестве нормативных правовых актов разного уровня, за их нарушение предусмотрены различные виды юридической ответственности.

Гораздо меньше оказалось разработанным правовое содержание запрета на принуждение к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них и запрета цензуры.

В частности, фактически понятие цензуры касается только деятельности СМИ и тем самым сужает полный и абсолютный запрет цензуры, закреплённый в Конституции, так как касается только средств массовой информации.

Отсутствие журналистов среди субъектов, к которым может быть обращено цензурное вмешательство, недостаточная определённость отношений между учредителем, собственником, редактором и журналистами приводит к тому, что цензура чаще всего носит неформальный характер и оказывается за рамками правовой регламентации.

Терминологическое несоответствие между определением цензуры, данном в законе «О средствах массовой информации», и нормах об ответственности, установленных Кодексом об административных правонарушениях РФ и Уголовным кодексом РФ, на практике приводит к невозможности привлечения к ответственности виновных лиц, что снижает юридическую силу запрета.

Это делает проблему запрета цензуры в нашей стране по-прежнему актуальной.

Библиографический список

2. Кулапов В. Л. Проблемы теории государства и права . — Саратов: Изд-во СГАП, 2009.

4. Постановление Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 г. № 15-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобами граждан С. А. Бунтмана, К. А. Катаняна и К. С. Рожкова // Собрание законодательства РФ. — 2003. — № 44.

5. Постановление Конституционного Суда РФ от 24.10.1996 № 17-П по делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 года «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об акцизах» // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 45.

6. Ведомости СНД и ВС РФ . — 1993. — № 33.

7. Собрание законодательства РФ . -1997. — № 47.

8. Собрание законодательства РФ . — 2006.

— № 31 (1 ч.).

9. Проект Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» : сайт «Российской газеты». — URL: http:// www.rg.ru (дата обращения: 7.10.2011).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Ведомости СНД и ВС РФ . — 1992. — № 7.

11. Собрание законодательства РФ . -1995. — № 1.

12. Собрание законодательства РФ . — 1996.

— № 22.

13. Ведомости СНД и ВС РФ . — 1992. -№ 46.

15. Российская газета . — 2010. — 20 сент.

16. Алексеев С. С. Право: азбука-теория-философия : опыт комплексного исследования. — М.: Статут, 1999. — ISBN 5-8354-0002-0.

17. Собрание законодательства РФ . -2002. — № 30.

Принят Государственной Думой 21 ноября 2019 года

Одобрен Советом Федерации 25 ноября 2019 года

Статья 1

1) в статье 6:

а) в части третьей слова «или иностранная структура без образования юридического лица, распространяющие предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы (иностранное средство массовой информации)» заменить словами «или иностранная структура без образования юридического лица независимо от их организационно-правовой формы, физическое лицо, распространяющие предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы (в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»)», слова «независимо от их организационно-правовой формы,» исключить, слова «иностранному средству массовой информации» заменить словами «юридическому лицу, зарегистрированному в иностранном государстве, или иностранной структуре без образования юридического лица независимо от их организационно-правовой формы, физическому лицу, распространяющим предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы (в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет») и получающим денежные средства и (или) иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и (или) иное имущество от указанных источников,»;

б) дополнить частями пятой — седьмой следующего содержания:

«Федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере регистрации некоммерческих организаций, ведет реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента. Информация об иностранном средстве массовой информации, выполняющем функции иностранного агента, и о лицах, указанных в части седьмой настоящей статьи, включается в данный реестр на основании решения, принятого в соответствии с частью шестой настоящей статьи.

Решение о включении в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента, или об исключении из него информации об иностранном средстве массовой информации, выполняющем функции иностранного агента, и о лицах, указанных в части седьмой настоящей статьи, принимается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере регистрации некоммерческих организаций, по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере международных отношений Российской Федерации.

Физическое лицо или российское юридическое лицо, распространяющие сообщения и материалы, которые созданы и (или) распространены иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, учрежденным иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) участвующие в создании указанных сообщений и материалов, может быть признано выполняющим функции иностранного агента, если оно получает денежные средства и (или) иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц, иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента, российских юридических лиц, учрежденных иностранными средствами массовой информации, выполняющими функции иностранного агента, российских юридических лиц, получающих денежные средства и (или) иное имущество от указанных источников, и (или) от российских юридических лиц, учрежденных такими иностранными средствами массовой информации. Информация о таких физическом лице или российском юридическом лице включается в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента. Положения Федерального закона от 12 января 1996 года N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» могут быть применены к таким физическому лицу или российскому юридическому лицу в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере регистрации некоммерческих организаций.»;

2) дополнить статьей 251 следующего содержания:

«Статья 251. Распространение на территории Российской Федерации сообщений и материалов иностранного средства массовой информации, выполняющего функции иностранного агента, и (или) российского юридического лица, выполняющего функции иностранного агента

В случае признания юридического лица, зарегистрированного в иностранном государстве, или иностранной структуры без образования юридического лица независимо от их организационно-правовой формы, или физического лица, распространяющих предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы (в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет») и получающих денежные средства и (или) иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и (или) иное имущество от указанных источников, в соответствии с частью третьей статьи 6 настоящего Закона иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, организация распространения на территории Российской Федерации предназначенных для неограниченного круга лиц печатных, аудио-, аудиовизуальных и иных сообщений и материалов такого иностранного средства массовой информации (в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет») осуществляется учрежденным им российским юридическим лицом.

В течение одного месяца со дня признания юридического лица, зарегистрированного в иностранном государстве, или иностранной структуры без образования юридического лица независимо от их организационно-правовой формы, или физического лица, распространяющих предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы (в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет») и получающих денежные средства и (или) иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и (или) иное имущество от указанных источников, в соответствии с частью третьей статьи 6 настоящего Закона иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, такие лицо или структура учреждает российское юридическое лицо и уведомляет об этом федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации.

В случае, если юридическим лицом, зарегистрированным в иностранном государстве, или иностранной структурой без образования юридического лица независимо от их организационно-правовой формы, или физическим лицом, распространяющими предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы (в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет») и получающими денежные средства и (или) иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и (или) иное имущество от указанных источников, до дня признания таких лица или структуры иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, учреждены российские юридические лица, в течение одного месяца со дня признания таких лица или структуры иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, они должны уведомить федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации, о всех учрежденных такими лицом или структурой российских юридических лицах.

Порядок уведомления иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, об учрежденных им российских юридических лицах устанавливается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации.

Информация о российском юридическом лице, учрежденном иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента (далее — российское юридическое лицо, выполняющее функции иностранного агента), подлежит включению в реестр, указанный в части пятой статьи 6 настоящего Закона, либо исключению из данного реестра. Порядок формирования и ведения данного реестра устанавливается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации.

Российское юридическое лицо, выполняющее функции иностранного агента, с даты включения информации о нем в реестр, указанный в части пятой статьи 6 настоящего Закона, имеет права и несет обязанности, предусмотренные Федеральным законом от 12 января 1996 года N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» для некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

В порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации, к российскому юридическому лицу, выполняющему функции иностранного агента, применяются положения Федерального закона от 12 января 1996 года N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», регулирующие правовой статус некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента.

Сообщения и материалы иностранного средства массовой информации, выполняющего функции иностранного агента, и (или) российского юридического лица, выполняющего функции иностранного агента, распространяемые на территории Российской Федерации, должны сопровождаться указанием на то, что эти сообщения и материалы созданы и (или) распространены соответственно иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Форма указания, предусмотренного частью восьмой настоящей статьи, требования к размещению и порядок размещения такого указания устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации.

Распространение на территории Российской Федерации сообщений и материалов иностранного средства массовой информации, выполняющего функции иностранного агента, и (или) российского юридического лица, выполняющего функции иностранного агента, без указания на то, что эти сообщения и материалы созданы и (или) распространены соответственно иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента, не допускается.»;

3) статью 27 дополнить частью седьмой следующего содержания:

«В выходных данных зарегистрированного средства массовой информации, участником (учредителем) которого является российское юридическое лицо, выполняющее функции иностранного агента, должно содержаться указание на то, что такое средство массовой информации создано иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента.»;

4) часть девятую статьи 31 дополнить пунктом 4 следующего содержания:

«4) распространение лицензиатом сообщений и материалов, созданных и (или) распространенных иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента, с указанием на то, что эти сообщения и материалы созданы и (или) распространены соответственно иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента;».

Статья 2

1) статью 10 дополнить частью 7 следующего содержания:

«7. Запрещается распространение сообщений и материалов иностранного средства массовой информации, выполняющего функции иностранного агента и определенного в соответствии с Законом Российской Федерации от 27 декабря 1991 года N 2124-I «О средствах массовой информации», и (или) учрежденного им российского юридического лица без указания на то, что эти сообщения и материалы созданы и (или) распространены такими лицами. Форма, требования к размещению и порядок размещения такого указания устанавливаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.»;

2) дополнить статьей 159 следующего содержания:

«Статья 159. Порядок ограничения доступа к информационному ресурсу иностранного средства массовой информации, выполняющего функции иностранного агента, и (или) информационному ресурсу российского юридического лица, учрежденного таким иностранным средством массовой информации

1. В случае установления вступившим в законную силу постановлением по делу об административном правонарушении нарушения порядка деятельности иностранного средства массовой информации, выполняющего функции иностранного агента и определенного в соответствии с Законом Российской Федерации от 27 декабря 1991 года N 2124-I «О средствах массовой информации», или учрежденного им российского юридического лица федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи, ограничивает доступ к информационному ресурсу соответствующего лица.

2. Порядок взаимодействия федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи, с лицами, указанными в части 1 настоящей статьи, порядок ограничения и возобновления доступа к указанному в части 1 настоящей статьи информационному ресурсу и порядок информирования граждан (физических лиц) о таком ограничении устанавливаются Правительством Российской Федерации.».

Статья 3

1. Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

2. Юридическое лицо, зарегистрированное в иностранном государстве, или иностранная структура без образования юридического лица независимо от их организационно-правовой формы, или физическое лицо, распространяющие предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы (в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»), получающие денежные средства и (или) иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и (или) иное имущество от указанных источников, и до дня вступления в силу настоящего Федерального закона признанные иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, в случае отсутствия учрежденных такими лицом или структурой российских юридических лиц обязаны учредить российское юридическое лицо в соответствии с требованиями Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года N 2124-I «О средствах массовой информации» (в редакции настоящего Федерального закона) до 1 февраля 2020 года.

Президент Российской Федерации В. Путин

В новом сезоне программа «Ревизорро» проверяет кухни 50 московских ресторанов на соблюдение санитарных норм. Съемочная группа шоу врывается в производственные помещения без спроса и предупреждения, утверждая, что это законно. Inc. спросил у рестораторов, к которым наведалась Елена Летучая, что они думают по этому поводу и как грамотно выдворить непрошеных гостей.

Совет № 1 — Поставить охрану

Валентина Быкова,

генеральный директор ресторана «Колесо времени»

— Это вторжение неправомерно. В законе о СМИ сказано, что съемки можно проводить только в общественных местах. Кухня не общественное место. Но противодействовать ведущей Елене Летучей невозможно. Она пришла к нам с охраной — минимум 6 здоровенных лбов. Подступиться к съемочной группе было невозможно, потому что у нас нет штатных охранников, а администратор, который следит за порядком, не в состоянии справиться с таким количеством людей. После той съемки все работники кухни написали заявления об увольнении, потому что для них это был большой стресс.

Совет № 2 — Обратить ситуацию в шутку

Евгения Белоусова,

совладелец ресторана «Абажур»

— Летучая действует как настоящий бандерлог, у нее отработанная техника — влететь так, чтобы никто не успел среагировать. Вогнать людей в ступор несложно: у сотрудников заведения нет опыта «приема» таких гостей. Пока. В программе говорят, что проводят съемку на основании закона о СМИ, но они неправильно интерпретируют этот закон. Даже журналисты в производственные помещения могут входить только по договоренности с представителями организации. «Ревизорро» же взяла нас «на испуг», потому что прекрасно понимает, что нарушает закон. Жаль, что у нас нет менеджера, который перевел бы ситуацию в шутку, усадил бы ведущую за стол и сказал: «Леночка, в холодильниках у нас ничего плохого нет, а теперь попробуйте наши фирменные вареники».

Совет № 3 — Нанять юриста

Директор ресторана «Рис и рыба»

(отказалась назвать имя)

— На нашу небольшую кухню ворвались 16 посторонних человек, они беспределили полтора часа и на это время полностью остановили работу. Я советовалась с юристами и выяснила, что съемочная группа «Ревизорро» действует незаконно. Елена Летучая заходит на кухню, куда без разрешения могут заходить только врачи СЭС либо представители Роспотребнадзора. Ведущая не имеет права делать выводы о качестве еды без результатов официального анализа продуктов. Все рестораны постоянно проходят государственные экспертизы. Когда съемочная группа работает в зале, они подходят к гостям ресторана с камерой, не спрашивая у них, хотят ли они попасть в телепрограмму, и это тоже нарушение. Мы допустили оплошность: не снимали происходящее на видео. Считаю, в заведении должна быть не только охрана, но и юрист. Дать отпор можно только в том случае, если досконально знаешь законодательство.

Совет № 4 — Требовать соблюдения санитарных норм («Ревизорро» тоже их нарушает)

Елена,

представитель администрации ресторана «Такэ»

— Так как у нас ресторан японской кухни, в нем нет дверей, и проникнуть на кухню просто. Летучая не надевала специальный головной убор, она приходит без спецодежды. Наши сотрудники попытались ее остановить, но ничего не вышло. Единственный аргумент, имеющийся у рестораторов, — санитарные правила работы заведения общественного питания, которые подписывает санитарный врач. Они запрещают посторонним людям посещать кухню.

Совет № 5 — Вызывать полицию

Карина Чудакова,

технолог ресторана «Мизандари»

— Команда Летучей очень быстро зашла на кухню, дверь у нас обычно открыта. Мы тут же вызвали полицию, после приезда которой съемочная группа вышла. Правда, она всё равно успела очень многое снять и помешать нашей работе.

Совет № 6 — Объединяться

Александр Донской,

директор ресторана «Алиса в стране чудес»

— Люди в России думают, что если человек пришел с камерой, то он всегда прав. Раньше у меня было ощущение, что программу «Ревизорро» снимают честно. Но в нашем случае они подбросили губку для посуды в еду — это видели посетители. Мы сообщили в соцсетях об этом обмане. Передача всё равно вышла, и Летучая прокомментировала этот инцидент так, будто не было никакой подставы. Как этому противостоять? У меня нет четкого понимания, ведь в конечном итоге люди верят телевизору. Проблема еще и в том, что среди предпринимателей нет солидарности. Я написал своим коллегам-рестораторам на Арбате о подброшенной губке, и никто не поверил в это.

Совет № 7 — Радоваться

Виталий Шиканов,

менеджер ресторана «Лаваш»

— Рекомендация Летучей — ерунда. После того, как она сказала, что не рекомендует «Лаваш», у нас стало еще больше посетителей (хотя и так было немало). То есть негативный сюжет принес положительный результат. Если Елена Летучая придет к нам еще раз, мы будем только рады: она сделала нам рекламу.

Совет № 8 — Никого не выгонять

Валерия,

представитель PR-службы GG Bar

— Не считаю, что нужно противостоять действиям Елены Летучей. Если нечего скрывать, то и бояться нечего. Она у нас была два раза. После первого визита мы приняли к сведению ее замечания. А во второй раз всё было прекрасно, и мы получили рекомендацию «Ревизорро». Мы не считаем, что съемочную группу надо выгонять. Замечательно, когда люди могут узнать, что творится на кухнях ресторанов.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх