Законный интерес

9. Там же. — 1979. — № 32. — Ст. 786; 1985. -№ 9. — Ст. 307; 1986. — № 6. — Ст. 175.

10. Там же. — 1979. — № 32. — Ст. 785; 1982. -№ 24. — Ст. 807, № 26. — Ст. 918; 1985. — № 9. -Ст. 307; 1986. — № 6. — Ст. 175, № 23. — Ст. 637.

11. Итоги выборов и состав депутатов местных Советов народных депутатов РСФСР 1987 г. . — М., 1987.

12. Электронный ресурс. — Режим доступа: http://www.minregion.ru/activities/msu/670/.

13. СЗ РФ . — 2003. — № 40. — Ст. 3822 .

14. Ведомости Верховного Совета РСФСР . -1982. — № 19. — Ст. 587; СЗ РФ . — 2011. — № 7. -Ст. 900, № 27. — Ст. 3880, № 30. — Ст. 4595.

16. Собрание узаконений и распоряжений правительства . — Отд. 1. — 30 мая 1917 г. — № 122.

УДК 340.1

Ю.П. Конопченко

ПОНЯТИЕ ЗАКОННОГО ИНТЕРЕСА В ПРАВЕ

Несмотря на то что термин «законные интересы» довольно широко используется в действующем законодательстве, а словосочетание «права и законные интересы» стало настолько привычным, что употребляется порой бездумно, без вложения в него конкретного содержания, ни законодатель, ни современная наука не пришли к единому ответу на вопрос о том, что же такое законные интересы.

Следовательно, необходимо разобраться в самой сущности изучаемого явления, для чего надо ответить на вопросы: чем же конкретно являются законные интересы и каковы их существенные свойства и качества? При изучении сущности законных интересов не обойти вниманием и связь субъективного права и законного интереса в рамках вопроса гносеологии последнего.

Отвечая на поставленные вопросы, нужно заметить, что, как уже говорилось выше, законодательство не содержит легального определения понятия «законный интерес», в принципе, как и многих других понятий. По мнению Н.И. Матузова, «законодатель и не обязан разъяснять каждый термин или выражение, которыми он оперирует… Следовательно их должна истолковать наука. Для этого существует док-тринальное (научное) толкование» .

Однако на пути исследователей «законных интересов» встретилась преграда, ставшая для многих непреодолимой. Дело в том, что анализ многочисленных определений,

трактовок и характеристик понятия «законный интерес» ясно показал, что речь в них часто идет о различных явлениях. Все трактовки понятия «законные интересы» можно, по сути, свести к двум точкам зрения: одни авторы полагают, что законные интересы -суть не противоправные действительные социальные интересы, другие рассматривают их как вид правового средства, наряду с субъективным правом. Даже не углубляясь в детали анализа указанных позиций, нетрудно заметить их разнонаправленность; при такой постановке вопроса законные интересы выступают как два различных явления, имеющие свое содержание, признаки, свойства, функции. Различным будет и соотношение законного интереса и субъективного права.

В.В. Кулапов в связи с этим пишет, что основная логико-семантическая трудность, объективно присутствующая в исследовании «законных интересов», в том и состоит, что данным термином именуются разные понятия. «Использование его в двух указанных смыслах является сложившейся и устойчивой научной традицией. Следование ей требует логической бдительности, поскольку она таит в себе опасность совершения ошибки, называемой «омонимия». Эта ошибка связана с использованием многозначных терминов и происходит вследствие того, что один и тот же термин в одном и том же рассуждении употребляется для обозначения различных понятий» .

Следует оговориться, что сведение позиций авторов в конечном итоге к двум концепциям понятия «законные интересы» произошло не само по себе. Авторы не причисляют себя к той или иной группе и чаще всего не акцентируют внимания на указанной проблеме, в связи с чем нередко допускают непоследовательность в своих суждениях.

В.М. Баронов, М.В. Першин и И.В. Перши-на полагают, что на основании разных понятий, пусть и обозначаемых одним и тем же именем, должны строится и различные теории. Возможность их построения определяется, по мнению авторов, также наличием в науке конкурирующих подходов к правопониманию (нормативного и широкого), которыми, в частности, продиктованы различные подходы к пониманию правоотношений .

Так, в литературе существует, по сути, три теории правоотношений:

• формально-правовая, согласно которой в содержание правоотношения включаются только формально-правовые конструкции (субъективные права и обязанности);

• социальная — содержание правоотношений сводится к юридическим действиям (юридическому поведению);

• социально-правовая, авторы которой выделяют материальное содержание (фактическое поведение участников общественных отношений) и выступающее по отношению к нему формой юридическое содержание (субъективные права и обязанности) .

В связи с вышеизложенным, по мнению В.М. Баронова, М.В. Першина и И.В. Перши-ной, вполне естественно ожидать подобных альтернативных решений и в разработке теории «законных интересов» .

Соглашаясь с этим мнением и учитывая наметившиеся в литературе тенденции, считаем целесообразным разделить многочисленные суждения авторов на три группы или на три теории «законных интересов»: социальную, формально-правовую и социально-правовую.

При такой группировке необходимо заострить внимание на том, что само определение «законных интересов», даваемое конкретным автором, прямо вытекает из трактовки им понятия «интерес» (социальный интерес). Учитывая то, что количество трактовок «интереса» (социального интереса) примерно равно количеству

авторов, дающих такие трактовки, проблема познания сущности «законного интереса» выходит на новый уровень.

Все вышеобозначенные нюансы крайне затрудняют как исследование материала, так и его изложение и структурирование, и требуют от исследователя определенного методологического подхода к исследованию. Поэтому, рассматривая подробнее позицию каждой группы авторов, мы предпримем попытку прямо или косвенно ответить на следующие вопросы:

1. Как авторы понимают законные интересы: как вид социальных интересов или как вид правового средства?

2. Как авторы соотносят понятие «законные интересы» и субъективные права?

3. Как авторы определяют понятие «законные интересы»?

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Дадим характеристику обозначенным теориям «законного интереса».

Как правило, авторы, которых можно отнести к представителям социальной теории «законных интересов», дают так называемое негативное определение «законного интереса». Так, под «законными интересами» чаще всего понимаются те из них, которые не нашли своего отражения в субъективных правах, иными словами, не гарантируются государством посредством наделения их носителей субъективными правами. Законные интересы — это не противоправные действительные («живые») социальные интересы, которые тем или иным образом охраняются государством.

Так, по мнению авторов, «область дозволенного в правовой системе намного шире, нежели сфера действия субъективных прав, которые не охватывают собой все виды возможных поступков личности» . «Ряд интересов личности, которые законодатель мог бы признать социально значимыми, остаются вне рамок субъективных прав граждан» . «Разнообразные конкретные интересы человека являются законными в том смысле, что они подпадают под сферу действия права и их реализация допускается, поощряется, охраняется правом» .

По мнению данной группы авторов, имея в виду именно такие интересы, законодатель предусмотрел общую правовую норму о том, что гражданские права и обязанности возникают также из действий граждан и организаций,

которые хотя и не предусмотрены законом, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают права и обязанности.

Вот одно из определений, данное представителем указанной группы Р.Е. Гукасяном: законный интерес (в узком смысле) — это «социальные потребности, взятые законом под свою охрану не путем предоставления их носителям субъективных материальных прав, а предоставлением им (или же другим лицам) права прибегнуть к судебной или иным правовым формам защиты» .

Представители формально-правовой теории «законного интереса» трактуют законные интересы как правовые или специально-юридические средства. При этом проводится четкое разграничение законного интереса и фактического (социального) интереса. Последний лежит как в основе субъективного права, так и в основе законного интереса как правового средства.

Первым наиболее определенно высказал эту позицию Н.В. Витрук, который считает, что «законный интерес, как и юридическое право, есть возможность личности по пользованию различными социальными благами. Эта возможность выражается в правомочиях носителя законного интереса действовать определенным образом, требовать определенного поведения от обязанных лиц, органов и учреждений, обращаться за защитой к компетентным государственным органам и общественным организациям» .

По поводу набора правомочий носителя законного интереса имеет место острая дискуссия. Одни авторы солидарны с Н.В. Витруком, другие, например А.В. Малько, полагают, что у носителя законного интереса отсутствует такое правомочие, как возможность требовать определенного поведения от других лиц.

Среди указанной группы авторов наибольшее распространение получило следующее определение «законных интересов», данное А.В. Малько и В.В. Субочевым — авторами многочисленных исследований, в том числе диссертационных исследований и монографий, на тему законных интересов. По их мнению, «законный интерес — это отраженная в объективном праве либо вытекающая из его общего смысла и в определенной степени гарантированная государством юридическая дозволенность, выражающаяся в стремлении субъекта

пользоваться определенным социальным благом, а также в необходимых условиях обращаться за защитой к компетентным структурам — в целях удовлетворения своих интересов, не противоречащих общегосударственным» . Это своего рода «усеченное право», «усеченная правовая возможность».

Представляется, что наиболее полным образом сущность «законных интересов» отражает социально-правовой подход.

Так, необходимо выделить и четко различать материальное и правовое содержание понятия «законные интересы». Под материальным содержанием, на наш взгляд, следует понимать те фактические («живые»), не противоречащие праву социальные интересы, которыми обладают конкретные носители законных интересов и которые в конечном итоге являются стимулами их действий. Именно эти социальные интересы изменчивы, подвижны, динамичны, подвержены влиянию ряда объективных и субъективных факторов. Такие интересы лежат в основе, т. е. являются материальным содержанием, не только законных интересов, но и субъективных прав.

Выделение материального содержания в таком явлении, как «законные интересы», необходимо и оправданно, так как позволяет проследить как процесс формирования права, так и процесс его реализации.

Так, в процессе формирования права именно социальные интересы, являющиеся материальной основой субъективных прав и законных интересов, подлежат анализу со стороны правотворческих органов, именно им дается непосредственная оценка, они обобщаются, группируются. Дав оценку социальным интересам гражданина, общества и государства, правотворческие органы закрепляют баланс этих интересов в праве, тем самым давая возможность их реализации.

Для реализации социальных интересов в рамках права его носителю (субъекту права) необходимо дать какое-то правовое средство, с помощью которого носитель интереса сможет его удовлетворить, т. е. воспользоваться благом, являющимся предметом такого интереса. Такими правовыми средствами выступают субъективные права и «законные интересы», а точнее, их правовое содержание. Выделение материального содержания в понятии «закон-

ные интересы» особенно необходимо, так как они в отличие от субъективных прав далеко не всегда прямо закреплены в правовой норме, законными являются и те интересы, которые соответствуют принципам права, или иначе, «духу» права. По этой причине в процессе реализации законных интересов все его участники, в том числе правоприменительные органы, самостоятельно дают оценку материальному содержанию законных интересов на предмет его законности, возможности быть объектом правового регулирования (попадания в сферу правового регулирования), субъектного состава и др. Понимание законных интересов только как правового средства не позволяет объяснить возможность такого анализа.

Под правовым содержанием законных интересов следует понимать меру дозволенного, незапрещенного поведения носителя законного интереса или саму такую дозволенность. Правовое содержание является формой материального содержания.

В рамках настоящей статьи нет возможности раскрыть содержание такого рода дозволенности и проанализировать отличие законного интереса от субъективного права. Этот вопрос станет предметом других публикаций. Здесь лишь заострим внимание на сущности законных интересов, которая заключается в единстве их материального и правового содержания.

Обобщая вышеизложенное, можно сделать следующие выводы:

1. Учитывая наметившиеся в литературе тенденции, считаем целесообразным разделить многочисленные позиции авторов относительно сущности «законных интересов» на три группы или три теории «законных интересов», которые условно можно назвать социальной, формально-правовой и социально-правовой.

2. Выделение трех теорий «законных интересов» в какой-то степени условно, произведено на основе сходства позиций авторов, хотя авторы не причисляют себя к той или иной группе.

3. Представители социальной теории под законными интересами понимают не противоправные действительные («живые») социальные интересы, которые тем или иным образом охраняются государством.

4. Представители формально-правовой теории трактуют законные интересы как правовые или специально-юридические средства, как юридическую дозволенность.

5. Представляется, что наиболее полно сущность законных интересов отражает социально-правовой подход, согласно которому выделяются материальное содержание (действительные — «живые» — социальные интересы) и выступающее по отношению к нему формой юридическое содержание (мера дозволенного поведения носителя законного интереса, дозволенность).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Матузов, Н.И. Правовая система и личность / Н.И. Матузов. — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1987. — 292 с.

2. Кондаков, Н.И. Логический словарь-справочник / Н.И. Кондаков. — М.: Наука, 1975. — 259 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Сабикенов, С.Н. Вопросы дальнейшего совершенствования правовой охраны интересов лич-

ности в свете новой Конституции СССР / С.Н. Сабикенов. — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1980. — С. 204-208.

6. Витрук, Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе / Н.В. Витрук. — М.: Наука, 1979. — 229 с.

8. Витрук, Н.В. Система прав личности / Н.В. Витрук // Права личности в социалист. об-ве. -М.: Наука, 1981. — 272 с.

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Вестник Омского университета, 2002. №2. С. 92-95.

© Омский государственный университет УДК 347.91

ПОНЯТИЕ ОХРАНЯЕМОГО ЗАКОНОМ ИНТЕРЕСА КАК ПРЕДМЕТА СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Н.В. Кляус

Институт философии и права СО РАН, сектор гражданского права и процесса 630090, Новосибирск, пр. Лаврентьева, 17

Получена 20 февраля 2002 г.

Хотя в юриспруденции неоднократно предпринимались попытки выяснить сущность категории «охраняемый законом интерес», работа, проделанная по уточнению ее содержания, еще далека от завершения. Обстоятельство, детерминирующее продолжающуюся вокруг нее дискуссию: в юриспруденции нет общепризнанной дефиниции охраняемого законом интереса, несмотря на то, что эта категория в последние десятилетия являлась объектом научных исследований.

Подтверждением данного тезиса является то, что в правоведении не сложилось единого подхода к пониманию охраняемого законом интереса. Как только делается попытка отграничить данное правовое понятие от других родственных, тотчас же происходит то, что и с большинством юридических понятий: трудно выявить типичное, существенное и отличительное, что единственно и должно быть принято во внимание, когда дается то или иное определение.

В последнее время эта проблематика также не нашла единственного и универсального решения на страницах юридической литературы. Эти и другие обстоятельства относят данную проблему к числу актуальных и вызывают необходимость устранения существующей теоретической и практической неопределенности, поскольку на основании ст. 3 ГПК РСФСР охраняемый законом интерес выступает в качестве самостоятельного предмета судебной защиты по гражданским делам, а следовательно, является одной из предпосылок для обращения в суд за судебной защитой.

Необходимостью специального анализа понятия категории «охраняемые законом интересы»

является вопрос об установлении основных, существенных признаков ее дефиниции, ибо в юриспруденции этот вопрос является одним из существенных. В литературе отмечается: «В юридических науках определения играют большую роль, чем в каких-либо других науках. От характера определений соответствующих юридических понятий, юридических институтов, правоотношений и их элементов зависит качество разработки всей данной отрасли юридической науки. От этого в сильной степени зависит процесс применения действующих правовых норм на практике» . Этим объясняется теоретическая и практическая ценность возникшей проблемы, поскольку в современный период законные интересы позволяют удовлетворять и защищать в юридически-легитимном порядке многие вновь появившиеся интересы, которые прямо не закреплены субъективными правами , а в некоторых случаях являются важнейшей предпосылкой для последующего удовлетворения и защиты, субъективных гражданский прав (например, в делах особого производства).

Кажется неестественным, что после множества теоретических разработок по поводу проблем законного интереса эта категория оказалась недостаточно разработанной. Наука не дает убедительного ответа на вопрос, что такое охраняемый законом интерес, и ученые-юристы солидарны, как правило, в том, что исследовать эту проблему необходимо с изучения определения родового понятия «интерес». Воспринимая эту традицию, отметим, что всякое юридическое понятие выступает «инструментом познания» пра-

вовой действительности, если оно носит адекватный отображаемый действительный характер, является мысленным аналогом реальных правовых явлений и процессов. При этом образование абстрактных юридических понятий предполагает расчленение, выделение и определение каждой из сторон, свойств, черт изучаемого правового явления и синтезирование в мышлении их общих признаков . Употребляя термин «интерес», юристу важно уяснить, каким содержанием он наполнен. Термин «интерес» (от лат. interest — иметь значение, важно) не одно десятилетие интенсивно используется на страницах юридической литературы при характеристике субъективных прав и охраняемых законом интересов.

Следовательно, проводя теоретико-правовой анализ категории «законный интерес», формулирование ее дефиниции, необходимо обратиться к содержанию понятия родового термина «интерес». В литературе «интерес» определяется как «внимание, возбуждаемое чем-нибудь значительным, привлекательным» , польза, выгода отдельного лица или известной совокупности лиц, противополагаемая выгоде и пользе других лиц . На наш взгляд, интерес представляет, с одной стороны, психическое состояние человека, его настроенность на то, что определяет его заинтересованность, с другой — побудительные мотивы его деятельности, являющиеся результатом отражения в его сознании. Очевидно, что предложенные дефиниции не придают интересу правового (юридического) характера, однако для юриста необходимо определить интерес именно как правовую категорию, поскольку предстоит создать определение «охраняемого законом интереса». Это понятие должно базироваться на достижениях социологической науки, но одновременно иметь свой правовой аспект , поскольку юридическими являются интересы, получившие признание со стороны закона либо не противоречащие духу закона (права).

Интерес в юриспруденции можно понимать как «потребность субъекта, носящую общественный характер и проявляющуюся в деятельности по установлению, изменению, прекращению, защите субъективных прав и обязанностей в правовом отношении с использованием юридических средств для достижения поставленных целей» . Соглашаясь, в принципе, с предложенным определением, добавим, что потребность субъекта должна быть резюмирована правовой (прежде всего материальной) нормой либо не должна противоречить целям и задачам гражданского судопроизводства и общеправовым принципам.

Проследим различные точки зрения авторов по данной проблематике, а также проведем правовой анализ действующего законодательства

России и посмотрим, как корреспондируются существующие в юридической литературе определения законного интереса с волей федерального законодателя. В юриспруденции обнаруживаются различные подходы к определению законного интереса. В частности, под охраняемыми законом интересами понимаются «разнообразные материальные, личные, духовные блага и ценности, способные удовлетворять те или иные потребности граждан и организаций» . Трудно согласиться с такой точкой зрения, так как не каждый интерес подлежит охране. В правовых нормах не находят выражения все интересы. Иными словами, не все интересы, способные удовлетворять те или иные потребности субъекта, подлежат правовой охране, не все они являются законными. Чтобы стать таковыми, они должны регламентироваться нормой материального права, а в случае отсутствия их отражения в таких нормах — не противоречить целям и задачам гражданского судопроизводства и общеправовым принципам.

С нашей точки зрения, пределом удовлетворения и защиты законных интересов определенного лица служат законные интересы других лиц, в том числе общественные и государственные интересы. Такой вывод находим в ч. 2 ст. 45 Конституции РФ и в ст. 2 ГПК РСФСР, которая называет в качестве коренных и наиболее значимых целей гражданского судопроизводства — защиту прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций. Таким образом, обозначенные пределы удовлетворения законных интересов одного субъекта, являются, с одной стороны, основным критерием для судов (судей) при их установлении и удовлетворении, с другой — важнейшей предпосылкой для вынесения законного и обоснованного решения по гражданскому делу. В этой связи, как верно отметил Т.А. Дуйшенбиев: «защита частных интересов не должна разрушать возможности защиты общего интереса, и наоборот, защита общественного интереса не должна разрушать возможности защиты частного интереса» . Так, например, законным является интерес предпринимателя, желающего получить большую прибыль, поскольку такая возможность вытекает из содержания ст. 2 ГК РФ, в силу которой предпринимательская деятельность всегда направлена на систематическое получение прибыли. Прибыль определяется как превышение совокупных доходов над затратами, разница между полученным доходом и произведенными затратами. Следовательно, предприниматель всегда будет заинтересован в получении как можно большей прибыли, поскольку законодатель позволяет в определенных законом рамках добиваться такого интереса. Однако указанное стремление может быть достигнуто предпринимателем с на-

Н.В. Кляус

рушением таких «рамок, границ», например, при помощи сокрытия либо занижения прибыли. Это означает, что интерес предпринимателя в получении как можно большей прибыли не всегда носит законный характер, поскольку он может быть следствием противозаконных действий, в частности, невыполнением конституционной обязанности платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57 Конституции РФ). Следовательно, достигнутые противозаконным путем интересы предпринимателя в получении большой прибыли не охраняются законом, поскольку они трансформируются в незаконные. Противоправный характер таких интересов характеризуется тем, что они выходят за пределы простых юридических дозволений1, не нашедших отражения в нормах закона. Кроме того, в основании потребности лежит нужда в чем-либо, объективно необходимом для поддержания жизнедеятельности и развития организма, человеческой личности, социальной группы, общества в целом. Но эта нужда может быть как физической, так и иной другой, однако не всякая нужда резюмируется со стороны государства в правовых нормах. Думается, что, говоря о законном интересе, необходимо говорить только о каких-либо социальных потребностях.

А.В. Малько определяет законный интерес как «отраженное в объективном праве либо вытекающее из его общего смысла и в определенной степени гарантированное государством простое юридическое дозволение, выражающееся в стремлениях субъекта пользоваться конкретным социальным благом, а также в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам в целях удовлетворения своих потребностей, не противоречащих общественным» . Представляется, что предложенное автором определение имеет слабые стороны, что принижает его практическое значение. Так, потребности субъекта могут и не противоречить общественным, но в то же время не будут корреспондировать государственным потребностям. Более того, невозможно перечислить все общественные потребности, установление которых является, по мнению автора, главным критерием для определения законного интереса. Ведь потребности увеличива-

данном случае необходимо заметить, что используемое нами понятие юридического дозволения не имеет характера юридической возможности, который присутствует при реализации субъективного права, а имеет иной характер — простое правовое стремление субъекта, поскольку юридическая дозволенность законного интереса, в отличие от субъективного права, не обеспечена корреспондирующей юридической обязанностью других лиц. В связи с этим, правильно заметил русский юрист Н.М. Коркунов, «все, на что лицо имеет право, дозволено, но не на все дозволенное оно имеет право, а лишь на то, возможность чего обеспечена установлением соответствующей обязанности. Только такая возможность составляет право» .

ются с развитием общества, поэтому объективное право, в силу медлительности своего развития, может отставать от вновь возникающих потребностей общества, поскольку законодатель не успевает отразить эти потребности, в связи с их многообразием.

В свое время М.А. Гурвич так характеризовал охраняемый законом интерес: «выгода, обеспеченная не нормой материального права, а охранительной, прежде всего, процессуальной нормой» . Однако данная концепция была в дальнейшем подвергнута в юриспруденции справедливой критике многими представителями юриспруденции . Действительно, вряд ли можно определить законный интерес как выгоду, ведь движущим фактором деятельности субъекта является его мотив, то есть стремление реализовать тот или иной интерес. Однако это стремление не всегда опосредует цель выгоды, более того, выгода всегда ассоциируется с каким-либо имущественным приобретением. Между тем закон говорит не только об имущественных, но и о личных неимущественных интересах граждан и организаций (ст. 128, 138, 150 ГК РФ). В целом ряде случаев интерес управомоченного лица не только не связан с какой-либо выгодой, а наоборот, предполагает известную, если так можно сказать, «невыгоду» для самого управомоченного лица, например, при дарении, при заключении договора в пользу третьего лица, при ведении чужих дел без поручения и др. .

В другом своем определении М.А. Гурвич видит в охраняемом законом интересе «социальные потребности, взятые законом под свою охрану не путем предоставления их носителям субъективных материальных прав, а предоставлением им (или же другим лицам) права прибегнуть к судебной или иным формам защиты» . Аналогичного мнения придерживается Р.Е. Гукасян, когда соглашается с определением, предложенным указанным автором .

На наш взгляд, такое определение является не совсем достаточным для познания возникшего правового явления, поскольку оно является узкоотраслевым и имеет сугубо процессуальный подход. Судебная форма защиты законного интереса является исключительным основанием для его реализации, носитель интереса может и не воспользоваться в юридически-легитимном порядке защитой указанного интереса (например, при его удовлетворении в неюрисдикционном порядке). Законные интересы лица можно гарантировать лишь посредством устранения обстоятельств, препятствующих человеку достичь определенных результатов. Например, надобность в защите законных интересов возникает, если не устранены факторы, препятствующие субъекту

в определенных законом «рамках» добиваться своего интереса, то есть его интересы оказываются нарушенными. Следовательно, предложенное М.А. Гурвичем определение трудноприменимо на практике, ибо момент установления законного интереса переносится до момента предоставления носителю интереса реального права прибегнуть к судебной или иным формам защиты возникшего интереса — до принятия компетентным органом к рассмотрению обращения носителя интереса. До этого момента он не может знать, что возникший у него интерес является охраняемым законом.

С нашей точки зрения, охраняемый законом интерес рождается именно нормой материального права, процессуальная норма служит средством его защиты и обеспечения принудительного удовлетворения. Поэтому нельзя формулировать дефиницию законного (охраняемого законом) интереса в отрыве от материального аспекта. Материальная и процессуальная стороны — два звена одной и той же цепи — законного интереса; отсутствие одного из них приведет к нарушению ее целостности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Критический анализ различных версий понятия охраняемого законом интереса приводит нас к выводу о необходимости определения законного (охраняемого законом) интереса как разнообразных объективно существующих социальных потребностей, гарантируемых их обладателю с помощью правовых средств реализации, а также путем предоставления ему (или иным лицам) права обратиться за защитой в соответствующие компетентные органы в целях их принудительного удовлетворения.

Именно такое понятие отвечает требованию единства и универсальности законного интереса как предмета судебной защиты в гражданском судопроизводстве. Законный интерес должен одновременно существовать в двух своих ипостасях: материальной и процессуальной, поскольку эта правовая категория является единым и неделимым понятием, независимо от того, кто ее использует.

В заключение следует однако отметить, что анализируемый автором вопрос должен стать предметом самостоятельного научного исследования, поэтому, не претендуя в рамках небольшой статьи на всеобщность и целостность анализа этой сложной и актуальной проблемы, автор не исключает спорности высказанных им взглядов.

Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. М., 2001. С. 372.

Керимов Д.А. Философские проблемы права. М., 1972. С. 63.

Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 1988. С. 204.

Толковый словарь живого великорусского языка В. Даля. СПб., 1881. Т. II. С. 47.

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. СПб., 1894. Т. XIII. С. 262.

Гукасян Р.Е. Охраняемый законом интерес как предмет судебной защиты // Учен. тр. Саратов, 1969. Вып. 3. С. 177.

Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1898. С. 149.

Проблемы теории государства и права. С. 375.

Гурвич М.А. Гражданские процессуальные правоотношения и процессуальные действия // Тр. ВЮЗИ. М., 1965. Т. III. С. 86.

Гукасян Р.Е. Охраняемый законом интерес как предмет судебной защиты // Учен. тр. Саратов,

Грибанов В.П. Указ. соч. С. 238.

Гурвич М.А. Указ. соч. С. 86.

Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов,

Субъективное право человека — это обеспеченная нормативными актами возможность физического лица совершать определенные действия в правомерных целях и установленных пределах. Закрепление того или иного субъективного права в законодательстве означает, что человек может реально пользоваться определенным благом, совершать определенные действия в границах, обозначенных в законе. В нормативных актах весьма часто говорится не только о правах, но и о свободах и законных интересах.

Свободы охватывают более широкий круг прав, они также как и отдельные права закрепляются в Конституции РФ и нормативных актах (например, свобода совести, вероисповедания).

Законные интересы — это те интересы лица, которые по существу не выражены в правовых актах в виде субъективного права, но признаются и охраняются государством. Они выражены в виде дозволения. Н. А. Шайкенов пишет: «Все интересы, выраженные в праве, находятся под правовой защитой, и поэтому вполне правомерно рассмотрение их как «охраняемых законом»… Охраняемые законом интересы включают в себя как законные, так и юридические интересы… Интересы, которые находятся в сфере правового регулирования, но не обеспечены субъективными правами… целесообразно обозначать термином «законные интересы», а… интересы, реализация которых обеспечена субъективными правами… — «юридические интересы»».

В юридической науке достаточно четко сформулированы основные различия между категориями «права человека» и «права гражданина». Суть их сводится к следующему. Права человека могут существовать независимо от их государственного признания и законодательного закрепления, вне связи их носителя с тем или иным государством. Это естественные неотчуждаемые права, принадлежащие каждому от рождения. Права гражданина находятся под защитой того государства, к которому принадлежит данное лицо.

Таким образом, права гражданина — форма определения прав человека, которые признаны государством и поставлены под его защиту. При этом нельзя забывать, что множество людей в мире вообще не имеют статуса гражданина (апатриды) и, следовательно, они формально являются обладателями прав человека, но не имеют прав гражданина. Поэтому право человека и право гражданина различаются по своему объекту и субъекту. Субъектами права человека являются все люди планеты, независимо от национальности, расы, гражданства, места нахождения и т.д., а субъектами права гражданина будут являться только граждане Российской Федерации и лица, находящиеся на ее территории (иностранные граждане, апатриды).

Основные нрава человека базируются на международных документах и отражены в российских правовых актах. Они содержат обязательный перечень прав, которыми наделяется человек от рождения, и тс права, которые могут быть приобретены лицом по его воле с течением времени и достижением определенного возраста, имущественного положения и профессиональных навыков. К основным конституционным принципам правового статуса принято относить равноправие, неотчуждаемость прав и свобод человека, их непосредственное действие и гарантированность, признание общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров, недопустимость злоупотребления правами и обязанностями со стороны личности или их незаконного ограничения со стороны органов власти и иных субъектов.

Впервые важнейшие права человека были отражены в Декларации прав человека и гражданина 1789 г. Она до сих пор является ядром французского конституционного права и стала основой для Всеобщей декларации прав человека 1948 г.

На современный момент сводным международным документом, определяющим содержание правового статуса личности, является Международный билль о правах человека. Данный документ объединяет Международный пакт от 16.12.1966 об экономических, социальных и культурных правах, Международный пакт от 16.12.1966 о гражданских и политических правах и Всеобщую декларацию прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948).

Классификация прав человека очень часто производится по поколениям, предложенным К. Васаком1. Ученый выделял три поколения прав человека. Первое поколение прав человека представлено в Международном пакте о гражданских и политических правах, второе в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, а третье образуют «права солидарности»: право па развитие, право на здоровую окружающую среду и право па мир, которые еще только начинают получать международно-правовое признание.

В российской юридической теории принято делить права и свободы на личные, политические, социально-экономические и культурные.

Личными правами и свободами человек обладает с рождения, они являются естественными и неотчуждаемыми, составляют основу его правового статуса. Человек наделяется такими правами независимо от гражданства, религиозных убеждений, расовой или этнической принадлежности. К таким правам и свободам относятся право на жизнь, право на свободу и личную неприкосновенность, право на достоинство личности, право на неприкосновенность частной жизни, право на жилище и его неприкосновенность, право на охрану здоровья и медицинскую помощь, право на самозащиту, право на национальную и культурную самоидентификацию, свобода совести и свобода мысли, свобода вероисповедания; право свободного передвижения и выбора местожительства; свобода выбора национальности и языка общения; право на судебную защиту.

Политические права и свободы в большинстве являются гражданскими, т.е. ими обладают российские граждане, достигшие политической зрелости. Данные права определяют участие граждан в общественной и политической жизни страны. К политическим правам причисляются: свобода слова (свобода распространения не конфиденциальной информации)- информационные права (на распространение и доступ к информации), право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, право на объединение (свобода союзов), свобода собраний (право собираться мирно и без оружия, проводить митинги, демонстрации, шествия), право на участие в управлении делами государства и па равный доступ к государственной службе, право на гражданство, избирательные права (право избирать и быть избранным), право на участие в отправлении правосудия.

Социально-экономические права — это возможности личности в сфере производства и распределения материальных благ, призванные обеспечить удовлетворение экономических и тесно связанных с ними духовных потребностей и интересов человека. К социально-экономическим правам относятся: имущественные права (право на частную собственность), право па предпринимательскую и иную не запрещенную законом экономическую деятельность (свобода предпринимательства), трудовые права (право на труд и свободу труда, в том числе право на восьмичасовой рабочий день, на справедливые условия труда, равную оплату за труд равной ценности), право на охрану семьи, материнства, отцовства и детства, право на социальное обеспечение, право на справедливое взимание налогов.

Культурные права обеспечивают духовное развитие личности. К ним относятся: право на образование, свобода творчества (свобода литературного, научного и других видов творчества и преподавания), право на участие в культурной жизни.

Право человека на благоприятную окружающую среду -это возможность для каждого человека, народов и всего человечества жить при таком состоянии биосферы Земли, которое обеспечивает максимальный уровень физического и психического здоровья, а также использовать систему средств, устраняющих глобальные угрозы биосфере, вызванные человеческой жизнедеятельностью.

Право и социальные интересы

Интересы, как известно, составляют основу жизнедеятельности человека и общества, служат движущим фактором прогресса, в то время как отсутствие реального интереса способно привести к краху различных реформ и программ. Общественно значимые интересы закрепляются в законах и других нормативных правовых актах, играют важную роль в процессе правообразования и в реализации права.

Прежде всего необходимо установить содержание понятия «интерес».

В юридической, философской науках, в психологии нет однозначного подхода к категории «интерес».

Одни ученые трактуют понятие «интерес» исключительно как объективное явление и тем самым отождествляют с понятием «потребность», которая действительно представляет собой в известной мере явление объективное. Однако люди, имея одинаковые потребности, нередко поступают по-разному.

Другие исследователи относят интерес к субъективным категориям. Именно так определяют интерес представители психологической науки, считая интерес отражением в сознании человека стремления к удовлетворению потребностей.

По мнению третьих, интерес — это одновременно единство объективного и субъективного, поскольку, будучи объективным явлением, интересы неизбежно должны пройти через сознание человека. Противники данной позиции утверждают, что интересы могут быть осознанными или неосознанными, но осознание интереса ничего не меняет в его содержании, поскольку интерес целиком определяется объективными факторами.

Понятие «интерес» нередко трактуется как выгода или польза. Однако проф. А. И. Экимов считает, что этими терминами обозначается лишь оптимальный способ удовлетворения потребности, который сам субъект оценивает для себя как оптимальный.

Иногда интерес понимается как благо, т. е. как предмет удовлетворения своих потребностей (проф. С. Н. Братусь). Такое использование термина «интерес» в целом укоренилось в юридической литературе. Таким образом, предмет интереса совпадает с предметом потребности, что послужило основанием для отождествления интереса и потребности. Между тем они имеют разную природу и содержание.

Потребность служит материальной основой интереса. Интерес же по своей сущности есть отношение между субъектами, но такое отношение, которое обеспечивает оптимальное (эффективное) удовлетворение потребности. Иногда говорят, что интерес — это общественное отношение, опосредующее оптимальное удовлетворение потребности и определяющее общие условия и средства ее удовлетворения.

Отсюда ясно, почему одни и те же потребности порождают зачастую разные, а то и противоположные интересы. Это объясняется разным положением людей в обществе, что определяет различие в их отношениях по поводу удовлетворения своих потребностей.

В литературе предлагается различать социальный и психологический интерес. Юридическая наука исходит из того, что социальная природа интереса является базовой категорией. Психологический интерес представляет, по сути, заинтересованность, которая тесно связана с интересом, но отличается от последнего.

Интерес может существовать и не будучи выраженным в заинтересованности, но в этом случае он выступает в качестве побудительного мотива действий субъекта. Интерес может быть выражен в заинтересованности адекватно, а может предстать в виде ложной заинтересованности и тогда не соответствовать действительным интересам. Но без заинтересованности потенциал интереса мертв, так как нет осознания и познания интереса, следовательно, нет и реализации его, поскольку такая реализация требует волевого отношения, т. е. возможности выбора субъектом варианта поведения или действий. Если нет достаточной свободы для такого выбора, то интерес способен угаснуть.

Итак, интерес обладает следующими свойствами:

1. Интерес объективен, поскольку обусловлен объективностью общественных отношений. Это качество интереса означает, что любое принудительное юридическое давление на носителей того или иного интереса, подмена регулирования отношений административным приказом приведет к умалению роли права в жизни общества.

2. Нормативность интереса, т. е. необходимость правового опосредования интересов, поскольку действия носителей различных интересов должны быть согласованы, скоординированы.

3. Интересы отражают положение субъектов в системе общественных отношений. Это качество определяет правовое положение различных субъектов, что предопределяет пределы (границы) действий субъектов и в то же время пределы вмешательства государства в сферу интересов субъектов.

4. Реализация интересов есть сознательный, т. е. волевой, акт. Именно через интеллектуальное, волевое содержание интереса законодатель достигает необходимых результатов правового регулирования.

Считается, что в первобытном обществе не существовало индивидуального носителя интересов и социальных средств удовлетворения потребностей отдельного человека. Лишь с дифференциацией общества происходит формирование собственных интересов человека, а также интересов той социальной группы, класса, слоя, касты, сословия, к которым принадлежали люди.

Связь права и интересов проявляется наиболее рельефно в двух сферах — в правотворчестве и при реализации права.

В процессе правотворчества группы или слои, стоящие у власти, посредством норм права придают юридическое значение своим интересам, сообщая им общеобязательный характер. В демократически устроенном обществе в праве выражаются в первую очередь социально значимые интересы, в том числе общесоциальные.

Как справедливо указывает проф. Ю. А. Тихомиров, социальные интересы выступают движущим началом правотворчества. При этом имеются в виду интересы как лиц, групп, партий, которые находятся у власти, так и оппозиции. Выявление, формирование и выражение различных интересов, с одной стороны, и их согласование — с другой, позволяют закрепить в праве некую меру «общезначимых» интересов.

Сказанное предполагает необходимость учета различных интересов, гармоничное их сочетание, а также выявление приоритета отдельных видов интересов, которые значимы для общества на данном этапе. Таким образом, в правотворчестве должна быть расстановка акцентов в отношении интересов. А это, в свою очередь, требует выдвижения определенных целей. Цели отражают потребности и интересы людей, хотя и не являются их зеркальным отражением, чаще всего они отражают желаемое, возможное состояние (с точки зрения субъектов). Цели, как и интересы, могут быть истинными и ложными по отношению к закономерностям объективного развития. Но для реализации цели недостаточно ее соответствия объективным закономерностям и объективным интересам. Необходимы средства для реализации цели. Иначе говоря, цели должны быть реализуемы.

Проблема связи интересов и права не ограничивается лишь отражением интересов в нормах права и нормативных правовых актах. Не меньшее значение имеет также вопрос о том, как нормы права трансформируются в мотивы поведения конкретного человека.

Одна и та же норма права оказывает различное мотивационное влияние на поведение людей, оказавшихся в сходной ситуации.

Регулирование поведения людей с помощью права состоит в определении их юридических прав и обязанностей.

Государство реализует интересы личности, во-первых, путем определения правового статуса субъекта; во-вторых, посредством предоставления субъективных прав и возложения юридических обязанностей; в-третьих, путем регламентации объектов правоотношений; в-четвертых, при помощи установления соответствующих юридических процедур — порядка реализации субъективного права личности и ее юридических обязанностей.

Непосредственно с реализацией интереса связаны два средства — установление правового статуса субъекта и предоставление субъективных прав и юридических обязанностей. Именно субъективное право связано напрямую с интересом, с его практической реализацией, в то время как правовой статус является исходным звеном, воплощающим признаки субъекта интереса.

Правовой режим объекта интереса и юридическая процедура воплощают так называемую технологию правовой реализации интереса.

Все указанные средства влияют на уровень правового обеспечения интересов субъектов, поэтому между ними существуют системные связи.

В литературе называют три тенденции в правовом обеспечении интересов:

1) возрастание роли права в реализации интересов, что осуществляется интенсивным использованием в правовом регулировании инициативы сторон, материальных стимулов, личного интереса субъектов права;

2) усиление конкретных правовых средств во взаимоотношениях государства и граждан. Отсюда и круг интересов, реализация которых обеспечивается правовыми средствами, расширяется. Так, впервые в правовую сферу включаются отношения интеллектуальной собственности; государственную защиту получают свобода совести, свобода слова, убеждений, свобода печати и др.;

3) возрастание правовой активности людей в защите собственных интересов, а также прав и свобод.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Термины из раздела «Теория государства и права»

Законный интерес — это отраженное в объективном праве либо вытекающее из его общего смысла и в определенной степени гарантированное государством простое юридическое дозволение, выражающееся в стремлениях субъекта пользоваться конкретным социальным благом, а также в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам — в целях удовлетворения своих потребностей, не противоречащих общественным.

Структура законного интереса включают в себя два элемента:

1) стремление субъекта пользоваться конкретным социальным благом;

2) обращаться в некоторых случаях за защитой к компетентным органам.

Отличительные особенности законных интересов:

— в законных интересах опосредствуются стремления, которые право не успело «перевести» в субъективные права в связи с быстро развивающимися общественными отношениями и которые нельзя типизировать в связи с их индивидуальностью, редкостью, случайностью;

— в них отражаются менее значимые и существенные по сравнению с субъективными правами потребности;

— в большинстве своем формально они в законодательстве не закреплены, не имеют четкой системы, менее конкретны, определенны;

— в законных интересах опосредствуются те запросы, которые нельзя еще обеспечить материально в той же мере, как субъективные права;

— они менее гарантированны, чем субъективные права.

По субъектам различают законные интересы граждан, государственных, общественных, коммерческих и иных организаций.

В зависимости от отраслевой принадлежности законные интересы могут быть материально-правовыми — конституционными (интерес в улучшении системы здравоохранения), гражданскими (интерес автора в высоком гонораре за опубликованную книгу) и т.д. и процессуально-правовыми — уголовно-процессуальными, гражданско-процессуальными (интерес истца в назначении судом повторной экспертизы).

В зависимости от их уровня законные интересы бывают общими (интерес участника процесса в принятии законного и обоснованного решения по делу) и частными (интерес гражданина в установлении конкретных фактов, доказывающих его невиновность в совершении правонарушения).

По характеру законные интересы подразделяются на имущественные (интерес в наиболее полном и качественном удовлетворении потребностей в сфере бытового обслуживания) и неимущественные (интерес обвиняемого в предоставлении ему свидания с родственниками).

Курсовые и дипломные работы по теории государства и права

ЗАКАЗАТЬ АВТОРСКУЮ РАБОТУ ПО ЮРИСПРУДЕНЦИИ

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх