Запрет иностранного программного обеспечения

Содержание

Запрет на закупки иностранного ПО в России

Дмитрий Медведев несколько дней назад подписал постановление правительства №1236 от 16 ноября 2015 года, в соответствии с которым государственным структурам запрещено закупать иностранное ПО при наличии российского аналога. Новость об этом появилась 20 ноября 2015 г. и прошла по новостным ресурсам; зачастую — со сгущением красок.

В реальности постановление преследует следующие задачи. Цитата: «Цель документа — защита внутреннего рынка Российской Федерации, развитие национальной экономики, поддержка российских организаций, осуществляющих деятельность в области ИТ, учитывая в том числе ограничения на использование иностранного программного обеспечения отдельными российскими организациями, установленные рядом иностранных правообладателей в связи с введенными США и некоторыми другими странами санкциями».

Постановление издано во исполнение положений принятого летом закона №188-ФЗ (от 29 июня 2015 г), которым предусматривается создание Реестра российского ПО. В частности, постановление утверждает правила формирования и ведения этого Реестра.

Оба нормативных документа приняты в рамках реализуемой программы импортозамещения ПО, разработанной Минкомсвязи. Поэтому вначале давайте подробнее остановимся на уже принятых документах, а потом поговорим о концепции в целом. И начать логичнее с закона.

Закон №188 о Реестре российского ПО

Закон №188 вносит нормы о Реестре российского ПО в законы «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» 2006 г. и «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Закон состоит всего из трех статей.

Целями создания Реестра указаны:

  • расширение использования российских программ для ЭВМ и баз данных
  • подтверждение происхождения российских программ
  • оказание правообладателям таких программ государственной поддержки

Нормы, касающиеся создания и ведения Реестра, а также другие текущие вопросы (назначение ответственного за ведение Реестра и разработку нормативных документов госоргана и др.) в законе не указаны и должны быть введены постановлением правительства.

В законе сформулированы основные требования к российскому ПО:

  1. Исключительное право на программу для электронных вычислительных машин или базу данных на территории всего мира и на весь срок действия исключительного права принадлежит одному либо нескольким из следующих лиц (правообладателей):
    1. Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию;
    2. российской некоммерческой организации, высший орган управления которой формируется прямо и (или) косвенно Российской Федерацией, субъектами Российской Федерации, муниципальными образованиями и (или) гражданами Российской Федерации и решения которой иностранное лицо не имеет возможности определять в силу особенностей отношений между таким иностранным лицом и российской некоммерческой организацией;
    3. российской коммерческой организации, в которой суммарная доля прямого и (или) косвенного участия Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, российских некоммерческих организаций, указанных в подпункте «b» настоящего пункта, граждан Российской Федерации составляет более пятидесяти процентов;
    4. гражданину Российской Федерации;
  2. Программа для электронных вычислительных машин или база данных правомерно введена в гражданский оборот на территории Российской Федерации, экземпляры программы для электронных вычислительных машин или базы данных либо права использования программы для электронных вычислительных машин или базы данных свободно реализуются на всей территории Российской Федерации;
  3. Общая сумма выплат по лицензионным и иным договорам, предусматривающим предоставление прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, выполнение работ, оказание услуг в связи с разработкой, адаптацией и модификацией программы для электронных вычислительных машин или базы данных и для разработки, адаптации и модификации программы для электронных вычислительных машин или базы данных, в пользу иностранных юридических лиц и (или) физических лиц, контролируемых ими российских коммерческих организаций и (или) российских некоммерческих организаций, агентов, представителей иностранных лиц и контролируемых ими российских коммерческих организаций и (или) российских некоммерческих организаций составляет менее тридцати процентов от выручки правообладателя (правообладателей) программы для электронных вычислительных машин или базы данных от реализации программы для электронных вычислительных машин или базы данных, включая предоставление прав использования, независимо от вида договора за календарный год;
  4. Сведения о программе для электронных вычислительных машин или базе данных не составляют государственную тайну, и программа для электронных вычислительных машин или база данных не содержит сведений, составляющих государственную тайну.

Этим же законом №188 в закон «О контрактной системе…» вносятся дополнения (ч. 3 ст. 14), суть которых в том, что устанавливается запрет на допуск товаров, работ и услуг, происходящих из иностранных государств и/или оказываемых иностранными лицами. Применять их можно только в виде исключения, для этого требуется писать специальное обоснование и размещать его вместе с госзаказом.

В законе указаны цели введения запрета. Цитата: «В целях защиты основ конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства, защиты внутреннего рынка Российской Федерации, развития национальной экономики, поддержки российских товаропроизводителей нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации устанавливаются запрет на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ, услуг, соответственно выполняемых, оказываемых иностранными лицами, и ограничения допуска указанных товаров, работ, услуг для целей осуществления закупок».

Закон вступает в силу с 1 января 2016 года.

Постановление №1236 от 16 ноября 2015 года

Постановление №1236 принято для урегулирование вопросов, переданных в ведение Правительства законом №188. Интересно, что принято оно 16 ноября, а положения закона вступают в силу с 1 января 2016 года, т. е. осталось всего полтора месяца.

В Постановлении подтверждается запрет на приобретение иностранного ПО или прав на его использование при совершении закупок в интересах государственных структур. Но более подробно говорится об исключениях — случаях, когда можно использовать зарубежное ПО. Их два:

  • в Реестре нет ПО с нужной функциональностью («ПО того же класса»)
  • ПО, содержащееся в Реестре, по функциональным, техническим и/или эксплуатационным характеристикам не соответствует требованиям заказчика

Классы ПО устанавливаются в Реестре, и ПО должно быть сгруппировано по функциональным, техническим и эксплуатационным характеристикам для облегчения поиска и сравнения.

Уполномоченным органом (он разрабатывает все нормативные документы, а также отвечает за ведение Реестра или назначает оператора Реестра) назначено Министерство связи и массовых коммуникаций. Оно должно утвердить (за 2 месяца) классификатор программ и БД (где указываются характеристики ПО), правила его применения, положения об экспертном совете (состав совета — до 31 декабря), дать предложения (совместно с другими заинтересованными лицами) по общим правилам определения требований к закупаемому ПО и связанным с этим услугам, а также в 6-месячный срок разработать схему, в соответствии с которой на ПО из Евразийского союза будет распространяться режим российского ПО. А главное — обеспечить запуск Реестра с 1 января 2016 года.

Также Постановлением утверждается текст правил формирования Реестра (в нем и расписана процедура подачи и рассмотрения заявки на включение ПО в Реестр российского ПО) и порядок подготовки обоснования для использования зарубежного ПО. Последний называется вполне в российском бюрократическом стиле: «правила подготовки обоснования невозможности соблюдения запрета на допуск программного обеспечения…» (посчитайте, сколько существительных подряд! И это еще не конец фразы).

Таким образом, постановление носит технический характер и издано в соответствии с требованиями закона №188.

Стратегия импортозамещения

Оба документа приняты в рамках существующего у Минкомсвязи плана импортозамещения, который был представлен главе правительства в апреле 2015 г.

Приказом №96 Минкомсвязи от 01.04.2015 утвержден план импортозамещения программного обеспечения. Сам план содержит целевые показатели соотношения использования российских и зарубежных программных продуктов и сервисов к определенным датам (2020 г., 2025 г.) и рассчитан на 10 лет — 2015—2025 гг.

Документ включает в себя три направления: предоставление преференций отечественной ИТ-продукции при госзакупках; коллективная разработка клиентских и мобильных операционных систем; господдержка отечественных производителей ПО для промышленности, ТЭК, строительства и других отраслей. Рассмотрим их более подробно.

  • Отрасли, где в России есть конкурентоспособные продукты хорошего уровня, которым, однако, все равно были бы полезны преференции при осуществлении госзакупок. Сюда отнесены, в частности, антивирусы и программы по информационной безопасности. Уже на сегодняшний день доля импорта ПО этих типов — около 60%. Сюда же отнесено ПО для бизнеса (ERP, CRM, электронный документооборот, управление проектами) и корпоративные интернет-сервисы (базовые — электронная почта, работа с файлами, браузер, мессенджеры), где у российских разработчиков есть достаточно хорошие позиции.
  • Отрасли, где конкурентоспособного ПО сегодня нет. Это клиентские и мобильные операционные системы, серверные ОС, пользовательское офисное ПО, системы управления базами данных, средства управления облачной инфраструктурой и виртуализацией. На сегодня доля импорта по этим направлениями — 95% и выше. Поскольку процесс самостоятельного создания конкурентоспособных продуктов на этом направлении крайне сложен, Минкомсвязь предлагает путь коллективной разработки, который будет координировать еще одна отраслевая некоммерческая организация.
  • Отраслевое ПО, необходимое в нишевых сценариях для различных отраслей экономики (промышленность, здравоохранение, строительство и пр.). Сегодня в зависимости от направления доля импорта в них составляет от 70% до 95%.

Ради каких целей создается маркировка российского ПО

Итак, формальные требования к российскому ПО и его владельцам изложены в законе. Но какими целями руководствовалось государство при их формулировании? То есть зачем это все?

Одна из главных целей — обеспечить свой контроль над разработчиком. Опыт введения санкций показал, насколько легко другое государство может развалить ИТ-инфраструктуру, запретив производителям ПО из своей юрисдикции работать с российскими заказчиками. Катастрофические последствия такой ситуации понять легко и просто.

Поэтому если ПО работает в госструктурах, то его разработчик должен работать в соответствии с российским законодательством и в российской юрисдикции. Более 50% такого предприятия-разработчика должны принадлежать российским физическим или юридическим лицам, что призвано гарантировать стабильность работы и независимость от внешнего контроля, будь то контроль иностранного государства или частной корпорации. Кстати, это не единственный аргумент, есть и другие. Например, большинство зарубежного ПО (включая условия лицензий) разрабатывается в соответствии с требованиями западного, чаще — англосаксонского законодательства, которое существенно отличается от российского. Иногда требования лицензий зарубежного корпоративного ПО противоречат требованиям российского законодательства. А разбирательства должны проводиться в британских или американских судах.

Второй, не менее важный фактор — экономический. Российское предприятие платит налоги, зарплаты и пр. тоже в России. Таким образом, средства от покупки ПО государственными органами остаются в экономике России, а не уходят за рубеж. С той же целью установлено и следующее требование о том, что общие отчисления за рубеж не могут превышать 30%. Причем здесь будут, судя по всему, учитываться не только затраты на приобретение прав на продукты, технологии, алгоритмы и пр., но и прямые затраты на разработчиков, т. е. «офшорное программирование» тоже не подходит. Большая часть цикла разработки ПО должна максимально осуществляться внутри страны.

Наконец, российское ПО должно присутствовать на рынке, т. е. свободно продаваться, а специализированные продукты для госнужд выведены из-под действия этой схемы и не подлежат внесению в Реестр. Зачем это сделано? На мой взгляд, одна из причин этого требования — повышение эффективности. ПО, которое предлагается на открытом конкурентном рынке, имеет совершенно другой уровень функциональности, стабильности и удобства работы, а также имеет другой механизм ценообразования. То есть при правильной работе должен гарантироваться приемлемый уровень функциональности, качества и удобства работы, а также адекватное ценобразование.

Некоторые заблуждения об импортозамещении

Новая схема законодательного регулирования вызвала, скажем так, противоречивую реакцию в обществе. Особенно у «свободных художников», которые привыкли к свободе и отсутствию ограничений, поэтому любую попытку регулирования (особенно связанную с запретом чего-нибудь) воспринимают в штыки.

Для начала, нужно отдавать себе отчет — Реестр и связанные с ним требования работают только в отношении госзакупок, т. е. в случаях, когда ПО приобретается для государственных нужд. Впрочем, сейчас об импортозамещении думает не только государство. Санкции, из-за которых зарубежные производители (в основном американские) могут в любой момент «отключить» российских клиентов, а также девальвация рубля, из-за которой резко подорожала в рублях стоимость иностранного ПО и его поддержки, заставляют и частные российские компании активнее искать подходящее российское ПО: во-первых, нет таких валютных и политических рисков, во-вторых, с местным разработчиком всегда проще договориться. Остаются вопросы с надежностью, квалификацией и пр., но это уже как раз индивидуальные случаи.

Далее — да, мне тоже кажется, что практически все профессиональное ПО обладает некоторой уникальной функциональностью, сгруппировать которую будет сложновато. Однако в большом количестве случаев государственным органам необходимы простые решения типа текстового редактора или электронных таблиц. Разница в их функциональности невелика, и возможно использование любых решений. А вот другие соображения (в том числе взаимодействие с разработчиком и др.) играют по-прежнему важную роль.

В интернете полно саркастических предложений «импортозаместить Photoshop». Но! Во-первых, раздутая репутация именно этого пакета часто приводит к тому, что его требуют ставить даже в тех случаях, когда необходимо всего-то изменить размер изображения. Во-вторых, потребности в профессиональных узкоспециализированных пакетах в государственных органах сильно преувеличены. Тем более, что для таких случаев специально предусмотрен механизм исключений. Если аналогов действительно нет либо необходим именно тот или иной пакет, всегда можно составить обоснование, но теперь появляется возможность и механизм его оспорить.

Этот последний пример я привел специально, чтобы показать, что очень часто люди склонны сводить сложную и многогранную ситуацию к своему небольшому опыту, а дальше расширять этот свой опыт до масштабов страны или даже планеты. На этой неправильной логике основаны многие заблуждения.

И битва за СПО

Интересно, что первоначально в качестве одного из вариантов импортозамещения рассматривалось более широкое использование свободного программного обеспечения (СПО). Но в финальном варианте его не оказалось. Потому что у СПО есть как свои плюсы, так и свои весомые минусы.

Во-первых, СПО также распространяется на условиях определенной лицензии. То, что лицензия не предусматривает оплаты, не всегда означает, что использовать это ПО можно как угодно.

Во-вторых, для крупных проектов, ориентированных на широкий круг пользователей, решающее значение имеет качество технической поддержки, т. к. от сбоев, ошибок и пр. можно потерять куда больше денег, чем сэкономили на покупке. И вот тут у СПО возникает много проблем.

В-третьих, очень многое для корректной работы необходимо «дорабатывать напильником», причем объем доработок крайне велик.

В результате все равно получается отдельный большой и сложный проект. В основе его может лежать СПО (как в проектах «российских линуксов»), а может что-то другое. Но уже нет принципиальной разницы между ними.

В общем, отдельный статус для СПО не был прописан, и такое ПО не имеет особого преимущественного положения по сравнению с другими решениями.

Проблемы, недоработки, решения

Конечно, к новой системе, которая еще толком не заработала, есть много вопросов.

В основном обсуждаются, как обычно, способы обойти запрет. Кстати говоря, судя по весенним обсуждениям, многие из предложенных тогда способов обхода (основанных на предварительных формулировках закона) государство прикрыло. Например, много говорили о том, что можно создать «российскую прокладку», на которую будут переводиться права и… Но закон требует, чтобы права принадлежали на территории всего мира, а не только РФ, что делает такой «промежуточный» способ неработоспособным. В принципе, то же можно сказать о большинстве предложенных тогда «обходных» вариантов.

Можно включить западный продукт в состав отечественного (о такой ситуации радостно пишет РБК под девизом «найден механизм, как обойти запрет»), но выплаты за его использование не должны превышать 30% от общей выручки, что сильно ограничивает возможности — грубо говоря, без серьезного российского прибавочного продукта такое решение не должно быть интересным. Либо — искусственно завышать на 70% цену «российского» продукта, чтобы полная оплата за иностранный составляла не более 30%. Но на конкурентном рынке такое завышение невозможно, а во всех остальных случаях этим должны заниматься компетентные органы.

Есть варианты, при которых механизм не будет работать, а в перспективе может еще и принести вред. Например, возможен вариант, что российское юрлицо приобретает права на тот или иной программный продукт для дальнейшей продажи его государственным органам (либо его разрабатывают за рубежом по заказу российской компании). Но обязательства по поддержке при этом несет иностранный разработчик, и в случае отказа от осуществления поддержки сложное и дорогое ПО может оказаться бесполезным.

Наконец, есть и момент полноты оценки. Указанных в Реестре параметров вряд ли хватит для всесторонней оценки нужного ПО. А значит — пригодится аналитическая служба (своя или внешняя), а также хорошо бы иметь и тестовую лабораторию. В корпоративной сфере «внешние» и открытые исследования крайне не поощряются, а возникающие проблемы все предпочитаю решать в «узком кругу» между заказчиком и разработчиком, с минимальным выходом информации наружу. Это хорошо с точки зрения репутации бизнеса, но зачастую приводит к серьезным потерям просто из-за отсутствия информации — каждому приходится пройти длинный путь по выявлению и правильной диагностике проблемы, который для компании может стоить немалых денег.

Власть против бизнеса. Или за?

И власти, и бизнес сходятся в понимании, что единомоментный переход на российские решения по всем направлениям не нужен и опасен — много где уровень функциональности и качества еще не тот, а где-то нормальных российских решений вообще нет. Развивать свое ПО нужно постепенно, но уверенно, и поддержка государства должна стать хорошим подспорьем для частных компаний.

Представители бизнеса жалуются, что западные корпорации обладают гораздо большими возможностями по маркетингу и могут в течение длительного времени сидеть без прибыли ради захвата рынка. Российские компании не могут себе позволить такую тактику, т. к. не имеют доходов с других рынков, да и в России не имеют достаточного запаса оборотных средств.

При этом позиция многих представителей бизнеса состоит в том, что массированные проектные инвестиции — не лучший способ развития; часто в результате таких «проектов» получаются нежизнеспособные продукты. Лучше создавать и поощрять спрос на внутреннем рынке, тогда конкурентные условия позволят выявить лучшие продукты. А также — что государство должно активно продвигать российские решения за рубежом (об этом говорится, например, в недавнем материале РБК). Правда, пока отрасль просит не вливать деньги, а обеспечивать внутренний спрос и возможности для развития, государство опять планирует выделять деньги на некие «спецпроекты», заниматься этим должен ОАО «Росинфокоминвест». Плюс странная схема с «совместной разработкой ПО», которую будет координировать некая специально создаваемая государством АНО… В общем, на уровне практических решений пока не все ясно.

С другой стороны, проблема может оказаться в самих производителях «российского» ПО, которые в промежутках очень охотно рассказывают рынку, что они не российские, а «международные компании», открывают центры разработки за рубежом, переводят в другие страны штаб-квартиры, центры финансовых операций, а иногда и руководство. Российские юрлица очень часто принадлежат зарубежным компаниям из офшоров, а далее следы теряются

Конечно, у такого поведения есть и объективные основания. Российский рынок все же относительно мал, и более-менее крупные компании вынуждены выходить на мировой уровень, а там появляются более выгодные юрисдикции, более выгодные страны для организации ферм разработчиков и т. д. Но…

Наконец, последняя проблема: а хватит ли квалифицированных специалистов? Тем более, что конкуренция за них на мировом уровне очень высока, а российские компании сейчас не в состоянии предложить лучшие условия для рынка — состояние экономики не то.

В результате…

Созданная система только начинает работать, и судя по всему, проблем у нее впереди будет еще много. Тем не менее, на мой взгляд, она задает правильное направление развития. Государство возвращает себе активную роль, начинает планировать развитие отрасли, причем выступая в качестве не только регулятора, но и одного из участников рынка. То есть старая позиция правительства «рынок сам все отрегулирует, а государству нужно отойти в сторону» постепенно уходит в прошлое. И это хорошо.

Ограничение закупок с помощью «реестров» — скорее всего, не очень действенная мера. Хотя принцип взят правильный: российским должно считаться то ПО, которое делается в России российскими компаниями и с продаж которого налоги платятся в России. Должны быть льготы своему производителю, хотя меры к дестимулированию покупки зарубежного ПО все же лучше делать экономическими. Впрочем, государство, как закупщик ПО, вправе ставить любые удобные ему требования. Ибо странности и глупости правил закупки, существующих у крупнейших мировых корпораций, ему еще долго переплюнуть не удастся.

Если говорить о моем личном мнении, то мне кажется, что эта инициатива государства (как и многие другие) верная и двигает рынок в нужном направлении. Другой вопрос, что даже хороший набор правил не гарантирует успеха всего проекта — ведь очень многое зависит от конкретных людей, ответственных за исполнение, как со стороны государства, так и со стороны бизнеса. А вот тут все довольно грустно: например, только что ОНФ представил лично президенту доклад о колоссальной неэффективности создаваемых последние десять лет Особых экономических зон (ОЭЗ). Набирает обороты скандал с технопарком «Университетский» и т. д. То есть без личного вмешательства опять ничего не работает. Впрочем, некоторые ОЭЗ построены и успешно функционируют, и тоже в первую очередь благодаря энергии и личным качествам людей, которые занимались их обустройством.

P. S. Сбербанк начал оценку перспектив перехода c Oracle и MS SQL на PostgreSQL для ряда систем.

На какие программы действует запрет

Установите запрет для иностранных программ, кроме ПО из стран Евразийского экономического союза. В ЕАЭС входят Россия, Армения, Белоруссия, Киргизия, Казахстан. Запрет установите, когда закупаете:

  • иностранные программы для ЭВМ;
  • иностранные базы данных;
  • исключительные права на иностранное ПО;
  • права на использование иностранного ПО.

Импортную программу нельзя купить ни на материальном носителе, ни в электронном виде, так как запрет действует для следующих объектов закупки:

  • поставка программ на материальном носителе или в электронном виде по каналам связи, а также аренда или покупка права использовать ПО посредством каналов связи и внешней информационно-технологической и программно-аппаратной инфраструктуры (услуги облачных вычислений);
  • поставка, техобслуживание персональных компьютеров, терминалов, серверов и других средств вычислительной техники, на которые необходимо установить программное обеспечение по контракту;
  • работы, услуги по разработке, модификации, модернизации ПО, если заказчик получает права использовать ПО или расширяется ранее предоставленный объем прав;
  • сопровождение, техническая поддержка, обновление ПО, если заказчик получает права использовать ПО или расширяется ранее предоставленный объем прав.

Такие правила установлены Правительством в постановлении от 16.11.2015 № 1236 (далее – постановление № 1236).
Внимание: определяйте страну происхождения товара по Единому реестру российских программ или по реестру евразийского ПО. Программу, которой нет в реестрах, считайте иностранной. Вывод следует из пункта 2.2 постановления № 1236.
Ситуация: установить ли запрет на допуск иностранной продукции при закупке услуг по консультационному сопровождению и обновлению автоматизированной системы
Установите запрет, если исполнитель вместе с услугами по сопровождению и обновлению автоматизированной системы обязан предоставить права на использование программы или расширить ранее предоставленные права. Вывод следует из части 3 статьи 14 Закона № 44-ФЗ, подпункта «г» пункта 2.1 постановления Правительства № 1236.
Ситуация: распространяется ли запрет на допуск иностранного ПО на закупки по 223-ФЗ
Нет, не распространяется. Запрет на допуск иностранного софта действует только для закупок по Закону 44-ФЗ (абз. 1 постановления № 1236).
Ситуация: установить ли запрет на допуск иностранного ПО при закупке исключительных и неисключительных прав
Нужно, если закупка не попадает под исключительный случай. Кроме того, заказчик должен установить такой запрет, когда продлевает неисключительные права на ПО. Аналогичный вывод следует из решения Вологодского УФАС от 03.03.2016 по делу № 5-2/25-16.
Ситуация: установить ли запрет на допуск иностранного ПО при покупке компьютеров с установленными программами
Да. Запрет на допуск иностранного ПО устанавливают независимо от вида контракта. Это может быть как контракт на покупку ПО отдельно, так и вместе с поставкой компьютеров. Такой вывод следует из подпункта «б» пункта 2.1 постановления № 1236.
Ситуация: каким документом участник закупки подтверждает страну происхождения программного обеспечения согласно постановлению № 1236
Правительство не установило таких документов. Поэтому заказчик не вправе требовать от участников какие-либо документы в соответствии с постановлением № 1236. Отвечает заявка или нет, проверьте по реестрам российского ПО и программ из стран ЕАЭС на основании сведений, которые предоставил претендент.

Ситуация: действует ли запрет на иностранное программное обеспечение при закупке у единственного поставщика
Да, действует.
Запрет на допуск иностранного программного обеспечения действует независимо от вида контракта, на основании которого покупаете ПО. Такое правило установлено в пункте 2 постановления № 1236.
Если закупаете программное обеспечение у едпоставщика, укажите в контракте условие, что продукция должна происходить из стран ЕАЭС. Если закупка программного обеспечения подпадает под исключения из постановления № 1236, подготовьте обоснование невозможности соблюдать запрет в виде приложения к контракту.
Ситуация: нужно ли устанавливать запрет при закупке услуг по сопровождению базы данных
Не нужно, если при закупке не получаете права использования базы данных. Если нужна установка обновлений, новых версий, их настройка и передача права использовать обновления, то установите запрет или подготовьте обоснование невозможности его соблюдать (п. 2 постановления № 1236).

Когда можно купить иностранное ПО

Заказчик вправе приобрести иностранную программу, если:

  1. в Едином реестре российских программ и в реестре евразийского программного обеспечения нет аналога, который отвечает тому же классу ПО, что закупает заказчик;
  2. сведения о программе такого же класса в реестре есть, но по характеристикам она не отвечает требованиям заказчика.

Подготовьте обоснование невозможности соблюдать запрет на допуск ПО иностранного происхождения. Руководствуйтесь Порядком из постановления № 1236. Обоснование подготовьте в произвольной форме и разместите в ЕИС вместе с извещением о закупке.
Пример: закупка иностранного ПО конкретной марки
Запрет на покупку иностранного ПО действует не на всех заказчиков. Под исключение попадают закупки:

  • дипломатических представительств;
  • консульских учреждений;
  • торговых представительств при международных организациях, которые функционируют на территории иностранного государства.

Также не применяйте запрет, если закупаете ПО, сведения о котором составляют гостайну.
Ситуация: как определить класс программного продукта, чтобы установить запрет на допуск
Класс программы определяйте по данным, которые опубликованы:

  • в приказах Минкомсвязи от 31.12.2015 № 621 и № 622;
  • в Едином реестре российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных (п. 2 Правил из постановления № 1236).

Ситуация: публиковать ли в ЕИС обоснование невозможности купить ПО из ЕАЭС, если заключили контракт на закупку иностранной программы по пункту 4 части 1 статьи 93 Закона № 44-ФЗ
Нет, обоснование в ЕИС не публикуйте, так как информацию о такой закупке заказчик не размещает в ЕИС. Вывод следует из части 2 статьи 93 Закона № 44-ФЗ. Подготовьте обоснование и храните его вместе с контрактом и документами о закупке.
Ситуация: нужно ли устанавливать запрет при закупке российского программного обеспечения
Да, когда закупаете российское программное обеспечение, также устанавливайте запрет на допуск ПО из иностранных государств. Исключение – случаи, когда запрет на допуск не устанавливают.

Ситуация: можно ли закупить иностранный принтер с предустановленным иностранным программным обеспечением
Можно, если:

  1. в Едином реестре российских программ или в реестре евразийского ПО нет аналога, который отвечает тому же классу ПО, что закупаете;
  2. сведения о ПО такого же класса в реестрах есть, но по характеристикам не отвечают требованиям заказчика.

Об этом сказано в пункте 2 постановления Правительства № 1236.
В документации о закупке установите ограничения для закупки радиоэлектронных товаров иностранного происхождения, так как принтеры включены в перечень радиоэлектронных товаров (п. 2 постановления от 26.09.2016 № 968).
Если предустановленное ПО не подпадает под исключения пункта 2 постановления № 1236, установите запрет на допуск программного обеспечения иностранного происхождения согласно постановлению № 1236.
Ситуация: можно ли без применения постановления № 1236 закупить услугу: права на использование ПО, его установку и настройку
Нет, нельзя. При закупке прав использовать ПО заказчик либо устанавливает запрет на допуск ПО иностранного происхождения, либо обосновывает невозможность соблюдать запрет. Устанавливать запрет не нужно, если закупаете только установку и настройку ПО без закупки прав на использование. Такой вывод следует из пунктов 2 и 3 постановления № 1236.
Ситуация: вправе ли заказчик при закупке ПО установить требование: страна-производитель – государство ЕАЭС
Да, заказчик вправе установить такое требование. Однако учтите, что при закупке программ из стран ЕАЭС необходимо установить запрет на допуск ПО из иностранных государств. Исключение – случаи, когда запрет на допуск не устанавливают.
Ситуация: нужно ли устанавливать запрет, если заказчик приобретает лицензию сразу на несколько компьютеров
Заказчик может не устанавливать запрет, когда закупает сразу несколько лицензий в «пакете», только если в реестрах нет ПО того же класса или тех же характеристик.
Если в реестрах есть ПО, которое функционально и технически отвечает объекту закупки, установите запрет. Неважно, что закупаете сразу несколько лицензий. Запрет устанавливают независимо от вида договора. Такой вывод следует из пункта 2 постановления № 1236.

>Услуги гражданам

Что нужно знать по теме?

Есть закон

1 января 2016 года вступил в силу 188-ФЗ, который дает российским разработчикам преимущество перед иностранными при участии в госзакупках. Если у иностранного софта есть российский аналог, который занесен в специальный реестр, заказчик обязан купить именно его.

Закон определяет такие критерии для российского ПО:

  • исключительное право на него должно принадлежать РФ или субъекту РФ, муниципальному образованию, российской коммерческой или некоммерческой организации, в которой больше 50% принадлежит России, российским организациям или гражданам;
  • организацию-правообладателя не должно контролировать иностранное лицо;
  • выплаты в пользу иностранных организаций не должны превышать 30% всех платежей за ПО;
  • ПО должно находиться в свободной продаже, сведения о нем не должны быть гостайной.

Из ограничения можно делать исключения. Это значит, заказчики могут обосновать невозможность купить российский аналог, если в нем нет нужных функций. Аргументы должны быть прописаны в закупочной документации.

Действует постановление № 1236 от 16.11.2015

Документ содержит:

  • правила формирования и ведения единого реестра российских программ;
  • порядок обоснования того, что невозможно закупить продукт российского производства.

Заработал реестр отечественного ПО

До недавнего времени госзаказчики могли работать по принципу «нет реестра — нет ограничений», но с 20 февраля 2016 реестр начал наполняться. В него уже попали приложения ABBYY, «1С», Dr.Web, Касперский, «Барс», «Гарант» и другие. Всего в реестре 4784 продукта, в том числе аналог «Microsoft Office» — программа «Мой офис» от российского разработчика «Новые облачные технологии».

Как поступают заказчики?

  1. Пользуются правом закупать иностранные программные продукты для «доработки, расширения или продления лицензий на уже используемое ими ПО». Вот, например, как в этой закупке.
  2. Объявляют тендер не на закупку ПО, а на закупку компьютеров с предустановленной программой, например, с тем же «запрещенным» Microsoft Office, дополняя закупку формулировкой «эквивалент невозможен в связи с необходимостью обеспечения совместимости с уже имеющимся ПО заказчика».
  3. Обосновывают невозможность закупки российского ПО. Например, как в этой закупке.

Как и в других закупках, у заказчиков нет права написать, что нужен какой-то конкретный производитель или программа — они описывают технические характеристики, которые их устраивают. Сейчас, если российская программа по своим функциональным, эксплутационным и техническим параметрам полностью соответствует иностранной, отклонить ее не смогут, даже если она теоретически ухудшит производительность компьютера или других программ, которые работают на основании этого ПО. Потребуется очень серьезное доказательство того, что в реестре нет аналога того же класса.

Нина Васильевна Шараева, начальник отдела закупок ИММ УРО РАН:

С реестром мы уже познакомились, но закупок ПО по новому закону пока не проводили. Конечно, переходить на отечественные аналоги будет тяжело. Например, из-за технических особенностей наших серверов трудно будет работать с антивирусным ПО российской разработки. Когда придет время продлевать лицензию, будем прописывать в закупке, для каких целей нам нужен именно действующий антивирус.

Соблюдать закон нужно, но участники рынка госзакупок соглашаются с тем, что на первом месте должны стоять интересы заказчика. Подходит ли ему программа и насколько эффективно она будет работать на имеющемся оборудовании, решать заказчику.

Ирина Яворская, руководитель компании GosTrader, занимающейся тендерным сопровождением заказчиков и поставщиков:

Если клиент обратится с просьбой подготовить техзадание на покупку ПО, мы сначала посмотрим, что есть в реестре. Затем сделаем сравнительный анализ иностранного и российского продукта: полностью ли российский соответствует требованиям заказчика. Если заменить можно, мы это сделаем. Если нет, будем искать объективные причины, чтобы обосновать закупку иностранного софта.

Что делать поставщикам?

Если вы продавец ПО

Заключайте лицензионные договоры с новыми дистрибьюторами и производителями. Наличие российского софта среди ваших торговых предложений станет преимуществом.

Будьте более грамотным, чем заказчик. Следите, что закупают ваши заказчики и напоминайте о правилах, если они их нарушают. Поставщик может подать три запроса на разъяснения, и если они не дали результата, обратиться в региональное отделение ФАС с жалобой.

Что может сделать заказчик в ответ на ваш запрос, почему он закупает иностранное ПО:

  • добавить обоснование закупки;
  • внести изменения в в техническое задание, учитывая запросы разъяснений участников. В этом случае обязательно будет продлен срок подачи заявок;
  • отменить закупку.

Ирина Яворская, GosTrader:

Выигрывает тот, кто умеет работать с информацией. У поставщика сегодня есть возможность узнать заранее план закупок заказчика и подготовиться к торгам по закупке ПО. Изучить преимущества российского аналога и работать на опережение, например, пройти обучение по нужному софту, получить партнерский статус и специальные условия от дистрибьютора или производителя напрямую.

Если вы производитель-правообладатель

Есть смысл попасть в реестр. Процедура довольно долгая, связанная с рассмотрением заявки экспертным советом и изданием приказа Минкомсвязи, так что чем раньше вы подадите заявление на сайте оператора реестра, тем лучше.

Интеллектуальная собственность – товар, услуга или работа?

Закон о госзакупках – ФЗ №44 – рассматривает всевозможные правоотношения поставщика и заказчика:

  • на открытых торгах;
  • в аукционах на электронных площадках;
  • в запрашивании котировок;
  • в сделках путем закрытого выбора.

В Законе рассматриваются все нюансы осуществления закупок, направленных на реализацию определенного товара, работы или услуги. Относится ли к этой триаде интеллектуальная собственность, а именно программное обеспечение?

СПРАВКА! В тексте ФЗ №44 нет прямых утверждений относительно ПО, поэтому трактовки применения этого закона к программным продуктам могут отличаться.

Распоряжение объектами интеллектуального права нельзя в полной мере отнести к реализации товара, оказанию услуги или выполнению работы. Это самостоятельное правовое отношение, точнее, гражданско-правовое, регулируемое Гражданским кодексом РФ. Поэтому нужно особенно внимательно отнестись к применению ФЗ №44 в отношении ПО:

  • при оформлении госконтрактов;
  • при оформлении тендерных заявок.

Заявка на тендер по закупке ПО

Подавая заявку, участник должен выразить согласие с техническим заданием. Форма заявки отличается в зависимости от того, закупается товар или оказываемая услуга. В первом случае обязательно указывать государство, где произведен товар. Как в такой заявке обстоит дело с интеллектуальной собственностью?

Контролирующие органы расценивают лицензионный договор относительно ПО не как договор поставки, а как договор именно на оказание услуг. Однако рекомендуется для перестраховки все же заявить страну происхождения товара, в большинстве случаев это будет Россия или одна из стран ЕЭС.

Госконтракт на закупку ПО

Приобретая лицензионное ПО, заказчик покупает не просто коробку с программой или электронный вариант, а еще и право на временное владение и использование. Поэтому необходимо заключать не просто контракт, а именно лицензионное соглашение, включающее в себя, помимо основных договоренностей, важные моменты касательно интеллектуальной собственности:

  • границы прав, которые передаются;
  • территориальные ограничения их действия;
  • период актуальности;
  • права и обязанности заказчика и исполнителя.

Это соглашение стоит оформить как приложение к государственному контракту или как «договор присоединения» (дополнительные условия прописаны на упаковке приобретаемого продукта или экземпляре программы).

Ни закупки вне Реестра

В 2016 году программное обеспечение как объект закупок подпало под действие Постановления Правительства РФ от 16 ноября 2016 г. №1236. В этом акте предписывается ограничить приобретаемое ПО тем, что содержится в Едином реестре российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных. Это значит, что жестко лимитируется иностранный софт в пользу отечественного (это делается с целью реализации программы импортозамещения).

Какой софт ограничен как предмет закупок

Постановлением Правительства декларируется, на какие виды программного обеспечения налагается запрет. Согласно данному нормативному акту запрещается приобретать иностранное ПО при наличии отечественного аналога – ни прямо (по контракту), ни путем покупки лицензии. Под лимитирование попали такие иностранные продукты:

  • программы для электронно-вычислительных машин;
  • базы данных иных государств;
  • какие-либо исключительные права на интеллектуальную собственность;
  • право применять ПО.

Иностранные программы не разрешают приобретать ни в электронной форме, ни записанными на любой материальный носитель.

Также действует запрет на закупку некоторых видов иностранной продукции, относящейся к радиоэлектронике, а именно портативных ПК весом до 10 кг (ноутбуков, планшетов, лэптопов, карманные электронных устройств, в том числе совмещенных с мобильниками и т.п.).

Исключения в лимитировании ПО

Действие данного Постановления не включает в себя несколько оговоренных исключений. По-прежнему покупать иностранное ПО и права на него разрешено:

  • дипломатическим представительствам РФ;
  • консульствам;
  • торговым представительствам России при международных организациях на территории других государств;
  • в случае, если само ПО или данные о его закупке относятся к государственной тайне.

Что изменилось в закупках ПО в 2018 году

С 2016 года заказчики искали способ найти обходные пути в запрещающем постановлении, чтобы приобретать привычный софт. Это побудило Правительство пересмотреть регламент и внести в Постановление ряд изменений. Это произошло в конце 2017 года, так что новая редакция стала актуальной с января 2018 года.

Из ЕЭС – теперь можно

Россия разрешила своим заказчикам покупать не исключительно «родной» программный продукт, как это значилось в начальной редакции, а выбирать вдобавок из предложений, исходящих из Евразийского экономического союза (Армения, Беларусь, Киргизия и Казахстан). Их программные средства отныне входят в Реестр наравне с российским.

В связи с данным разрешением важное изменение коснулось структуры Реестра разрешенных к закупке программ. Его разбили на два:

  • включающий в себя отечественные программы и базы данных;
  • программный продукт и базы данных государств ЕЭС.

Какое ПО не включат в Реестр

Новая редакция Постановления сделала более жесткими требования к продуктам и базам данных, которые могут размещаться в Реестре. Помимо отечественного происхождения и других требований, действовавших и ранее, ПО в Реестре:

  • не должно принудительно управляться или обновляться из-за границы;
  • не вправе препятствовать использованию продукта и его распространению на территории РФ и ее субъектов.

Есть и другие существенные изменения:

  • внесены дополнительные условия включения в Реестр офисного ПО;
  • изменен порядок функционирования Экспертного совета по отечественному ПО;
  • пересмотрен вопрос об обязательности сертификата информационной безопасности.

Алгоритм закупки ПО

Как действовать заказчику, желающему заключить контракт на приобретение ПО? Принципы следующие.

  1. Изучить Реестр.
  2. Если требуемый софт в нем наличествует, оформлять заявку;
  3. Если нужного программного обеспечения нет, просмотреть приведенный перечень в поиске отечественного аналога.
  4. Аналог, принадлежащий к тому же классу, нашелся – оформляется заявка на него.
  5. Аналог есть, но он не вполне подходит заказчику по базовым характеристикам, либо аналогов нет – разрешена закупка искомого софта, даже иностранного.

Доводы в пользу требований заказчика

Тонкий момент: для приобретения иностранного ПО заказчику придется доказать, что его организации не подходит ни один из российских аналогов, числящихся в Реестре. Доказательства должны быть вескими, а не просто содержать пожелание руководства или другие подобные аргументы. Для этого в Единой информационной системе (ЕИС) он обязан разместить исчерпывающее обоснование, включающее в себя:

  • подробные и конкретные требования к закупаемой интеллектуальной собственности (свойства, характеристики);
  • причины закупки программного обеспечения, которого нет в Реестре;
  • класс (или несколько классов) ПО, которое требуется купить;
  • сравнение характеристик аналогов ПО, присутствующих в Реестре, с требуемыми заказчиком (должны обнаружиться существенные расхождения).

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! Опытные заказчики не рекомендуют использовать обоснование как вариант покупки любого ПО в обход ограничений, кроме исключительных ситуаций. Проверяющие зачастую недостаточно компетентны, чтобы адекватно оценить аргументы обоснования, поэтому могут просто признать их недостаточными. В большинстве случаев целесообразнее оставаться в рамках Реестра отечественного софта.

Записи созданы 2145

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх