Запрос информации журналистом

Ограничения доступа к информации

Ситуация с доступом к информации для журналистов во многом обусловлена непониманием или отрицанием законодателями и чиновниками той роли, которую призваны играть в обществе средства массовой информации. Как следствие, белорусское законодательство о СМИ и правоприменительная практика далеки от признания особой роли свободных СМИ в качестве «стража общества». Государственные органы в Беларуси не учитывают «общественный интерес» как категорию, определяющую правомерность предоставления той или иной информации. Так, в Законе «О средствах массовой информации» отсутствует какое-либо упоминание об общественных функциях журналистов и СМИ, гарантиях реализации их права на доступ к информации в связи с осуществлением профессиональной деятельности.

Белорусское законодательство содержит целый ряд предпосылок для практически бесконтрольного ограничения права на получение информации журналистами. При этом в стране отсутствует независимый орган, к которому было бы можно апеллировать в таких случаях.

Закон «О средствах массовой информации» содержит понятие «информация ограниченного доступа» (статья 37). К такой информации, в частности, относятся:

— сведения, составляющие государственные секреты, коммерческую, личную или иную охраняемую законом тайну;

— сведения о системе организации, об источниках, о способах, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности;

— материалы дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства до окончания производства по уголовному делу;

— иная информация, предусмотренная законодательными актами.

В соответствии со статьей 16 Закона «О государственных секретах» такие сведения подразделяются на две категории в зависимости от тяжести возможных последствий от их разглашения: государственную тайну и служебную тайну.

Государственная тайна — это сведения, в результате разглашения или утраты которых могут наступить тяжкие последствия для национальной безопасности Республики Беларусь.

Служебная тайна — сведения, в результате разглашения или утраты которых может быть причинен существенный вред национальной безопасности Республики Беларусь. Отнесение сведений к государственным секретам осуществляется государственными органами и организациями, наделенными этим полномочием.

В соответствии с «Перечнем государственных органов и иных организаций, наделенных полномочием по отнесению сведений к государственным секретам», утвержденным Указом Президента Республики Беларусь от 25.02.2011 г. № 68 «О некоторых вопросах в сфере государственных секретов», их насчитывается около шестидесяти.

Среди них, например, Уполномоченный по делам религий и национальностей, Белорусский государственный концерн пищевой промышленности «Белгоспищепром», Белорусский государственный концерн по производству и реализации товаров легкой промышленности, Государственная инспекция охраны животного и растительного мира, Национальная государственная телерадиокомпания. Таким образом, отдельные государственные органы и организации по собственной инициативе имеют возможность вводить ограничения на распространение целых сегментов информации.

Важно отметить, что приведенный в Законе о СМИ перечень случаев допустимого ограничения доступа к информации не закрыт и содержит отсылку к другим «законодательным актам», что дает возможность для его расширительного толкования.

Так, в 2013 году были внесены дополнения в Закон «Об информации, информатизации и защите информации», который хотя прямо и не касается средств массовой информации, но вводит новую категорию информации, распространение и (или) предоставление которой ограничено – «служебная информация ограниченного распространения».

К ней относятся сведения, касающиеся деятельности государственного органа, юридического лица, распространение и (или) предоставление которых может причинить вред национальной безопасности Республики Беларусь, общественному порядку, нравственности, правам, свободам и законным интересам физических лиц, в том числе их чести и достоинству, личной и семейной жизни, а также правам и законным интересам юридических лиц, и которые не отнесены к государственным секретам (статья 18-1).

Информация может быть отнесена к служебной информации ограниченного распространения в соответствии с перечнем сведений, определяемым Советом Министров Республики Беларусь, а также в случаях, предусмотренных законами Республики Беларусь и актами Президента Республики Беларусь. С учетом того, что президент имеет право принимать акты нормативного характера, которые не подлежат опубликованию в общедоступных источниках, у государственных органов существует возможность отказывать в доступе к информации, под предлогом ее отнесения к служебной информации ограниченного распространения.

Закрытость государственных органов

Особой проблемой для белорусских журналистов является жесткая регламентация контактов госчиновников с прессой, которая фактически не допускает их непосредственного взаимодействия. В соответствии со статьей 22-1 Закона «О государственной службе», «целесообразность публикаций и выступлений государственных служащих, связанных с исполнением служебных обязанностей, определяется руководителем государственного органа, в котором государственный служащий занимает государственную должность, или уполномоченным им лицом».

Публикации и выступления государственных служащих, связанные с исполнением служебных обязанностей, допустимы только по поручению или с согласия руководства и подлежат обязательному согласованию с ним. Указом Президента Республики Беларусь № 65 от 6 февраля 2009 г. «О совершенствовании работы государственных органов, иных государственных организаций со средствами массовой информации» во всех государственных органах и организациях функции общения с прессой возлагаются на пресс-секретаря или другое лицо, которое подчиняется непосредственно руководителю государственного органа.

Практически при всех государственных органах созданы пресс-службы (иногда их функции выполняют идеологические отделы), которые монополизировали предоставление информации для СМИ, любые заявления для прессы государственных служащих должны быть согласованы с ними. Согласно Указу Президента № 65, общая координация деятельности лиц, ответственных за работу со СМИ, по вопросам, касающимся освещения проводимой Президентом Республики Беларусь государственной внутренней и внешней политики, осуществляется Администрацией Президента Республики Беларусь. Администрации Президента совместно с Национальным пресс-центром Республики Беларусь и Академией управления при Президенте Республики Беларусь уполномочены на постоянной основе осуществлять мониторинг деятельности лиц, ответственных за работу со СМИ.

Аккредитация как разрешение на профессию

Дополнительным ограничением права на получение информации журналистами в Беларуси является порядок аккредитации журналистов. Право на которую им дает статья 35 Закона «О средствах массовой информации». Хотя отсутствие аккредитации не должно являться препятствием для свободного осуществления журналистской деятельности, на практике институт аккредитации в Беларуси зачастую используется для ограничения доступа журналистов к информации. Возможность для этого заложена в самом определении «аккредитации журналиста средства массовой информации», данном в статье 1 Закона о СМИ, характеризующем ее как «подтверждение права журналиста средства массовой информации освещать мероприятия, организуемые государственными органами, политическими партиями, другими общественными объединениями, иными юридическими лицами, а также другие события, происходящие на территории Республики Беларусь и за ее пределами». Аккредитация трактуется как реализация права государственного органа или другого учреждения разрешить тому или иному журналисту освещать его деятельность.

Кроме того, Закон предусматривает (статья 35) обязательную аккредитацию журналистов иностранных медиа Министерством иностранных дел, которую могут получить только штатные сотрудники зарубежных СМИ. Различия в порядке аккредитации журналистов белорусских и иностранных СМИ носят дискриминационный характер и препятствуют журналистам, сотрудничающим с зарубежными медиа, реализовывать свое право на получение информации. Оспорить отказ в аккредитации невозможно, поскольку суды отказываются принимать такие жалобы на действие (бездействие) государственных органов и их должностных лиц к рассмотрению. Так, суды первой и второй инстанций отказались рассматривать жалобу журналиста «Беларускага Радыё Рацыя» (Польша) Виктора Парфёненко, который семь раз получал от МИД отказ в аккредитации.

Наиболее уязвимой категорией в вопросах доступа к информации являются те, кто осуществляют журналистские функции и не имеют возможности получить аккредитацию с учетом того, что определение журналиста, данное в Законе о СМИ, фактически не предусматривает возможности самостоятельной журналистской работы вне договорных отношений с редакциями СМИ. К ним относятся журналисты-фрилансеры и блогеры. В большинстве случаев они вынуждены работать, не имея легального статуса журналиста. В результате фрилансеры, сотрудничающие с иностранными медиа, рассматриваются как правонарушителями и подвергаются административному преследованию. Ссылка на будущий текст по 22.9

Помимо формальных барьеров, белорусские независимые журналисты постоянно сталкиваются в ходе своей профессиональной деятельности с противодействием со стороны сотрудников правоохранительных органов, недопуском на открытые судебные заседания и официальные мероприятия, необоснованными отказами в предоставлении информации при обращении в государственные органы и другими препятствиями.

«Горячие» репортажи; громкие разоблачения чиновничьего беспредела по отношению к рядовым гражданам, обратившимся к органам власти; интересные, порой опасные журналистские расследования – все это привлекает самое пристальное внимание телезрителей и читателей. Но мало кому приходит в голову вопрос о том, каким образом журналисты добывают информацию? Откуда им известны такие достоверные факты, на основании которых делаются выводы и строятся расследования, а затем выпускаются статьи и создаются актуальные репортажи и передачи?

Дело в том, что редакции обладают правом направлять в государственные исполнительные структуры запросы по информации, которую нужно получить журналистам. И власти обязаны эту информацию предоставить, какой бы «неудобной» и неприятной для чиновников она не являлась. Теоретически все выглядит хорошо. Вы верите в то, что на практике все именно так и происходит? Нет? Правильно делаете.

Реалии гораздо прозаичнее: чаще всего пресс-центры присылают отписки либо дают лишь часть интересующей редакцию информации или вообще ненужные сведения. А бывает, и вовсе отказываются ответить на вопросы и предоставить документацию, таким образом ограничивая журналистское право на получение информации.

Ситуацию срочно следует менять, и с этой инициативой я обратилась в Фонд поддержки журналистов им. М. Бекетова, совместно с которым подготовила документацию для подачи в Госдуму. Почему бы не открыть глаза общественности на реальное положение вещей?

В каком состоянии проблема журналистского запроса сегодня? Право журналистов на отправку запросов не только ограничивается, а вообще не реализуется. Единственный вариант, который дает возможность получить необходимую информацию, – интервью, то есть, по сути, устный запрос. Сегодня на основе полученной таким образом сведений открываются судебные дела. Однако и здесь есть «подводные камни». В некоторых ситуациях журналистские интервью не были признаны по факту видом запроса.

Получается, что единственный законный вариант, когда журналист может реализовать право на выполнение запроса, – это интервьюирование. Потому что в российском законе о СМИ четко указано, что этой возможностью обладает лишь редакция, но не отдельно взятый ее сотрудник.

Конечно, журналист имеет возможность послать запрос о работе представителей государственной власти и деятельности местных структур в индивидуальном порядке, но дело в том, что официальный ответ им будет получен лишь спустя 30 дней после регистрации (!) запроса. Это только в том случае, если российским законодательством другой вариант не предусматривается.

А ведь специфика журналистской деятельности такова, что сотруднику СМИ необходимо не только получить во что бы то ни стало информацию, но иметь ее на руках в самые короткие сроки. А кому нужна новость через тридцать дней? Ее априори новостью-то уже нельзя назвать. Вот почему лишение журналиста права запроса – значит, лишение возможности осуществлять качественно свою работу, а это удар по его репутации.

И вроде бы статьей 47 закона РФ о СМИ права журналиста четко регламентируются, но на практике, когда дело касается чиновничьих структур, эти права реализовать проблематично.

А как быть «внештатникам» и журналистам-фрилансерам? Их возможности добыть нужную информацию вообще сводятся к нулю. Да и штатные сотрудники не всегда могут обратиться за помощью к редактору для оформления запроса: главного попросту может не оказаться на месте или он не захочет дать «добро» из каких-то своих соображений.

Кстати, журналистский запрос, кроме минусов, имеет и преимущества перед редакторским. Информация по редакторскому запросу предоставляется, правда, быстро по сравнению с журналистским – в срок до 7 дней. Зато если представить ответ на запрос госструктуры откажутся, при обращении в суд с обжалованием такого решения журналисту нужно будет заплатить госпошлину 300 рублей, как лицу физическому, в то время как редакции, представляющей лицо юридическое, придется выложить 6000. Для местечковых изданий эта сумма может оказаться просто неподъемной.

И все-таки журналистские запросы часто остаются без ответа именно из-за подачи их не на официальном бланке с редакторской печатью. А обжаловать вопрос не всегда можно: суды могут не признать журналиста надлежащим истцом.

Так, например, жалоба на отказ предоставить информацию в одном из судов была отклонена по смешной причине: запрос в госструктуры подписал не сам главный редактор, а его заместитель. Суд счел это достаточной причиной для отказа в рассмотрении жалобы: заместитель редактора, подписавшая документ, являлась лицом физическим, сам запрос был признан редакционным.

Итог неутешителен: получается, журналист вообще не имеет возможности ни получить интересующей его информации, ни жаловаться в суде на нарушение своих прав как представителя СМИ. А вообще, если говорить откровенно, прав как таковых у него просто нет.

Проект закона, регламентирующего права журналиста на подачу запроса, отправленный в Госдуму в сентябре позапрошлого года, пока лежит «мертвым грузом». Но хочется верить, что Фонд помощи журналистам, подключившийся к этому вопросу и направивший соответствующее обращение, поможет в ближайшее время разрешить проблему. И тогда, наконец, прекратятся препятствия для своевременного получения журналистами актуальной информации от госструктур и органов местной власти. И значит, все важные новости и расследования будут доноситься до зрителей и читателей более оперативно, на что мы с вами и будем надеяться.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх