Защита инвесторов

Стабилизационная оговорка —
важная гарантия иностранных инвестиций

Усиление правовой защиты иностранных инвестиций- важнейшая задача при создании благоприятного инвестиционного климата в любой стране. Осуществляя инвестиционную деятельность в развивающихся странах и государствах с переходной экономикой со свойственной им политической и экономической нестабильностью, иностранный инвестор рискует тем, что в случае изменения законодательства он может быть лишен ожидаемых финансовых результатов. Это наряду с некоммерческими рисками, введением жестких валютных ограничений страной-реципиентом инвестиций может быть приравнено к так называемым ползучим видам принудительного изъятия иностранной собственности.

С правовой точки зрения главная проблема обеспечения благоприятного инвестиционного климата состоит в стабильности правового регулирования, что предполагает законодательное закрепление определенных гарантий для иностранных предпринимателей, вкладывающих свои капиталы в экономику страны. Это, прежде всего, гарантии от ухудшения условий хозяйствования, на основе которых осуществлялся приток иностранных инвестиций. Речь идет об установлении определенного срока, в течение которого действует запрет на такого рода законодательные изменения.

Не следует особо доказывать: иностранный инвестор хочет иметь гарантию, что условия инвестирования не изменятся в дальнейшем. Он должен быть уверен в том, что любые изменения в законодательстве не ухудшат коммерческие результаты его деятельности как инвестора, на достижение которых он рассчитывал, принимая решение о своих капиталовложениях в определенный проект или по какому-то определенному соглашению. К сожалению, нестабильность российского законодательства и его непредсказуемость сохраняются и поныне.

Между тем практика установления определенного срока, в течение которого действует запрет на изменения в законодательстве, была весьма распространенной в мире. Запрет на введение изменений, ухудшающих оговоренные условия поступления иностранных инвестиций, получил даже особое наименование — «дедушкина оговорка». Она устанавливалась, как правило, на срок от 3 до 5, реже до 7-10 лет.

В общем, мировая практика создания устойчивых условий осуществления иностранной инвестиционной деятельности свидетельствует о том, что условия договоров сохраняют свою силу в течение всего срока его действия.

Статья 9 Основ законодательства СССР об иностранных инвестициях в СССР от 4 июля 1991 г. утверждала, что в случае ухудшения условий инвестирования к иностранным инвестициям в течение 10 лет будет применяться законодательство, которое действовало на момент осуществления инвестиций. Но данная статья содержала ряд принципиальных изъятий, которые в значительной степени разрушали эту важную юридическую конструкцию.

Например, «дедушкина оговорка» не распространялась на изменения законодательства, касающиеся обеспечения обороны, национальной безопасности и общественного порядка, налогообложения, кредитов и финансов, охраны окружающей среды, нравственности и здоровья населения, а также антимонопольного законодательства. Такой широкий перечень, по мнению специалистов, допускал широкое толкование. В первую очередь потому, что не исключались изменения законодательства, касающиеся «налогообложения, кредитов и финансов», т.е. ключевых сфер государственного регулирования процесса иностранной инвестиционной деятельности.

Закон РСФСР от 4 июля 1991 г. вообще не предусматривал гарантии от изменения законодательства в виде стабилизационной, или «дедушкиной», оговорки. Возможно, это объяснялось тем, что Закон об инвестиционной деятельности в РСФСР от 26 июня 1991 г. в общем-то гарантировал стабильность прав инвесторов. В соответствии со ст.14 в случаях принятия законодательных актов, положения которых ограничивают права субъектов инвестиционной деятельности, соответствующие положения этих актов не могут вводиться в действие ранее чем через год с момента их опубликования.

Конечно, установленный годичный срок, по существу, лишал эту государственную гарантию практического значения. Но даже и в таком сильно урезанном виде стабилизационная оговорка не применялась, что показало дальнейшее развитие законодательства и правоприменительная практика, особенно в сфере налогообложения.

На устранение данной недоработки был направлен Указ Президента РФ от 27 сентября 1993 г. N 1466. Он предусматривал, что вновь издаваемые акты, регулирующие условия функционирования на территории Российской Федерации предприятий с иностранными инвестициями, не будет действовать в течение 3лет в отношении предприятий, существующих на момент вступления в силу этих актов. Следовательно, иностранным инвесторам законодатель обещал государственную защиту от применения наносящих им материальный ущерб российских нормативных актов. Но на практике данный Указ не нашел применения в силу общей политической и экономической нестабильности в стране.

Сравнительный анализ законодательства стран — получателей иностранных инвестиций и международной договорной практики в этой сфере в последние годы показывает, что «дедушкина оговорка» упоминается все реже, а то и вообще исчезает из правового лексикона. Примечательно, что такое авторитетное международное учреждение, как Организация экономического сотрудничества и развития, в своих документах не дает рекомендаций о применении «стабилизационной оговорки». Не говорится об этом в Хартии экономических прав и обязанностей государств от 12 декабря 1974 г., ст.2 которой специально посвящена международным инвестиционным отношениям.

Но это не означает, что стабилизационный период изжил себя. Относительно России скорее наоборот, наличие такого особого периода в инвестиционном законодательстве является обязательным условием для улучшения инвестиционного климата. Поскольку нестабильность российского законодательства и непредсказуемость его изменений стали притчей во языцех.

Позитивным стало то, что Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. «О бинвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», попытался утвердить стабильность прав субъектов инвестиционной деятельности. Закон предусматривает, что «в случаях принятия законов, устанавливающих для субъектов инвестиционной деятельности иные правила, чем те, которые действовали при заключении договоров между ними, условия этих договоров сохраняют свою силу, за исключением случаев, когда законом установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров» (ст.15).

Еще раз подчеркнув важность этой статьи нового Закона для стабилизации российского инвестиционного законодательства, следует тем не менее отметить двусмысленность и некоторую аморфность процитированного положения. Во-первых, абсолютно неясно, в течение какого срока не действуют вновь издаваемые законы в отношении условий ранее заключенных договоров. Во-вторых, названный Закон непосредственно предусматривает, что стабилизационный срок не распространяется на ранее возникшие договорные отношения, если тот или иной принятый закон будет содержать соответствующую оговорку.

Принципиальное значение для стабилизации российского инвестиционного законодательства, безусловно, имеет Федеральный закон от 9 июля 1999 г. об иностранных инвестициях в Российской Федерации. Его статья 9, названная «Гарантия от неблагоприятного изменения для иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями законодательства Российской Федерации», намного усиливает гарантии от изменения законодательства. В соответствии с ней стабилизационный период устанавливается на срок окупаемости инвестиционного проекта, но не более семи лет со дня начала финансирования указанного проекта за счет иностранных инвестиций. В исключительных случаях, когда суммарный объем иностранных инвестиций не менее 1 млрд руб., Правительство РФ может продлить этот срок.

Вместе с тем Закон содержит ряд предварительных условий, для того чтобы на тот или иной проект с иностранными инвестициями распространялась «дедушкина оговорка». Например, гарантии от неблагоприятного изменения законодательства не касаются случаев вступления в силу новых законов и иных нормативных актов, изменяющих размер таможенных пошлин, вызванных применением мер по защите экономических интересов Российской Федерации.

Пункт 1 ст.9 устанавливает, что стабилизационная оговорка применяется к российским компаниям с иностранными инвестициями независимо от объема инвестиций в случае, если они реализуют приоритетный инвестиционный проект. Следовательно, если иностранный инвестор имеет даже менее 1% в уставном капитале компании, которая участвует в приоритетном проекте, то к ней в отличие от всех иных российских компаний, также участвующих в приоритетном проекте, будет применяться льгота по оговорке.

Бытует мнение, что «дедушкину оговорку» следует распространять как на иностранного инвестора, так и на его контрагентов, включая всех отечественных участников инвестиционного проекта, так как «если инвестор пользуется стабилизационной оговоркой, а его контрагент — нет, то, естественно, их договорные связи: ломаются. А ведь у контрагентов инвестора есть свои подрядчики, поставщики, перевозчики, а у тех — свои и т.д. Должны ли они все подпадать под стабилизационную оговорку, так как работают под соглашение»?*(1)

Хотя речь здесь идет о специфической форме осуществления инвестиций — участии в соглашениях о разделе продукции, однако такие же вопросы возникают и в отношении иных инвестиций.

Приняв данную трактовку, необходимо будет предоставлять «дедушкину оговорку» всем участникам предпринимательской деятельности. Установление же такой «всеобщей оговорки» приведет просто к отсрочке вступления в силу законодательства, ухудшающего условия инвестиционной деятельности.

Здесь надо исходить из того, что «дедушкина оговорка» в любой ее форме касается действия нормативных актов, регулирующих отношения между предприятиями с иностранными инвестициями и государством, т.е. административно-правовых норм. Речь ни в коем случае не идет о регулировании гражданско-правовых отношений. Такая позиция позволяет отказаться от предоставления льгот всем лицам, связанным с инвесторами.

Соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений не содержат каких-либо положений о применении стабилизационной оговорки. Получается, что стороны, потенциальные партнеры в сфере иностранных инвестиций, заранее соглашаются на ухудшение условий хозяйствования для своих предпринимателей? Конечно, нет, поскольку это противоречило бы самому духу и содержанию заключаемых международных договоров по защите инвестиций. Это не обусловлено, по-видимому, и тем, что разработчики двусторонних соглашений исходили из международно-правовой практики, о чем только что говорилось.

Объяснение этому, оправданно думать, находится в следующем. Данные международные договоры, имея приоритет над внутренними законами и над теми будущими законами, которые могут содержать ухудшение условий для бизнеса, автоматически исключают для инвесторов любую возможность такого рода.

В соответствии с новым Законом не дается перечень вносимых в законодательство изменений, которых касается «дедушкина оговорка»: изменение размеров ввозных таможенных пошлин, вызванное применением мер по защите экономических интересов Российской Федерации при осуществлении торговли товарами; изменение размера взносов в государственные внебюджетные фонды (за исключением взносов в Пенсионный фонд РФ).

В отношении других изменений, приводящих к увеличению совокупной налоговой нагрузки на деятельность по реализации приоритетных инвестиционных проектов, осуществляемую иностранными инвесторами, действует «дедушкина оговорка».

Закон об иностранных инвестициях предполагает дифференцированное применение «дедушкиной оговорки» к различного вида иностранным инвестициям, во-первых, коммерческих организаций с иностранными инвестициями (КОИИ), в уставном капитале которых доля иностранных инвесторов превышает 25% иностранных инвесторов, во-вторых, к КОИИ, участвующим в инвестиционных проектах. Причем в последнем случае размер доли (вклада) иностранных инвесторов в уставном (складочном) капитале не имеет значения.

Примечательно, что предусматривается дифференциация сроков действия стабилизационного периода. Закон определяет срок, в течение которого обеспечивается стабильность правового режима для инвестиционных проектов,- это срок окупаемости инвестиционного проекта, но не более семи лет со дня начала финансирования указанного проекта за счет иностранных инвестиций.

Очевидно, что в отношении иностранных инвестиций, не связанных с реализацией инвестиционных проектов, продолжает действовать срок, обозначенный в упомянутом ранее Указе Президента РФ.

Закон дает поручение Правительству РФ определить порядок дифференциации сроков окупаемости инвестиционных проектов в зависимости от их видов. Но, по мнению специалистов, это сделать трудно, поскольку срок окупаемости инвестиционного проекта является частью индивидуальной характеристики конкретного проекта.

Закон обозначает проект инвестиционной деятельности как обоснование экономической целесообразности, объема и сроков осуществления прямой иностранной инвестиции, включающее в себя проектно-сметную документацию, которая разрабатывается в соответствии со стандартами, предусмотренными российским законодательством. В силу этого определения положение ст.9 Закона, касающееся сроков действия «дедушкиной оговорки», имеет значение на стадии разработки и принятия инвестиционного проекта.

Признание целесообразности реализации проекта государственным органом одновременно означает предоставление гарантии стабильности режима и условий деятельности иностранного инвестора в рамках проекта. Причем предусматриваемая в Законе схема отношений по реализации инвестиционных проектов соответствует схеме отношений, возникающих при заключении соглашений-контрактов между инвестором и принимающим инвестиции правительством (его компетентным органом). Но он не содержит положений о договорах, заключаемых государством с иностранным инвестором, как формах реализации инвестиционных проектов.

Договорные формы реализации инвестиционных проектов широко применяются в качестве типовых в области добычи полезных ископаемых. Учитывая основную особенность соглашений, заключаемых государством или уполномоченным государственным органом с частной компанией-инвестором, а именно неравноправное по правовым характеристикам и экономическому потенциалу положение сторон в договоре, в мировой практике такого рода государственные контракты продолжают часто называть концессионными соглашениями, или договорами концессии.

Современные договоры концессии отличает от их аналогов времен нэпа не только содержание указанных государственных контрактов, но их правовая природа. Договоры концессии современного типа должны обеспечить прежде всего равноправие сторон в договоре. Для этого используют способ, подобный применению «дедушкиной оговорки». В договор концессии включают условие о порядке внесения изменений в регламент реализации проекта вследствие изменения фактических обстоятельств, к которым относится также изменение законодательства, что дает инвестору-контрагенту необходимую гарантию защиты его прав. Это существенное условие договора концессии характеризует новый вид гражданско-правового договора.

В Законе об иностранных инвестициях основное внимание уделяется раскрытию содержания условия, гарантирующего иностранному инвестору неизменяемость законодательства, но ничего не говорится о договорах как о способе реализации государственной гарантии стабильности правового режима иностранных инвестиций. По мнению Н.Г. Дорониной, это является недостатком нового Закона, поскольку многие проблемы, связанные с реализацией инвестиционных проектов, могут быть решены только путем непосредственного соглашения между органом государства и инвестором*(2).

Если вспомнить о сроке действия стабилизационного периода, то согласно п.3 ст.9 Закона по решению Правительства он может быть продлен. Конечно, решение принимается по каждому конкретному инвестиционному проекту. Поэтому необходимость заключения соответствующего ситуации договора концессии в данном случае более чем очевидна.

Указанный пункт предусматривает изменение условий деятельности иностранного инвестора в благоприятную для него сторону. Однако как для продления срока действия гарантии, так и для других изменений в режиме инвестиционной деятельности Закон, видимо, должен предусматривать определенные основания. Между тем п.3 предусмотрено, что продление срока действия стабилизационной оговорки возможно лишь «в исключительных случаях», если речь идет о «реализации: приоритетных инвестиционных проектов в сфере производства или создании транспортной либо иной инфраструктуры с суммарным объемом иностранных инвестиций не менее 1 млрд руб. (не менее эквивалентной суммы в иностранной валюте по курсу Центрального банка РФ на день вступления в силу настоящего Закона), срок окупаемости которого не превышает семь лет».

Попытка обеспечить с помощью специального Закона об иностранных инвестициях стабильность правового режима деятельности иностранного инвестора в общем порядке без предоставления ему возможности закрепить названные в Законе гарантии в форме условий договора с государством (органом государства), каковым может быть договор концессии, вряд ли позволит решить задачу широкого привлечения иностранного капитала. Закон лишь демонстрирует неподъемность поставленной им цели — обеспечить стабильность правового режима иностранной инвестиционной деятельности. И даже гарантия в форме «дедушкиной оговорки» вызывает сомнения не только в успехе ее применения, но и в общей привлекательности инвестиционного режима. Как это уже было в случае с «дедушкиной оговоркой», предусмотренной Указом Президента РФ N 1466, гарантия может оказаться недействующей.

Надо отметить, что при применении стабилизационного периода возникает ряд вопросов общего характера. Следовало бы четко обозначить круг законодательных актов, которые он охватывает. По мнению некоторых ученых, цель введения оговорки может быть достигнута наилучшим образом тогда, когда о законодательстве будет говориться самым широким образом. Главное — определить последствия их введения. Если вновь издаваемые нормативные акты будут действительно ухудшать условия инвестирования, тогда их действие должно быть временно приостановлено.

Инициатива применения новых положений законодательства, которые могут ухудшить положение инвестора, должна принадлежать самому иностранному инвестору. Если же государственный орган посчитает действия такого рода инвестора неправомерными, то он может обратиться в Высший Арбитражный Суд РФ с иском о признании старых норм недействительными в отношении инвестора.

Необходимо иметь в виду, что «дедушкина оговорка» во всех ее проявлениях касается действия нормативных актов, регулирующих отношения между предприятиями с иностранными инвестициями и государством, т.е. норм административно-правового характера. Поэтому речь не идет о регулировании гражданско-правовых отношений. Эта позиция позволяет отказаться от предоставления льгот всем лицам, связанным с инвесторами.

И.З. Фархутдинов,

докторант Института государства и права РАН,

кандидат юридических наук

«Законодательство и экономика», N 5, май 2003 г.

————————————————————————-

Илья Бутурлин, консультант по правовым вопросам финансовых рынков: «В России много офшорных компаний, которые просто крадут клиентские деньги».

Защита прав трейдеров — пока не самый популярный вопрос в финансовой сфере. Специалистов, которые могут детально объяснить, как защищены инвесторы, какие права стоит отстаивать и как правильно выбрать надежного брокера, пока немного. Однако тема эта актуальна, так как российский финансовый рынок пребывает в постоянном изменении нормативной базы. Количество инвесторов растет, а пробелы законодательства по защите прав и законных интересов инвесторов по-прежнему не решены. Что лучше медиатор, регулятор или суд, когда права трейдеров нарушены, об этом и другом редакторы Forex Magnates Russia поговорили с Ильей Бутурлиным, консультантом по защите прав инвесторов.

Илья Бутурлин

Илья Бутурлин получил образование юриста в сфере финансового права (окончил МГЮА им. Кутафина), второе высшее по специальности «финансовые рынки и финансовый инжиниринг» (Финансовый университет при Правительстве РФ). Работал в отделе надзора ФСФР за участниками рынка. Затем организовал компанию «Финскрин», специализирующуюся на консультировании участников рынка ценных бумаг. Преподает, ведет исследовательскую работу в Финансовой Академии и параллельно работает над диссертацией по экономике. В настоящее время занимается консультированием в области защиты прав инвесторов и ведет проекты по хеджированию рисков, финансовой грамотности и консультированию клиентов по правовым вопросам.

Илья, давайте начнем с главного вопроса — как защищен инвестор, работающий на финансовых рынках?

«На данный момент при решении споров между клиентами и брокерами существует несколько механизмов. Первый — медиация, оптимальная и выгодная для всех сторон процедура. Инвестор или клиент компании в присутствии консультанта по защите прав инвесторов и представителя компании обсуждают возможности досудебного урегулирования спора. При достижении консенсуса стороны заключают соглашение об отсутствии взаимных претензий.

Вторая процедура, административная: клиент пишет жалобу в регулятор для устранения нарушения законодательства со стороны компании. В этом случае компания не только может понести наказание в виде штрафов, но и в случае серьезного нарушения у нее отберут лицензии.

Третья процедура — судебное разбирательство.

Какова роль регулятора в брокерской индустрии? Может ли инвестор рассчитывать на его поддержку?

Регулятор и существующие нормы ответственности в местном законодательстве играют ключевую роль при защите прав и законных интересов инвесторов. В большинстве стран, я не имею ввиду офшорные юрисдикции, требования законодательства строго соблюдаются. Первое, что нужно сделать инвестору при нарушении прав, правильно составить обращение и незамедлительно обратиться к регулятору.

Чем российская система регулирования отличается от западных?

Если сравнивать западные системы регулирования и российскую, то главное отличие — процедуры, необходимые для возмещения ущерба, причиненного брокерами или управляющими. Для каждой юрисдикции характеры свои инстанции и способы возмещения. Например, в Швейцарии развит институт финансового омбудсмена, в России он существует, однако, наделен лишь формальными полномочиями по направлению обращений.

А каковы различия российского брокерского сектора и западного?

Отличие, в первую очередь, в ответственности брокерских компаний перед клиентами. На Западе регулирование намного строже. Там не допускаются недобросовестные практики, а в случае их выявления ответственные лица несут большую ответственность. Например, им не разрешают заниматься брокерской деятельностью.

В России до сих пор действует огромное количество офшорных компаний, которые предлагают услуги на финансовых рынках, хотя просто безвозвратно крадут средства клиентов.

Чем лицензированный брокер лучше?

Брокерский бизнес требует значительных затрат на клиентские сервисы, программное обеспечение и оказание качественных услуг. Поэтому требования, в том числе и по размеру уставного капитала, не являются завышенными и позволяют отсечь большое число брокеров-однодневок, из-за которых люди теряют средства.

Как инвестору распознать, качественного и надежного брокера при открытии торгового счета?

Важно обратить внимание на юридическое лицо, с которым вы заключаете договор. Часто встречаются случаи, когда рекламу об указании брокерских услуг дает одно юридическое лицо, а заключить договор предлагают с другим.

Чтобы обезопасить деньги, нужно прежде, чем открыть счет, узнать о брокере, который вам предлагает услуги, больше информации. Какие лицензии выданы, какому юридическому лицу, кто учредитель, в какой стране находится брокер, чьим законам подчиняется.

В России такую информацию можно получить на сайте ЦБ. Там ведется реестр выданных лицензий, с указанием информации о брокере.

Нужно подробно ознакомиться с договорами, условиями обслуживания и регламентами, которые вы подписываете, так как это будет влиять на вашу доходность и безопасность денежных средств. Не стесняйтесь задавать вопросы, консультировать и читать отзывы о компании и ее услугах.

На что необходимо обратить особое внимание?

Права и обязанности сторон. Если вы собираетесь торговать с плечом, то нужно тщательно изучить обязанности клиента по поддержанию открытых позиций и уровню маржи.

Подробно изучите тарифную линейку брокера, чтобы потом не возникало недовольства по поводу непредвиденных комиссий, о которых вы знать не знали, и о которых вам забыли сообщить.

Существенной является информация об официальных способах обмена сообщениями между брокером и клиентами. Именно им необходимо пользоваться при совершении стандартных операций.

Если по какому-либо из этих пунктов вы не можете найти прозрачной и достоверной информации, не следует открывать счет у этого брокера

А можно ли защититься от финансовой пирамиды, если случилось в такую историю попасть?

Главной защитой от финансовой пирамиды является комплексная проверка компании и ее учредителей перед открытием счета: какие выданы лицензии, где находится, кто учредитель. Если деньги уже вложены, то вернуть до обвала еще есть шансы, а после обвала практически невозможно. Как правило, у пирамид изначально нет намерения исполнить обязательства перед клиентами, они ведут агрессивную рекламную компанию и не могу объективно рассказать про способы получения сверхдоходов для клиентов. Учредителями компании являются подставные люди, а уставный капитал не превышает нескольких тысяч рублей», подытожил свое интервью Илья Бутурлин.

Метки: клиентские средства, регулятор, финансовая пирамида, финансовые рынки

Источник фото: .com

Рыбаков Ю.М., Иванова А.В.

Аннотация: в статье рассматриваются и анализируются государственные гарантии прав иностранных инвесторов.

Ключевые слова: иностранный инвестор, государственные гарантии, защита прав инвесторов.

Rybakov Yu.M., Ivanova A.V.

Abstract: State guarantees of the rights of foreign investors are examined and analyzed in the article.

Keywords: foreign investor, state guarantees, protection of investors’ rights.

В современных условиях международные интеграционные процессы особенно интенсивно развиваются в сфере экономики. При этом экономическое развитие того или иного государства во многом обеспечивается уровнем развития законодательства, регулирующего инвестиционную деятельность. Для привлечения иностранных инвестиций в национальную экономику во многих государствах создаются особые правовые условия и режимы. Для того, чтобы обеспечить эффективное осуществление своей деятельности в принимающем инвестиции государстве, иностранному инвестору следует знать, в какой мере он может полагаться на национальное право этого государства как на самодостаточный источник гарантий для своих инвестиций.

Большое внимание гарантиям, которые должны предоставляться иностранным инвесторам, уделяется также на международном уровне. Так, например, широкое распространение получила Сеульская конвенция 1985 г. «Об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций», которая в 1992 г. была ратифицирована Российской Федерацией. Дополнительная защита прав иностранных инвесторов закрепляется в двусторонних соглашениях между государствами о поощрении и взаимной защите капиталовложений и инвестиций. На данный момент времени Российская Федерация является участником порядка восьмидесяти таких соглашений.

Кроме того, российское законодательство, затрагивающее правовое регулирование иностранных инвестиций, в какой-то мере стремится учитывать современную мировую законодательную практику. В Российской Федерации действует целый ряд нормативных актов, которые регулируют иностранные инвестиции на ее территории. Основополагающим нормативным актом в данной сфере является Федеральный закон «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (далее – Закон об иностранных инвестициях). Исходя из содержания данного закона, нормы, которые регулируют именно государственные гарантии для иностранных инвесторов превалируют над остальными (фактически половина статей).

В соответствии с Законом об иностранных инвестициях иностранным инвесторам на территории Российской Федерации предоставляются следующие виды гарантий:

— гарантия правовой защиты деятельности иностранных инвесторов на территории Российской Федерации (ст. 5);

— гарантия использования иностранным инвестором различных форм осуществления инвестиций на территории Российской Федерации (ст. 6);

— гарантия перехода прав и обязанностей иностранного инвестора другому лицу (ст. 7);

— гарантия компенсации при национализации и реквизиции имущества иностранного инвестора или коммерческой организации с иностранными инвестициями (ст. 8);

— гарантия от неблагоприятного изменения для иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями законодательства Российской Федерации (ст. 9);

— гарантия обеспечения надлежащего разрешения спора, возникшего в связи с осуществлением инвестиций и предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации иностранным инвестором (ст. 10);

— гарантия использования на территории Российской Федерации и перевода за пределы Российской Федерации доходов, прибыли и других правомерно полученных денежных сумм (ст. 11);

— гарантия права иностранного инвестора на беспрепятственный вывоз за пределы Российской Федерации имущества и информации в документальной форме или в форме записи на электронных носителях, которые были первоначально ввезены на территорию Российской Федерации в качестве иностранной инвестиции (ст. 12);

— гарантия права иностранного инвестора на приобретение ценных бумаг (ст. 13);

— гарантия участия иностранного инвестора в приватизации (ст. 14);

— гарантия предоставления иностранному инвестору права на земельные участки, другие природные ресурсы, здания, сооружения и иное недвижимое имущество (ст. 15);

— иные гарантии и льготы.

Гарантиями, которые предусмотрены в Законе об иностранных инвестициях, иностранные инвесторы вправе пользоваться со дня приобретения ими соответствующего правового статуса. Данные гарантии распространяются на иностранные организации, которые ведут свою деятельность на территории Российской Федерации; филиалы иностранных организаций; российские организации с иностранными инвестициями (если иностранный инвестор обладает не менее чем 10 процентами доли в уставном капитале). При этом, гарантии не распространяются на дочерние и зависимые общества организаций с иностранными инвестициями.

Рассмотрим гарантии прав для иностранных инвесторов несколько более подробно.

Гарантия правовой защиты деятельности иностранных инвесторов на территории Российской Федерации. В соответствии с п.1 ст.5 Закона Об иностранных инвестициях иностранным инвесторам на территории Российской Федерации предоставляется полная и безусловная защита прав и интересов, которая обеспечивается как на основе национального законодательства, так и согласно нормам международных договоров и соглашений. Таким образом, так называемая защитная или «зонтичная» оговорка (umbrella clause) гарантирует правовую безопасность иностранных инвестиций, поскольку государство берет на себя обязательства перед иностранными инвесторами опираясь на международно-правовые нормы.

Гарантия использования иностранным инвестором различных форм осуществления инвестиций на территории Российской Федерации. Исходя из содержания международных двусторонних соглашений, как правило, к формам инвестиций относят:

— движимое и недвижимое имущество (а также имущественные права, соответствующие ему);

— акции, вклады и др. формы участия в коммерческих организациях;

— права требования по денежным средствам;

— авторские и (или) смежные права;

— права на осуществление коммерческой деятельности и др. формы.

Гарантия перехода прав и обязанностей иностранного инвестора другому лицу. Смысл данной гарантии заключается в том, что иностранный инвестор в силу заключаемого договора вправе передать свои права и обязанности другому лицу в соответствии с нормами гражданского законодательства за исключением определенного рода деятельности: промышленно-производственной, технико-внедренческой или туристско-рекреационной, осуществляемой резидентами в особой экономической зоне. Стоит также заметить, что иностранный инвестор может быть обязан передать свои права и обязанности по решению суда или на основании закона.

Гарантия компенсации при национализации и реквизиции имущества иностранного инвестора или коммерческой организации с иностранными инвестициями. Иностранные инвестиции не могут быть подвержены принудительному изъятию, в том числе национализации и реквизиции, кроме определенных случаев (наступление стихийных бедствий, аварий, эпидемий и иных обстоятельств, которые носят чрезвычайный характер), предусмотренных двусторонними соглашениями или национальным законодательством. В случаях национализации или реквизиции иностранным инвесторам должны быть предоставлены компенсационные выплаты (равноценного возмещения).

В случае принятия Российской Федерацией закона или вынесения решения судом, прекращающие право собственности, убытки, причиненные иностранному инвестору, возмещаются государством. Споры о возмещении убытков разрешаются национальными судебными органами либо в международном арбитраже (третейские суды).

Гарантия от неблагоприятного изменения для иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями законодательства Российской Федерации. Данная гарантия («дедушкина оговорка») обеспечивает иностранным инвесторам закрепление в инвестиционной сфере того же режима и стабильность условий реализации инвестиционных проектов, которые сложились на момент начала финансирования от неблагоприятных изменений российского законодательства (вступление в силу новых законов или нормативных актов, ухудшающие положение иностранных инвесторов).

Стабилизационная оговорка («дедушкина оговорка») представляет собой сложившийся в мировой практике принцип, который регулирует режим иностранных инвестиций в течении срока окупаемости проекта (но не более семи лет со дня начала поступления иностранный вложений в проект). Положения об этой оговорке могут содержаться как в национальном законодательстве, так и в двусторонних соглашениях.

Гарантия обеспечения надлежащего разрешения спора, возникшего в связи с осуществлением инвестиций и предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации иностранным инвестором. Спор с участием иностранного инвестора, который возник в результате осуществления инвестиций или предпринимательской деятельностью на территории Российской Федерации, может быть рассмотрен в национальных судах Российской Федерации либо в международном арбитраже (третейские суды).

Кроме того, урегулирование инвестиционных споров может происходить в порядке, установленном Вашингтонской Конвенцией от 1965г., в арбитражном суде при Международном центре по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС). Более того, арбитражный суд имеет полное право оставить иск без рассмотрения в случае наличия арбитражной оговорки о том, что споры по внешнеэкономическому контракту должны разрешаться в международном коммерческом арбитраже (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.01.2001 г. № 58).

Источник фото: .com

На данный момент времени, в судах Российской Федерации рассмотрено достаточно большое количество дел с участием иностранных инвесторов, в связи с чем Верховный суд опубликовал обзор о практике разрешения споров, связанных с защитой иностранных инвесторов. В обзоре достаточно подробно рассмотрены вопросы применения на практике законодательства об иностранных инвестициях; ситуации с защитой прав иностранных инвесторов при разрешении экономических споров, которые возникают из гражданских правоотношений; споры с иностранными инвесторами в части отношений по взиманию налоговых и таможенных платежей; а также вопросы по подведомственности инвестиционных споров.

Кроме того, в России весьма активно на данный момент времени идет обсуждение о необходимости создания специализированного суда для финансовых и инвестиционных споров. Одна из главных предпосылок для создания такого суда является привидение к единообразию судебной практики в данной сфере. При этом, ожидается, что это упростит процесс понимания специфики разрешения спорных моментов, в том числе и в спорах с иностранными инвесторами, а также легче будет прогнозировать примерный результат при такой категории споров.

Гарантия использования на территории Российской Федерации и перевода за пределы Российской Федерации доходов, прибыли и других правомерно полученных денежных сумм. Иностранный инвестор вправе после уплаты всех необходимых налогов и сборов свободно использовать свой доход и прибыль, а также иные виды правомерно полученных денежных средств как на территории Российской Федерации (к примеру, в виде реинвестирования), так и перемещать их за пределы Российской Федерации.

Гарантия права иностранного инвестора на беспрепятственный вывоз за пределы Российской Федерации имущества и информации в документальной форме или в форме записи на электронных носителях, которые были первоначально ввезены на территорию Российской Федерации в качестве иностранной инвестиции. В соответствии с национальным законодательством, иностранный инвестор не может быть ограничен в праве на беспрепятственный вывоз (запрет на установление лицензирования, применения мер нетарифного регулирования и др.) имущества или информации в документальной форме или в форме записи на электронных носителях, если они изначально выступали в качестве иностранных инвестиций. При этом, существуют ограничения по документарной документации, которая не может выступать в качестве предмета вывоза и передачи (примеры: государственная тайна, конфиденциальная информация, архивный фонд и др.).

Гарантия права иностранного инвестора на приобретение ценных бумаг. Согласно этой гарантии, иностранному инвестору предоставляется право на приобретение акций и иных ценных бумаг российских коммерческих организаций, а также право на приобретение государственных ценных бумаг в соответствии с нормами национального законодательства.

Гарантия участия иностранного инвестора в приватизации. Данная гарантия позволяет иностранным инвесторам наравне с национальными участвовать в приватизации объектов государственной м муниципальной собственности путем приобретения права собственности на имущество или приобретения долей в уставном капитале приватизируемой организации в соответствии с российским законодательством.

Гарантия предоставления иностранному инвестору права на земельные участки, другие природные ресурсы, здания, сооружения и иное недвижимое имущество. Право на приобретение земельных участков и иные виды недвижимого имущества реализуется иностранным инвестором в соответствии с нормами национального государства. При этом стоит отметить, что существуют определенные ограничения для иностранных инвесторов в осуществлении прав на землепользование. Так, например, иностранные инвесторы не могут обладать на праве собственности земельными участками, которые находятся на приграничных территориях.

Рассмотрев гарантии, которые закреплены в российском законодательстве, можно сделать вывод о том, что иностранные инвестиции являются весьма значимым элементом для развития экономики России в целом. Несмотря на провозглашение соответствующих гарантий, в российском законодательстве до сих пор проблемным аспектом остается недостаточная разработанность механизма правовой защиты и нестабильность смежных отраслей права по отношению к инвестиционному. При этом, при установлении и предоставлении гарантий для защиты прав иностранных инвесторов законодатель должен балансировать между необходимостью создания благоприятного инвестиционного климата для иностранных инвестиций и необходимостью обеспечивать на должном уровне национальные интересы. В связи с этим нередко встречаются определенного рода ограничения той или иной гарантии при обеспечении государственных или общественных интересов.

Список литературы:

  1. Сеульская конвенция 1985 года об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (Сеул, 11 октября 1985 г.) // СПС «Гарант».
  2. Конвенции об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими лицами или юридическими лицами других государств (Вашингтон, 18.03.1965) // СПС «Гарант».
  3. Федеральный закон от 09.07.1999 N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (ред. от 18.07.2017) // СПС «Консультант Плюс».
  4. Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (ред. от 29.07.2017) // СПС «КонсультантПлюс».
  5. Земельный кодекс Российской Федерации от 25.10.2001 N 136-ФЗ (ред. от 29.07.2017) // СПС «КонсультантПлюс».
  6. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 18.01.2001 N 58 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов» // СПС «КонсультантПлюс».
  7. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 12.07.2017) // СПС «КонсультантПлюс».
  8. Справочная информация: «Международные договоры Российской Федерации о поощрении и взаимной защите капиталовложений и инвестиций» // СПС «КонсультантПлюс».
  9. Dugan C.F., Wallace Jr. D., Rubins N., Sabahi B. Investor-State Arbitration. Oxford University Press, 2011.
  10. Белякова Ю.В., Бахин С.В. Государственные суды и международные коммерческие арбитражи: вопросы преюдиции (российская доктрина и практика) // Журнал международного частного права. 2015. № 2.
  11. Головастова Т.И. Система государственных гарантий для иностранных инвесторов — важнейший элемент государственного регулирования привлечения иностранного капитала // Вестник Удмуртского Университета: экономика и право, 2009. № 2. С. 40-41.
  12. Данельян А.А., Фархутдинов И.З., Магомедов М.Ш. Национально-правовое регулирование иностранных инвестиций в России // Закон. – 2013. – № 1. – С.103–119.
  13. Данельян А.А. Международно-правовая защита иностранных инвестиций / А.А. Данельян. – М.; СПб., Центр гуманитарных инициатив, 2015. – 248 с.
  14. Данельян А.А. «Зонтичные оговорки» в двусторонних инвестиционных договорах // Аграрное и земельное право. – 2015. – № 10 (130). – С. 103–108.
  15. Данельян А.А. Международная арбитражно-правовая защита иностранного инвестора // Аграрное и земельное право. – 2013. – № 11 (107). – С. 117–121.
  16. Данельян А.А. Иностранные инвестиции: некоторые аспекты взаимодействия международного и национального права // Евразийский юридический журнал. – 2011. – № 8 (39). – С. 57–60.
  17. Данельян А.А. Правовая природа типового двустороннего инвестиционного договора Российской Федерации // Международный правовой курьер. 2016. № 2.
  18. Данельян А.А. Практика применения российского типового соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений // Право и государство: теория и практика. – 2016. – № 1 (133). – С. 71–73.
  19. Данельян А.А. Компенсация за национализацию и экспроприацию иностранной собственности в практике инвестиционного арбитража // Евразийский юридический журнал. 2014. № 4 (71).
  20. Данельян А.А. Международный инвестиционный арбитраж: понятие, правовая природа, источники правового регулирования // Право и государство: теория и практика. – 2014. – № 4 (112) – С.76–80.
  21. Михайлюк И.В., Козлова А.Н. Гарантии прав иностранных инвесторов в Российской Федерации. . Режим доступа: www. ao-journal.ru (дата обращения 14.10.17 г.).
  22. Пушкин А.В. Правовой режим иностранных инвестиций в Российской Федерации // СПб.: Альпина Паблишер, 2012. 380 с
  23. Фархутдинов И.З. Международное инвестиционное право и процесс: Учебник. М.: Проспект, 2013. 416 с.
  24. Юлов Д.В. Зонтичная оговорка как гарантия реализации прав и законных интересов иностранных инвесторов // Актуальные проблемы российского права. 2015. № 11 (60). С. 197-202.
  25. Юхно А.С. Основания для выплаты компенсации в международных инвестиционных разбирательствах // Международное публичное и частное право. 2012. № 6.
  26. Специализированный суд для инвесторов: мнение экспертов // СПС «Право.ru».

Рыбаков Юрий Михайлович, д.ю.н., профессор кафедры дипломатии и консульской службы Дипломатической академии МИД России;

Иванова Арина Вячеславовна, слушатель 2 курса магистратуры Дипломатической академии МИД России.

Сеульская конвенция 1985 года об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (Сеул, 11 октября 1985 г.) // СПС «Гарант».

Справочная информация: «Международные договоры Российской Федерации о поощрении и взаимной защите капиталовложений и инвестиций» // СПС «КонсультантПлюс».

Головастова Т.И. Система государственных гарантий для иностранных инвесторов — важнейший элемент государственного регулирования привлечения иностранного капитала // Вестник Удмуртского Университета: экономика и право, 2009. № 2. С. 40-41.

Данельян А.А. Компенсация за национализацию и экспроприацию иностранной собственности в практике инвестиционного арбитража // Евразийский юридический журнал. 2014. № 4 (71). С.32–34.

Dugan C.F., Wallace Jr. D., Rubins N., Sabahi B. Investor-State Arbitration. Oxford University Press, 2011. Ch. XV, XVII.

Данельян А.А. Практика применения российского типового соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений // Право и государство: теория и практика. – 2016. – № 1 (133). – С. 71–73.

Конвенции об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими лицами или юридическими лицами других государств (Вашингтон, 18.03.1965) // СПС «Гарант».

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 18.01.2001 N 58 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов» // СПС «КонсультантПлюс».

Обзор практики разрешения судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 12.07.2017) // СПС «КонсультантПлюс».

Специализированный суд для инвесторов: мнение экспертов // СПС «Право.ru».

September 24, 2013 — 4:05am | administrator

В отношении иностранных организаций, осуществляющих инвестиционную деятельность на территории России, законодательством РФ предусмотрена система определенных гарантий в сфере налогообложения, которые выражены в наличии стабилизационной оговорки.

Нормативно-правовое регулирование
Стабилизационная, или, как ее принято называть, «дедушкина» оговорка, представляет собой сложившийся в мировой практике принцип защиты инвестора от ужесточения национального законодательства, регулирующего режим инвестиций, в течение конкретного периода.
Положения об этой оговорке содержатся одновременно в двух законодательных актах РФ:
— ст. 9 Федерального закона от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (далее — «Закон об иностранных инвестициях»);
— ст. 15 Федерального закона от 25.02.1999 № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» (далее — «Закон об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений»).
Надо отметить, что существует некоторая коллизия этих двух законов в части применения «дедушкиной» оговорки. Оба они закрепляют практически аналогичные по своему содержанию положения о стабилизационной оговорке и оба распространяются на случаи осуществления иностранных инвестиций.
Так, Закон об иностранных инвестициях действует только в отношении иностранных инвесторов, а Закон об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений — в отношении как российских, так и иностранных инвесторов. При этом условия реализации стабилизационной оговорки, предусмотренные указанными законами, имеют ряд отличий, в связи с чем и возникает неопределенность в их применении.
В частности, в Законе об иностранных инвестициях установлен суммовой порог в отношении приоритетных инвестиционных проектов, на которые могут распространяться правила «дедушкиной» оговорки. А в Законе об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений — нет (примеры данных различий будут приведены более подробно далее). Возникает вопрос: нормы какого закона (имеются в виду нормы, регулирующие «дедушкину» оговорку) должны применяться в случаях осуществления иностранным инвестором инвестиций в форме капитальных вложений? Закона об иностранных инвестициях (в силу того, что он является специальным законом, регулирующим правоотношения с участием именно иностранных инвесторов при осуществлении ими инвестиций на территории РФ) или Закона об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений?
К сожалению, судебной практики, которая могла бы дать ответ на данный вопрос, не существует, как и не существует в принципе прецедентов прямого применения «дедушкиной» оговорки в российской судебной практике.

Содержание стабилизационной оговорки
Суть стабилизационной («дедушкиной») оговорки, закрепленной в названных законодательных актах, сводится к следующему: новые федеральные законы и иные нормативные правовые акты РФ, а также изменения и дополнения к ним не применяются в отношении иностранных инвесторов, а также коммерческих организаций с иностранными инвестициями в течение определенных сроков в случае, если такие нормативные акты:
1) изменяют размеры (в сторону повышения) федеральных налогов и взносов в государственные внебюджетные фонды. При этом указанное положение не распространяется на случаи изменения размеров акцизов, налога на добавленную стоимость и взносов в Пенсионный фонд РФ, либо
2) приводят к увеличению совокупной налоговой нагрузки на деятельность иностранных инвесторов и коммерческих организаций с иностранными инвестициями по сравнению с той совокупной налоговой нагрузкой, которая действовала на день начала финансирования инвестиционного проекта за счет иностранных инвестиций, либо
3) устанавливают режим запретов и ограничений в отношении иностранных инвестиций (в том числе в форме капитальных вложений) по сравнению с режимом, действовавшим на день начала финансирования инвестиционного проекта за счет иностранных инвестиций.
Необходимо отметить, что «дедушкина» оговорка может действовать и в отношении регионального законодательства (в частности, налогового) в случаях, когда она прямо предусмотрена законами субъектов РФ.

Условия применения оговорки
Несмотря на очень схожие формулировки «дедушкиной» оговорки, содержащиеся одновременно в Законе об иностранных инвестициях и в Законе об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений, они имеют ряд принципиальных отличий в части условий применения оговорки. В частности, это касается субъектного состава.
Согласно Закону об иностранных инвестициях «дедушкина» оговорка действует не только в отношении самих иностранных инвесторов, но и в отношении российских коммерческих организаций с иностранными инвестициями — организаций, созданных в форме хозяйственного товарищества или чаще всего общества (ООО, АО), в которой иностранный инвестор владеет долей (акциями) в размере не менее чем 10% уставного (складочного) капитала.
В то же время Закон об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений распространяет действие «дедушкиной» оговорки только непосредственно на иностранных инвесторов. В этом случае опять возникает коллизия двух законов.
Возможность применения к указанным лицам «дедушкиной» оговорки зависит от наличия целого ряда довольно жестких условий.
Во-первых, она распространяется только на тех иностранных инвесторов и те коммерческие организации с иностранными инвестициями, которые реализуют так называемые приоритетные инвестиционные проекты. И здесь снова расхождение двух законов в определении таких проектов.
Оба закона в качестве одного из критериев отнесения инвестиционных проектов к категории приоритетных устанавливают необходимость наличия определенного суммарного объема вложений в него. Однако Законом об иностранных инвестициях прямо установлен такой суммовой порог — не менее 1 млрд руб. А в Законе об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений дана лишь ссылка на то, что он должен соответствовать требованиям законодательства РФ, то есть. сумма инвестиций в данном случае может варьироваться. Опять-таки возникает вопрос: на какую норму в таком случае опираться? На наш взгляд, применительно к иностранным инвестициям необходимо все-таки руководствоваться нормами специального закона, то есть Закона об иностранных инвестициях.
Также Закон об иностранных инвестициях в отличие от Закона об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений относит к числу приоритетных проектов еще и те инвестиционные проекты, в которых принадлежащая иностранному инвестору доля в уставном капитале российской коммерческой организации будет составлять не менее 100 млн руб.
В то же время названные различия в формулировках двух законов и возникающая в связи с этим неопределенность не имеют столь принципиального значения, поскольку и в том и в другом случае законом предусмотрено, что приоритетные инвестиционные проекты должны быть включены в специальный перечень, утверждаемый Правительством РФ. Это означает, что не все проекты, отвечающие вышеназванным признакам, признаются приоритетными и подпадают под действие «дедушкиной» оговорки. Данный вопрос в каждом случае решается в индивидуальном порядке, исходя из его значимости для экономики страны.
Отметим, что сейчас в РФ действует ряд нормативных актов Правительства РФ, регулирующих порядок отбора и утверждения перечней приоритетных инвестиционных проектов в различных сферах (1, а также утвержденных на их основании самих перечней приоритетных проектов. В основном они утверждены в рамках реализации Стратегии социально-экономического развития РФ, в частности ее регионов, и охватывают различные области — промышленность (в основной массе), транспортную инфраструктуру, инновационную сферу, энергетику и т. д.
Примечательно, что названными нормативными актами Правительства установлены в каждом случае разные суммовые пороги для приоритетных инвестиционных проектов, но все они составляют менее предусмотренного Законом об иностранных инвестициях 1 млрд руб. Кроме того, они приняты в рамках Закона об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений и ни в одном из них не дана ссылка на Закон об иностранных инвестициях, хотя в самой Стратегии социально-экономического развития РФ речь идет в том числе и об иностранных инвестициях.
Во-вторых, дополнительным условием применения «дедушкиной» оговорки к иностранным инвесторам является необходимость целевого использования ввозимых в РФ товаров иностранными инвесторами для реализации приоритетных инвестиционных проектов.
В-третьих, «дедушкина» оговорка не распространяется на следующие сферы инвестирования:
— инвестирование иностранного капитала в банки и иные кредитные организации;
— инвестирование иностранного капитала в страховые организации;
— вложение иностранного капитала в некоммерческие организации, действующие в образовательной, благотворительной, научной или религиозной сфере.
В-четвертых, стабилизационная оговорка не действует в случае, если принимаются новые нормативно-правовые акты или вносятся изменения в существующие в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Стоит также обратить внимание на еще один пример неудачной формулировки закона, которая порождает ряд проблем. Дело в том, что в соответствии с Законом об иностранных инвестициях «дедушкина» оговорка распространяется на «коммерческую организацию с иностранными инвестициями, если доля иностранного инвестора в ней составляет свыше 25%, а также на коммерческую организацию с иностранными инвестициями, реализующую приоритетный инвестиционный проект, независимо от доли иностранных инвесторов в ее уставном (складочном) капитале». И опять же возникает вопрос: распространяется ли действие «дедушкиной» оговорки на коммерческие организации с иностранными инвестициями с долей иностранного инвестора более 25%, если при этом такие организации не реализуют приоритетный инвестиционный проект?
В данном случае имеет место явный законодательный пробел, поскольку законодатель, сформулировав положение о «дедушкиной» оговорке, в качестве основного условия ее применения указал на необходимость реализации инвесторами приоритетных инвестиционных проектов, то есть проектов с большим объемом вложений, имеющих важное значение для экономики страны, в то время как стоимость доли в размере 25% уставного капитала организации может быть совсем небольшой.

Период действия и практика применения
Гарантии, которые предоставляются инвестору стабилизационной оговоркой, действуют в течение срока окупаемости инвестиционного проекта (срок со дня начала финансирования инвестиционного проекта до дня, когда разность между накопленной суммой чистой прибыли с амортизационными отчислениями и объемом инвестиционных затрат приобретает положительное значение), но не более семи лет со дня начала финансирования указанного проекта за счет иностранных инвестиций.
В отдельных случаях, если срок окупаемости инвестиционного проекта превышает семь лет, Правительство РФ может увеличить в индивидуальном порядке срок применения стабилизационной оговорки. Условием такого увеличения является реализация приоритетных инвестиционных проектов в конкретных сферах деятельности — производство или создание транспортной либо иной инфраструктуры. При этом суммарный объем иностранных инвестиций в указанные проекты должен быть не менее 1 млрд руб.
Как видно из всего вышесказанного, законодательство, регулирующее порядок иностранного инвестирования, содержит массу противоречий и пробелов, в связи с чем на практике может возникнуть проблема применения положений «дедушкиной» оговорки к конкретной ситуации.
Случаев прямого применения ст. 9 и 15 Закона об иностранных инвестициях и Закона об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений в судебной практике, как было отмечено ранее, также практически не существует.
Общий вывод закономерен: в таком виде «дедушкина оговорка» просто никому не нужна, чем, собственно, на наш взгляд, и объясняется отсутствие практики ее применения.

1. Постановление Правительства РФ от 03.08.2011г. № 648; Распоряжение Правительства РФ от 06.09.2010 № 1485-р; Постановление Правительства РФ от 30.06.2007 № 419.

Ссылка на публикацию.

Статья 18. Гарантии прав субъектов инвестиционной деятельности.
1. Государство гарантирует стабильность условий осуществления инвестиционной деятельности, соблюдения прав и законных интересов ее субъектов. Условия договоров, заключенных между субъектами инвестиционной деятельности, сохраняют свое действие на весь срок действия этих договоров и в случаях, когда после их заключения законодательством (кроме налогового, таможенного и валютного законодательства, а также законодательства по вопросам лицензирования отдельных видов хозяйственной деятельности) установлены условия, ухудшающие положение субъектов или ограничивающие их права, если они не пришли к согласию об изменении условий договора. ( Абзац второй части первой статьи 18 с изменениями, внесенными в соответствии с Законам N 2899-III ( 2899-14 ) от 20.12.2001 ) Государственные органы и их должностные лица не вправе вмешиваться в деятельность субъектов инвестиционной деятельности, кроме случаев, когда такое вмешательство допускается действующим законодательством и осуществляется в пределах компетенции этих органов и должностных лиц. Никто не вправе ограничивать права инвесторов в выборе объектов инвестирования, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Законом. В случае принятия государственными или другими органами актов, нарушающих права инвесторов и участников инвестиционной деятельности, убытки, причиненные субъектам инвестиционной деятельности, подлежат возмещению в полном объеме этими органами. Споры о возмещении убытков разрешаются судом. ( Абзац третий части второй статьи 18 с изменениями, внесенными в соотвествии с Законом N 762-IV ( 762-15 ) от 15.05.2003 )
Статья 19. Защита инвестиций.
1. Защита инвестиций — это комплекс организационных, технических и правовых мер, направленных на создание условий, содействующих сохранению инвестиций, достижению цели внесения инвестиций, эффективной деятельности объектов инвестирования и ре инветирования, защите законных прав и интересов инвесторов, в том числе права на получение прибыли (дохода) от инвестиций. Государство гарантирует защиту инвестиций независимо от форм собственности, а также иностранных инвестиций. Защита инвестиций обеспечивается законодательством Украины, а также международными договорами Украины. Инвесторам, в том числе иностранным обеспечивается равноправный режим, исключающий применение мер дискриминационного характера, которые могли бы воспрепятствовать управлению инвестициями, их использованию и ликвидации, а также предусматриваются условия и порядок вывоза вложенных ценно тей и результатов инвестиций. С целью обеспечения благоприятного и стабильного инвестиционного режима государство устанавливает государственные гарантии защиты инвестиций. Государственные гарантии защиты инвестиций — это система правовых норм, которые направлены на защиту инвестиций и не касаются вопросов финансовохозяйственной деятельности участников инвестиционной деятельности и уплаты ими налогов, сборов (обязательных платежей). Государственные гарантии защиты инвестиций не могут быть отменены или сужены относительно инвестиций, осуществленных в период действия этих гарантий. ( Часть первая статьи 19 с изменениями, внесенными в соответствии с Законом N 1955-12 от 10.12.91, N 697-XIV ( 697-14 ) от 21.05.99; в редакции Закона N 697-XIV ( 697-14 ) от 21.05.99; с изменениями, внесенными в соответствии с Законом N 2899-III ( 2899-14 ) от 20.12.2001 )
2. Инвестиции не могут быть безвозмездно национализированы, реквизированы или к ним не могут быть применены меры, равные по последствиям. Такие меры могут применяться лишь на основе законодательных актов Украины с возмещением инвестору в полном объеме убытков, причиненных в связи с прекращением инвестиционной деятельности. Порядок возмещения убытков инвестору определяется в указанных актах. Внесенные или приобретенные инвесторами целевые банковские вклады, акции и иные ценные бумаги, платежи за приобретенное имущество или за арендные права в случае изъятия в соответствии с законодательными актами Украины возмещаются инвесторам, за исключением сумм, которые оказались использованными или утраченными в результате действий самих инвесторов или предпринятых с их участием.
3. Споры, возникающие в результате осуществления инвестиционной деятельности, рассматриваются соответственно судом или третейским судом. ( Часть третья статьи 19 с изменениями, внесенными в соотвествии с Законом N 762-IV ( 762-15 ) от 15.05.2003 )
4. Инвестиции могут, а в случаях, предусмотренных законодательством, должны быть застрахованы.
Статья 20. Ответственность субъектов инвестиционной деятельности.
При несоблюдении договорных обязательств субъекты инвестиционной деятельности несут имущественную и иную ответственность, предусмотренную законодательством Украины и заключенными договорами. Уплата штрафов и неустоек за нарушение условий договоров, а также возмещение причиненных убытков, не освобождают виновную сторону от исполнения обязательств, если иное не предусмотрено законом или договором.
Статья 21. Условия прекращения инвестиционной деятельности.
Приостановление или прекращение инвестиционной деятельности производится по решению: инвесторов, при этом инвесторы возмещают убытки участникам инвестиционной деятельности; правомочного государственного органа. Решение государственного органа о приостановлении или прекращении инвестиционной деятельности может быть принято по следующим причинам: если ее продолжение может привести к нарушению установленных законодательством санитарно-гигиенических, архитектурных, экологических и иных норм, охраняемых законом прав и интересов граждан юридических лиц и государства; объявления в установленном законом порядке инвесторов банкротом вследствие неплатежеспособности; стихийных бедствий; введения чрезвычайного положения.
Статья 22. Международные договоры.
Если международным договором Украины установлены иные правила, чем те, которые содержатся в законодательстве об инвестиционной деятельности Украины, то применяются правила международного договора.
Председатель Верховного Совета Украины Л.КРАВЧУК
г. Киев, 18 сентября 1991 года N 1560-XII

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх