Защита законных интересов

УДК 343.221.5; 343.985.7

DOI 10.17150/2500-4255.2019.13(3).498-505

ЗАЩИТА ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: СООТНОШЕНИЕ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ, УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ АСПЕКТОВ

Г.А. Варданян1, О.В. Айвазова2

1 Южно-Российский институт управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, г. Ростов-на-Дону, Российская Федерация

2 Ростовский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации, г. Ростов-на-Дону, Российская Федерация

Аннотация. Трансформация статуса и роли юридических лиц в современном гражданском обществе как одно из последствий глобальных социально-экономических реформ постсоветского периода обусловила потребность в усилении гарантий защиты прав и законных интересов юридических лиц. При этом важное значение имеют гарантии защиты юридических лиц от преступных посягательств. В данном направлении законодателем проделана колоссальная работа: нормы Особенной части УК РФ содержат обширное количество составов преступлений, конструктивными признаками которых охватываются посягательства на права и законные интересы юридических лиц, а нормы УПК РФ предусматривают возможность признания потерпевшим не только физического, но и юридического лица. Обозначены некоторые криминалистически значимые особенности субъектов, склонных к совершению преступлений в отношении имущества или деловой репутации юридических лиц, в том числе в зависимости от наличия или отсутствия официальных правоотношений (гражданско-правовых, трудовых) между юридическими лицами и субъектами преступления. Касаясь обширной научной проблемы введения в российское уголовное законодательство института уголовной ответственности юридических лиц, авторы солидаризируются с противниками (по крайней мере, в современных условиях) такой модернизации. Но в то же время отмечают, что настоятельно необходимо искать пути повышения эффективности борьбы с преступными посягательствами, совершаемыми в отношении юридических лиц. Авторы полагают, что действенным и эффективным средством разрешения заявленной проблемы может послужить формирование комплексной методики расследования преступлений, совершаемых в отношении юридических лиц. Теоретико-методологическое обоснование формирования данной сферы научного знания, его основные идеи (концепция) актуализируют возможность выявления и систематизации общих закономерностей механизма преступной деятельности в рассматриваемой сфере, глубинное познание которых позволит выработать комплекс методико-криминалистических рекомендаций, отвечающих запросам юридической науки и следственно-судебной практики.

Galina A. Vardanyan1, Olga V. Aivazova2

2 Rostov Law Institute of Russian Ministry of Internal Affairs, Rostov-on-Don, the Russian Federation g

m is

го

protecting legal persons against criminal infringements are very important in this

Информация о статье

Дата поступления

17 февраля 2019 г.

Дата принятия в печать 7 июня 2019 г.

Дата онлайн-размещения 4 июля 2019 г.

Ключевые слова Юридические лица; организации; уголовная ответственность; преступления; вред; потерпевшие; субъект преступления; уголовное право; криминалистическая методика

Article info

Received 2019 Fabruary 17

Accepted 2019 June 7

Available online 2019 July 4

Произошедшие на рубеже веков глобальные реформы в экономике и социальной жизни нашего государства, наряду с другими многочисленными изменениями, обусловили трансформацию статуса и роли юридических лиц в гражданском обществе. Признание плюрализма форм собственности, в том числе и в отношении юридических лиц как самостоятельных и обособленных имущественно-хозяйственных комплексов, последовательно реализующих собственную деловую концепцию, предопределенную учредительными документами и бизнес-планом, на свой страх и риск осуществляющих предпринимательскую и иную не запрещенную законом деятельность, потребовало регламентации гарантий защиты прав и законных интересов данных субъектов обновленного социума. Постреформенное гражданское законодательство, признав юридические лица в качестве полноправных участников гражданско-правовых отношений, посвятило регламентации указанной правовой фикции отдельную главу ГК РФ — гл. 4, в которой, наряду с руководящими положениями, дифференцировало организационно-правовые формы юридических лиц и присущие каждой форме критерии, связанные с созданием, функционированием, ликвидацией соответствующих имущественно-хозяйственных комплексов.

Но возможность юридических лиц самостоятельно осуществлять коммерческую или иную разрешенную законом деятельность в цивилизованном обществе должна подкрепляться надлежащими гарантиями защиты прав и законных

интересов указанных субъектов. Этими гарантиями охватывается создание условий, объективно (при условии оптимальной деловой концепции и финансовой политики) позволяющих юридическим лицам успешно функционировать в сфере экономических правоотношений, получать прибыль или иные позитивные результаты в процессе производственной, финансово-хозяйственной или иной деятельности, а также выполнять возложенные государством обязанности, прежде всего в сфере налогообложения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Не менее значимым аспектом защиты прав и законных интересов юридических лиц является их защита от преступных посягательств. При этом важным объектом защиты прав и законных интересов юридических лиц является не только принадлежащее им имущество, но и деловая репутация. Более того, в условиях свободных рыночных отношений, диспозитивности выбора деловых партнеров, отсутствия монополии на большинство видов и наименований товаров и продукции усиливается значимость конкурентоспособности, что невозможно без обеспечения соответствия продукции, являющейся предметом гражданско-правовых сделок, требованиям надлежащего качества. Таким образом, достойная и стабильная деловая репутация организации в современных условиях выступает необходимой составляющей высокой результативности финансово-хозяйственной деятельности.

Как известно, преступность как неотъемлемая часть общества всегда достаточно быстро адаптируется ко всем социально-экономиче-

ским и иным тенденциям, будь то результаты научно-технического прогресса или реформирования какой-либо инфраструктуры , модернизация законодательства или предоставление различных льгот, субсидий, вычетов . Поэтому усиление роли юридических лиц в экономике и вообще в гражданском обществе предсказуемо сказалось и на изменениях в структуре преступности. Многие юридические лица столкнулись с целым рядом преступных посягательств — от хищений их имущества, совершенного как традиционными, так и ранее неизвестными способами мошеннических действий, до использования злоумышленниками принадлежащего юридическим лицам товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, иных средств индивидуализации товаров (работ, услуг). Российский рынок постсоветского периода оказался переполнен фальсифицированной или недоброкачественной продукцией, будь то лекарственные средства, медицинские изделия, биодобавки, косметика, продукты питания, алкогольная и спиртосодержащая продукция, контрафактные компакт-диски с аудиовизуальной информацией и т.д. Причем зачастую такая продукция, изготовленная в подпольных условиях, внешне имитирует известные российские или зарубежные бренды, чем неизбежно подрывает деловую репутацию правообладателей. Помимо того что такие продукты теневой коммерческой деятельности далеко не всегда в полной мере соответствуют принятым стандартам качества, нередко они, без преувеличения, являются опасными для жизни и здоровья, что очевидно на примере фальсифицированной фармацевтической или алкогольной продукции.

Поэтому, безусловно, пришло время модернизации статуса и особенностей участия юридических лиц в уголовном судопроизводстве. В данном контексте объективно проделана колоссальная работа нормотворческого характера. Уголовно-процессуальное законодательство, регламентируя свое назначение, важной своей составляющей провозгласило защиту прав и законных интересов организаций, потерпевших от преступления. Согласно ст. 42 УПК РФ, юридические лица могут выступать не только в качестве гражданского лица или гражданского ответчика, но и в качестве потерпевшего. Прежнее уголовно-процессуальное законодательство не знало такого режима, как признание потерпевшим организации в целом. Признание по

УПК РСФСР в качестве потерпевшего руководителя организации ныне, по прошествии реформ, воспринимается как не соответствовавшее реальной ситуации, тем более в условиях доминирования государственной собственности на средства производства, наличия у руководителя организации лишь трудовых правоотношений с юридическим лицом и отсутствия по общему правилу личных прав на имущество возглавляемого им юридического лица.

Помимо обозначенной трансформации противоправного интереса криминалитета в отношении имущества и деловой репутации юридических лиц, также прослеживаются криминалистически значимые особенности субъектов, причастных к совершению посягательств в отношении имущества и деловой репутации юридических лиц. В криминологии и криминалистике имеется ряд классификаций лиц, склонных к совершению тех или иных преступлений, которые построены на основе выделения демографических, индивидуально-психологических, профессиональных и иных качеств данных субъектов, и эти наработки вполне актуальны и востребованны. В контексте рассматриваемой проблематики наиболее разработан психолого-криминалистический портрет лица, совершающего корыстные преступления , с учетом современных тенденций юридическая наука пополнилась также исследованиями о психолого-криминалистическом портрете коррупционера.

В то же время применительно к посягательствам, совершенным в отношении имущества и деловой репутации юридических лиц, наряду с обозначенными факторами следует учитывать такой, как неодинаковое отношение субъектов преступления к деятельности юридического лица, пострадавшего в результате посягательства. Мы имеем в виду, что данные деяния могут быть совершены не только лицами или группами лиц различной степени интеграции, не состоящими в гражданско-правовых или трудовых отношениях с организацией и выбравшими (случайно либо намеренно) данную организацию в качестве места преступления или (и) принадлежащие ей средства производства, товары, продукцию, а равно права на использование средств индивидуализации ее продукции в качестве предмета преступного посягательства.

Преступления в отношении имущества и деловой репутации юридического лица также нередко совершаются сотрудниками этой же организации, причем наибольшую опасность

представляют злоупотребления полномочиями, а также взаимосвязанные деяния, имеющие корыстную и (или) коррупционную подоплеку (присвоение и растрата, коммерческий подкуп и др.), совершенные руководителями данного юридического лица, а также иными лицами, наделенными управленческими функциями организационно-распорядительного и (или) административно-хозяйственного характера и посягающими на законные интересы юридического лица как субъекта гражданского общества.

В современных условиях имеют место и корпоративные конфликты, нацеленные на передел собственности, рейдерский захват всего имущественного комплекса, инициируемые конкурентами по бизнесу (представителями конкурирующей организации, в том числе лоббируемыми коррумпированными представителями власти ), членами коллегиального органа управления юридического лица, соучредителями и т.д., и сопровождаемые сочетанием как внешне законных (но необоснованных, несправедливых и тенденциозных) процедур в отношении действующих руководителей, собственников, акционеров, учредителей юридических лиц, так и откровенно криминальных действий. В первом случае диапазон поступков причастных может быть весьма широк — от распространения ложной информации о деятельности организации или личной жизни руководства до фальсификации доказательств в рамках сфабрикованного уголовного дела. Во втором случае речь идет о таких опасных «методах воздействия», как нападение, похищение и насильственное удержание людей , имеющих влияние в данной организации, применение к ним насилия разной степени тяжести.

Также уместно упомянуть о преступной деятельности лиц, выступающих «под прикрытием» фиктивных организаций, специально созданных для совершения хищений и иных общественно опасных действий, последствием которых является причинение крупного или особо крупного ущерба организациям — добросовестным участникам рыночных отношений. Даже если финансово-хозяйственная деятельность организации имеет не фиктивный, а реальный характер, следственно-судебная практика, тем не менее, нередко сталкивается со случаями, когда такая организация (ее территория, ресурсы, реквизиты, регистрационные данные и др.) используется недобросовестными лицами в целях сокрытия ведения незаконной деятельно-

сти. Достаточно вспомнить резонансные уголовные дела о хищениях, совершенных с помощью создания финансовых пирамид либо путем распродажи коммерческим структурам различных объектов недвижимости , в том числе имеющих высокую историческую, экологическую или иную ценность либо особую социальную значимость (например, территория и помещения детского лагеря, дома культуры, находившиеся в собственности завода, и т.д.).

На протяжении всего постсоветского периода продолжается научная дискуссия о возможности установления в российском уголовном законодательстве уголовной ответственности юридических лиц . К ней присоединились многие как ведущие, так и молодые исследователи в сфере уголовного права, криминологии, уголовного процесса и смежных наук (М.И. Ба-жанов, Б.В. Волженкин, Н.Ф. Кузнецова, А.В. Наумов, В.С. Устинов, Н.В. Щедрин и др.). Участвующие в данной дискуссии российские ученые разделились на сторонников введения уголовной ответственности в отношении юридических лиц, противников столь глобальной модернизации отечественного уголовного права, которая неизбежно потребует определенной адаптации норм процессуального права и разработки адекватных криминалистических рекомендаций, а также исследователей, находящихся в поиске компромиссных решений. Уместно отметить, что тенденция регламентации уголовной ответственности юридических лиц продолжает сохранять актуальность и для зарубежных стран , будучи постепенно принимаемой на вооружение различными государствами : Австрия, Бельгия, Великобритания, Голландия, Дания, Ирландия, Канада, Китай, Норвегия, Португалия, США, Финляндия, Франция, Южная Корея, Япония и др. . Однако и за рубежом полемика по существу введения данного института, его обоснованию и оценке эффективности продолжается .

Не ставя перед собой цель детального анализа содержания данной полемики и доводов, приводимых различными исследователями, поскольку они получили широкое освещение в российских научных юридических журналах и иных информационных источниках, включая диссертационные исследования , выразим наше мнение. Полагаем, что, по крайней мере, в существующих социально-экономических условиях, характеризующихся стабильно высоким уровнем экономической преступности, наше общество не готово к таким нововведениям.

Во-первых, отечественным гражданским законодательством предусмотрен весьма несложный и лояльный порядок создания и регистрации юридических лиц, особенно в форме ООО, для чего требуется наличие уставного капитала в минимальном размере (всего 10 тыс. р.). Этим обстоятельством в массовом порядке пользуются недобросовестные граждане, регистрирующие фиктивные организации на имя подставных лиц. Безусловно, в последние годы нашим государством принят курс на борьбу с фирмами-однодневками, и определенные успехи здесь имеются, однако преждевременно считать эту проблему исчерпанной . Таким образом, при условии введения уголовной ответственности юридических лиц даже если в отношении организации будут приняты какие-либо санкции (от штрафов до ликвидации), заинтересованные лица могут по сути просто «сменить вывеску», создав новую организацию, в том числе зарегистрировав ее на доверенных лиц (необязательно являющихся номиналами). Во-вторых, реализация таких санкций, как публикация судебного решения о применении определенных мер в отношении юридического лица, может оказать прямо противоположный эффект, поскольку в штате сотрудников организации далеко не все лица характеризуются недобросовестностью. Публикация же такой информации об организации в целом может негативно сказаться на репутации добросовестных сотрудников, хотя бы при изучении их резюме последующими работодателями. Такие виды санкций в отношении юридического лица, как лишение (отзыв) лицензии, в настоящее время и так востребованы в отечественной практике, но это входит в содержание полномочий лицензирующих органов.

Действующий уголовный закон, как известно, признает преступлением виновно совершенное общественно опасное деяние (ч. 1 ст. 14 УК РФ); иными словами, вина как психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному действию или бездействию, а также к находящимся в единой преступной связи с этим деянием преступным последствиям выступает обязательным элементом конструкции всякого состава преступления. В российском уголовном праве невозможно привлечение к уголовной ответственности при отсутствии критерия виновности. Вина, виновность — свойство исключительно человеческой психики, имеющей своими составляющими эмоционально-во-

левую, интеллектуальную и иные сферы. Исходя из этих концептуальных положений очевидно, что в рамках российского уголовного права в качестве субъекта преступления рассматривается только физическое лицо ; криминализация уголовной ответственности юридических лиц, которая в качестве тенденции постепенно входит в уголовно-правовые модели многих государств, невозможна без глобальной адаптации действующих норм российского уголовного права.

Оправданность такого нововведения в отечественном уголовном законодательстве покажет время. Однако уже сегодня необходимы действенные меры по защите прав и законных интересов юридических лиц, пострадавших от преступных посягательств, совершенных как руководителями или сотрудниками данной организации, так и работниками иных организаций, находящихся или не находящихся в отношениях деловой конкуренции, а равно третьими лицами.

Данный запрос следственно-судебной практики может быть реализован в рамках разработки комплексной криминалистической методики расследования преступлений, совершенных в отношении юридических лиц. Следует отметить, что современная криминалистическая наука содержит ряд добротных и интересных криминалистических методик расследования различных видов и групп преступлений, которые, исходя из конструктивных особенностей их составов и закономерностей совершения, реализуются в отношении имущества и (или) деловой репутации юридических лиц. Однако такие методики зачастую строятся по видовому или межвидовому принципу (т.е. они посвящены расследованию одного вида преступлений или группе преступлений, однородных по криминалистическим критериям их механизма).

Нисколько не умаляя достижения исследователей в данной сфере, поясним, что без наличия единой теоретико-методологической основы, подобно тому как успешно существует криминалистическое учение о потерпевшем (разумеется, в рамках этого учения исторически рассматривается исключительно потерпевший, являющийся физическим лицом), видовые (межвидовые) частные криминалистические методики, изучающие те или иные деяния, совершаемые в отношении юридических лиц, отражая авторский подход их создателей, не всегда характеризуются полнотой и последо-

вательностью, а по отдельным позициям их авторам не удается избежать противоречий или спорных положений. Уместно отметить, что тенденции глобализации научного знания корреспондирует новое криминалистическое учение о человеке и человеческой деятельности, исследующее человека в качестве субъекта реализации преступной и криминалистической деятельности в целях установления наличия закономерностей в указанных видах деятельности и формулирования основанных на познании этих закономерностей средств собирания, исследования и использования криминалистически значимой информации в процессе выявления, раскрытия и расследования, а также предупреждения преступлений .

В рамках комплексной методики расследования преступлений, совершенных в отношении юридических лиц, целесообразно раз-

работать теоретико-методологические основы формирования указанной научной конструкции, а именно: принципы разработки комплексной методики расследования , криминалистическую классификацию преступлений, совершенных в отношении юридических лиц, на основе выявления и обобщения закономерностей механизма преступной деятельности в данной сфере . Криминалистическая классификация преступлений, в основе которой лежат глубинные внутренние закономерности механизма преступной деятельности, послужит научным подспорьем для разработки содержания всех элементов соответствующей криминалистической методики в виде различных теоретических положений и методико-крими-налистических рекомендаций, отвечающих запросам юридической науки и следственно-судебной практики.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

4.Антонян Ю.М. Личность корыстного преступника / Ю.М. Антонян, В.П. Голубев, Ю.Н. Кудряков. — Томск : Изд-во Том. ун-та, 1989. — 160 с.

5. Варданян А.В. Механизм злоупотребления полномочиями субъектами управленческих функций в коммерческих и иных организациях как методологическая основа для формирования частной криминалистической методики расследования преступлений / А.В. Варданян, К.В. Гончаров // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. — 2015. — № 4-2. — С. 3-9.

6. Варданян А.В. Злоупотребление управленческими полномочиями в коммерческой или иной организации: опыт правоприменительной практики и некоторые проблемы возбуждения уголовного дела и предварительного расследования / А.В. Варданян, К.В. Гончаров // Юристъ-Правоведъ. — 2015. — № 2 (69). — С. 49-52.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Варданян А.В. Тактико-криминалистический потенциал проверки показаний на месте и вопросы его реализации в целях повышения результативности расследования незаконного вмешательства в предпринимательскую деятельность / А.В. Варданян, В.В. Казаков // Вестник Томского государственного университета. — 2015. — № 398. — С. 148-152.

12.Weissmann A. Rethinking Corporate Liability / A. Weissmann, D. Newman // Indiana Law Journal. — 2007. — Vol. 82, № 2. — P. 411-451.

14. Fischel D.R. Corporate Crime / D.R. Fischel, A.O. Sykes // Journal of Legal Studies. — 1996. — Vol. 25. — P. 319-350.

18. Богданов Е.В. Проблема уголовной ответственности юридических лиц / Е.В. Богданов // Российская юстиция. — 2011. — № 8. — С. 33-36.

24. Варданян А.В. Криминалистические классификации преступлений и их системообразующая роль в формировании частных криминалистических методик расследования преступлений как научно обоснованных комплексов криминалистических рекомендаций / А.В. Варданян, Р.В. Кулешов // Российский следователь. — 2015. — № 21. — С. 5-10.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Weissmann A., Newman D. Rethinking Corporate Liability. Indiana Law Journal, 2007, vol. 82, no. 2, pp. 411-451.

14. Fischel D.R., Sykes A.O. Corporate Crime. Journal of Legal Studies, 1996, vol. 25, pp. 319-350.

15. Weissmann A. A New Approach to Corporate Criminal Liability. American Criminal Law Review, 2007, vol. 44, no. 4, pp. 1319-1342.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРАХ

Варданян ГалинаАкоповна — старший преподаватель кафедры процессуального права Южно-Российского института управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, кандидат юридических наук, г. Ростов-на-Дону, Российская Федерация, e-mail: avardanyan@yandex.ru.

Айвазова Ольга Владиславовна — профессор кафедры криминалистики и оперативно-разыскной деятельности Ростовского юридического института Министерства внутренних дел Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент, г. Ростов-на-Дону, Российская Федерация, e-mail: olgavladislavovna72@rambler.ru.

ДЛЯ ЦИТИРОВАНИЯ

INFORMATION ABOUT THE AUTHORS

Права и свободы граждан определяются главой 2 Конституции Российской Федерации.

Согласно ч. 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно.

В соответствии с подп. «б» ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации защита прав и свобод человека и гражданина находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Основные гарантии реализации права граждан Российской Федерации на получение бесплатной квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации установлены Федеральным законом от 21.11.2011 № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации».

Права, свободы и законные интересы граждан и юридических лиц закреплены в различных федеральных законах, общие способы защиты таких прав содержатся в Гражданском кодексе РФ, Гражданском процессуальном кодексе РФ, Арбитражном процессуальном кодексе РФ.

ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РФ

Статья 9. Осуществление гражданских прав

1. Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права.
2. Отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Статья 10. Пределы осуществления гражданских прав

1. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

3. В случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.

4. Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

5. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Статья 11. Судебная защита гражданских прав

1. Защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд (далее — суд).

2. Защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. Решение, принятое в административном порядке, может быть оспорено в суде.

Статья 12. Способы защиты гражданских прав

Защита гражданских прав осуществляется путем:

  • признания права;
  • восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
  • признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;
  • признания недействительным решения собрания;
  • признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;
  • самозащиты права;
  • присуждения к исполнению обязанности в натуре;
  • возмещения убытков;
  • взыскания неустойки;
  • компенсации морального вреда;
  • прекращения или изменения правоотношения;
  • неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;
  • иными способами, предусмотренными законом.

Статья 13. Признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления

Ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

В случае признания судом акта недействительным нарушенное право подлежит восстановлению либо защите иными способами, предусмотренными статьей 12 настоящего Кодекса.

Статья 14. Самозащита гражданских прав

Допускается самозащита гражданских прав.

Способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения.

Статья 15. Возмещение убытков

1. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

2. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Статья 16. Возмещение убытков, причиненных государственными органами и органами местного самоуправления

Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Статья 16.1. Компенсация ущерба, причиненного правомерными действиями государственных органов и органов местного самоуправления

В случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, ущерб, причиненный личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица правомерными действиями государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, а также иных лиц, которым государством делегированы властные полномочия, подлежит компенсации.

ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РФ

Статья 3. Право на обращение в суд

1. Заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

2. Отказ от права на обращение в суд недействителен.

3. По соглашению сторон подведомственный суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, до принятия судом первой инстанции судебного постановления, которым заканчивается рассмотрение гражданского дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не установлено федеральным законом.

Статья 35. Права и обязанности лиц, участвующих в деле

1. Лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам; заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств; давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле; обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права. Лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

2. Лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности, установленные настоящим Кодексом, другими федеральными законами. При неисполнении процессуальных обязанностей наступают последствия, предусмотренные законодательством о гражданском судопроизводстве.

Статья 48. Ведение дел в суде через представителей

1. Граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей. Личное участие в деле гражданина не лишает его права иметь по этому делу представителя.

2. Дела организаций ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральным законом, иными правовыми актами или учредительными документами, либо представители.

Полномочия органов, ведущих дела организаций, подтверждаются документами, удостоверяющими служебное положение их представителей, а при необходимости учредительными документами.

От имени ликвидируемой организации в суде выступает уполномоченный представитель ликвидационной комиссии.

ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ НОРМ КОДЕКСА АДМИНИСТРАТИВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА РФ

Статья 218. Предъявление административного искового заявления об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного или муниципального служащего и рассмотрение административного дела по предъявленному административному исковому заявлению

1. Гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями (включая решения, действия (бездействие) квалификационной коллегии судей, экзаменационной комиссии), должностного лица, государственного или муниципального служащего (далее — орган, организация, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями), если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности. Гражданин, организация, иные лица могут обратиться непосредственно в суд или оспорить решения, действия (бездействие) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, в вышестоящие в порядке подчиненности орган, организацию, у вышестоящего в порядке подчиненности лица либо использовать иные внесудебные процедуры урегулирования споров.

2. В случае, если это предусмотрено федеральным законом, общественное объединение вправе обратиться в суд с требованием об оспаривании решений, действий (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, если полагает, что нарушены или оспорены права, свободы и законные интересы всех членов этого общественного объединения, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

3. В случае, если федеральным законом установлено обязательное соблюдение досудебного порядка разрешения административных споров, обращение в суд возможно только после соблюдения этого порядка.

4. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, органы государственной власти, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, уполномоченный по правам человека в субъекте Российской Федерации, иные органы, организации и лица, а также прокурор в пределах своей компетенции могут обратиться в суд с административными исковыми заявлениями о признании незаконными решений, действий (бездействия) органов, организаций, лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, в защиту прав, свобод и законных интересов иных лиц, если полагают, что оспариваемые решения, действия (бездействие) не соответствуют нормативному правовому акту, нарушают права, свободы и законные интересы граждан, организаций, иных лиц, создают препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

5. Административные исковые заявления подаются в суд по правилам подсудности, установленным главой 2 настоящего Кодекса.

6. Не подлежат рассмотрению в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, административные исковые заявления о признании незаконными решений, действий (бездействия) органов, организаций, лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, в случаях, если проверка законности таких решений, действий (бездействия) осуществляется в ином судебном порядке.

Статья 219. Срок обращения с административным исковым заявлением в суд

1. Если настоящим Кодексом не установлены иные сроки обращения с административным исковым заявлением в суд, административное исковое заявление может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов.

2. Административное исковое заявление об оспаривании решения представительного органа муниципального образования о самороспуске или об оспаривании решения представительного органа муниципального образования об удалении в отставку главы муниципального образования может быть подано в суд в течение десяти дней со дня принятия соответствующего решения.

3. Административное исковое заявление о признании незаконными решений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя может быть подано в суд в течение десяти дней со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов.

4. Административное исковое заявление об оспаривании решений, действий (бездействия) органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления по вопросам, связанным с согласованием места и времени проведения публичного мероприятия (собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования), а также с вынесенным этими органами предупреждением в отношении целей такого публичного мероприятия и формы его проведения, может быть подано в суд в течение десяти дней со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов.

5. Пропуск установленного срока обращения в суд не является основанием для отказа в принятии административного искового заявления к производству суда. Причины пропуска срока обращения в суд выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании.

6. Несвоевременное рассмотрение или нерассмотрение жалобы вышестоящим органом, вышестоящим должностным лицом свидетельствует о наличии уважительной причины пропуска срока обращения в суд.

7. Пропущенный по указанной в части 6 настоящей статьи или иной уважительной причине срок подачи административного искового заявления может быть восстановлен судом, за исключением случаев, если его восстановление не предусмотрено настоящим Кодексом.

8. Пропуск срока обращения в суд без уважительной причины, а также невозможность восстановления пропущенного (в том числе по уважительной причине) срока обращения в суд является основанием для отказа в удовлетворении административного иска.»

ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ НОРМ АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РФ

Статья 4. Право на обращение в арбитражный суд

1. Заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов, в том числе с требованием о присуждении ему компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, в порядке, установленном настоящим Кодексом.

2. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, в арбитражный суд вправе обратиться и иные лица.

3. Отказ от права на обращение в суд недействителен.

4. Обращение в арбитражный суд осуществляется в форме:

искового заявления — по экономическим спорам и иным делам, возникающим из гражданских правоотношений;

заявления — по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, по делам о несостоятельности (банкротстве), по делам особого производства, при обращении о пересмотре судебных актов в порядке надзора и в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом;

жалобы — при обращении в арбитражный суд апелляционной и кассационной инстанций, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами;

представления — при обращении Генерального прокурора Российской Федерации и его заместителей о пересмотре судебных актов в порядке надзора.

5. Если для определенной категории споров федеральным законом установлен претензионный или иной досудебный порядок урегулирования либо он предусмотрен договором, спор передается на разрешение арбитражного суда после соблюдения такого порядка.

6. По соглашению сторон подведомственный арбитражному суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, до принятия арбитражным судом первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не установлено федеральным законом.

Статья 41. Права и обязанности лиц, участвующих в деле

1. Лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии; заявлять отводы; представлять доказательства и знакомиться с доказательствами, представленными другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного разбирательства; участвовать в исследовании доказательств; задавать вопросы другим участникам арбитражного процесса, заявлять ходатайства, делать заявления, давать объяснения арбитражному суду, приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам; знакомиться с ходатайствами, заявленными другими лицами, возражать против ходатайств, доводов других лиц, участвующих в деле; знать о жалобах, поданных другими лицами, участвующими в деле, знать о принятых по данному делу судебных актах и получать копии судебных актов, принимаемых в виде отдельного документа; знакомиться с особым мнением судьи по делу; обжаловать судебные акты; пользоваться иными процессуальными правами, предоставленными им настоящим Кодексом и другими федеральными законами.

Лица, участвующие в деле, также вправе представлять в арбитражный суд документы в электронном виде, заполнять формы документов, размещенных на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в порядке, установленном в пределах своих полномочий Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации.

2. Лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

Злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом неблагоприятные последствия.

3. Лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом и другими федеральными законами или возложенные на них арбитражным судом в соответствии с настоящим Кодексом.

Неисполнение процессуальных обязанностей лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом последствия.

Статья 59. Ведение дел в арбитражном суде через представителей

1. Граждане вправе вести свои дела в арбитражном суде лично или через представителей. Ведение дела лично не лишает гражданина права иметь представителей.

2. Права и законные интересы недееспособных граждан защищают в арбитражном процессе их законные представители — родители, усыновители, опекуны или попечители, которые могут поручить ведение дела в арбитражном суде другому избранному ими представителю.

3. Представителями граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, и организаций могут выступать в арбитражном суде адвокаты и иные оказывающие юридическую помощь лица.

4. Дела организаций ведут в арбитражном суде их органы, действующие в соответствии с федеральным законом, иным нормативным правовым актом или учредительными документами организаций.

От имени ликвидируемой организации в суде выступает уполномоченный представитель ликвидационной комиссии.

6. Представителем в арбитражном суде может быть дееспособное лицо с надлежащим образом оформленными и подтвержденными полномочиями на ведение дела, за исключением лиц, указанных в статье 60 настоящего Кодекса.

Статья 198. Право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными

1. Граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

2. Прокурор, а также органы, осуществляющие публичные полномочия, вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если они полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы граждан, организаций, иных лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

3. Заявления о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными рассматриваются в арбитражном суде, если их рассмотрение в соответствии с федеральным законом не отнесено к компетенции других судов.

4. Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

Статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод закрепляет право на справедливое судебное разбирательство.

В соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Согласно ст. 1 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» судебная власть в Российской Федерации осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных и арбитражных заседателей. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия.

В Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации, составляющие судебную систему Российской Федерации.

Арбитражные суды относятся к системе федеральных судов и осуществляют правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее — АПК РФ) (ч. 1 ст. 4 АПК РФ).

Между тем согласно ч. 2 ст. 45 Конституции Российской Федерации каждый вправе защищать свои права и свободы способами, не запрещенными законом.

Провозглашая значимость и приоритет судебной власти, Основной закон допускает использование иных (внесудебных, альтернативных) способов разрешения правовых споров.

Таким образом, государство предоставляет участникам правовых конфликтов возможность выбора: обратиться за защитой своих прав и интересов в государственный суд или разрешить спор при помощи альтернативных внесудебных процедур. При этом обращение в государственный суд не исключает возможности урегулирования спора при помощи примирительных процедур.

В каждой конкретной ситуации заинтересованное лицо само должно определиться, каким образом следует разрешить конфликт. При этом необходимо учитывать преимущества того или иного способа разрешения споров.

Законные интересы

К субъективным правам и юридическим обязанностям непосредственно примыкают законные интересы, т. е. интересы, находящиеся в сфере действия права. Данная категория вызвана к жизни тем, что интерес участников правоотношения не в полной мере обеспечивается субъективными правами. Например, к законным интересам можно отнести заинтересованность гражданина победить на выборах и стать депутатом представительного органа власти. Или истец заинтересован получить в полном размере компенсацию за моральный ущерб, или приобрести право собственности на самовольную застройку на принадлежащем ему земельном участке.

Законный интерес можно определить как социальное благо, не противоречащее действующему законодательству и обусловленное допускаемой государством юридической возможностью удовлетворять с помощью этого блага свои потребности.

Законные интересы — это дополнительное юридическое средство обеспечения потребностей личности, общностей людей, юридических лиц. Они адаптируют действующее законодательство к реальным условиям жизни общества.

Законные интересы имеют немало общих черт с субъективными правами.

Во-первых, они предполагают удовлетворение собственных интересов субъектов, т. е. являются правовой возможностью субъектов действовать определенным образом.

Во-вторых, образуют элементы правового статуса личности и юридического лица.

В-третьих, их реализация осуществляется в форме использования.

В-четвертых, они представляют собой юридические средства воздействия на общественные отношения.

В-пятых, имеют правовые пределы своего действия, так как должны соответствовать нормативным правовым предписаниям.

В-шестых, признаются и защищаются со стороны государства.

Вместе с тем субъективные права и законные интересы — не тождественные категории. Законные интересы составляют те специальные блага, которые не нашли своего прямого закрепления в нормах права и, следовательно, не отражены в субъективных правах, но они не запрещены, допускаются государством. Более того, они вытекают из смысла, «духа» права. Законные интересы возникают из совокупности правовых норм, правовых принципов и иных правовых установлений.

Принято выделять следующие особенности законных интересов, отличающие их от субъективных прав:

1) законный интерес пользуется охраной и защитой со стороны государства, но не обеспечен конкретным субъективным правом;

2) представляя собой возможность пользоваться определенными социальными благами, законный интерес, в отличие от субъективного права, гарантируется лишь в определенной степени. Законный интерес и субъективные права — это разные возможности: субъективное право непосредственно предусматривается и закрепляется законодателем, а законные интересы всего лишь допускаются. Субъективное право есть дозволенность высшей степени;

3) законный интерес не предполагает права его обладателя требовать от других лиц поведения, не нарушающего его интерес (в отличие от субъективного права). Но законный интерес — самостоятельный объект правовой охраны, поэтому любое лицо может обратиться в компетентные органы за защитой своего законного интереса;

4) реализация законных интересов лишь в самом общем виде гарантирована государством, но не означает обязанности соответствующих органов устранять препятствия на пути удовлетворения субъектом своих законных интересов.

Несмотря на различия категорий «законные интересы» и «субъективные права», возможны переходы законных интересов в субъективные права и последних в законные интересы. Это происходит под воздействием изменений общественных отношений, потребностей людей, ситуаций в обществе, правовой политики государства и т. д. Так, предложения и рекомендации ученых по совершенствованию действующего законодательства, внесению в отдельные акты поправок, дополнений, корректировок во многих случаях свидетельствуют о появлении реальных законных интересов общества, отдельных социальных групп и слоев населения.

Один из сложных в юридической науке вопросов — обеспечение правовыми средствами законных интересов.

Чаще всего среди таких средств называют охрану и защиту законных интересов. При этом охрана осуществляется системой правовых норм, признающих такого рода интересы. Например, в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ закреплено: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов (выделено мной — Л.М.) других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Другое конституционное положение о признании законных интересов содержится в ч. 3 ст. 36: «Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляется их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов (выделено мной — Л.М.) других лиц».

Данными установлениями государство берет под свою охрану законные интересы в указанных сферах. Необходимость в защите этих интересов возникает при их нарушении, создании препятствий для их реализации. Иными словами, к защите законных интересов можно прибегнуть при их нарушении или угрозе нарушения.

Законодательное закрепление законных интересов предполагает в первую очередь их самозащиту. Некоторые ученые предполагают, что самозащита — главное средство правового обеспечения законных интересов, поскольку требует от их носителей правовой активности.

Самозащита получила закрепление на конституционном уровне. В ч. 2 ст. 45 Конституции РФ установлено: «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом». Право человека самостоятельно защищать свои права и свободы впервые было сформулировано в Итоговом документе Венской встречи представителей государств — участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) в 1991 г.

Самозащита представляет собой комплексный, межотраслевой институт права, включающий в себя нормы конституционного, уголовного, гражданского, административного, трудового и других отраслей права. Самозащита относится к естественным неотъемлемым правам человека и принадлежит каждому независимо от гражданства, места жительства или места пребывания, общественного и государственного строя страны, имеет непосредственный характер реализации.

Чаще всего выделяют следующие черты самозащиты:

1) осуществляется собственными силами и мерами лица, однако допускается помощь других граждан и юридических лиц;

2) не может применяться в превентивных (предупредительных) целях, а только в момент совершения правонарушения или непосредственно после него;

3) не должна выходить за пределы закона и необходимых границ;

4) закон не предусматривает для самозащиты каких-либо специальных действий фактического характера.

Самозащиту можно определить как дозволенные законом действия фактического характера, направленные на принудительное пресечение посягательств на права и законные интересы личности или их восстановление без обращения в компетентные органы.

Существует и иное, более компактное определение понятия самозащиты. Это совокупность средств и способов реализации личностью своих прав и законных интересов в случае их нарушения или посягательства на них.

Самозащита предполагает использование различных способов, например обращение в средства массовой информации; публичные выступления; объединение с другими гражданами для отстаивания своих прав и законных интересов; обращение в правозащитные организации; фактические действия, включая необходимую оборону, крайнюю необходимость и др. Таким образом, самозащита предполагает широкий спектр действия человека, осуществляющего свое объективное право на самозащиту, в том числе и право воспользоваться помощью других лиц и организаций негосударственного профиля.

Помимо самозащиты, большую роль в защите законных интересов играет правоприменительная практика. Высшие судебные органы России в своих решениях обращают внимание на судебную защиту именно законных интересов и отменяют решения нижестоящих судебных инстанций, если они не учитывают законные интересы сторон правового спора. В ст. 139 АПК РФ предусмотрено, что мировое соглашение сторон не может нарушать права и законные интересы других лиц и противоречить закону.

В ряде правоприменительных актов указывается на необходимость учета законных интересов потребителей при их нарушении со стороны недобросовестного производителя.

В случае воспрепятствования осуществлению законных интересов их обладатель может обратиться в суд с иском об устранении препятствий, мешающих реализации его законных интересов. По решению суда, если оно признает такого рода препятствия неправомерными, они подлежат устранению.

Законные интересы обеспечиваются и правом обжалования незаконных действий (или бездействия) соответствующих государственных органов, препятствующих, к примеру, получению предпринимателем лицензии на занятие определенным видом деятельности.

В приведенных случаях удовлетворение принудительными мерами законного интереса субъекта служит основанием возникновения у него субъективного права, т. е. выступает своего рода «предправом».

К дискуссионным относится вопрос о возможности наступления юридической ответственности за нарушение законных интересов. В действующем законодательстве о подобной ответственности ничего не говорится. Тем не менее некоторые ученые считают, что поскольку законный интерес носит правомерный характер, то виновное противодействие осуществлению законных интересов в форме активных действий, а не бездействия субъекта (так как субъект не обязан содействовать реализации законных интересов), должно повлечь за собой юридическую ответственность. Если же законные интересы нарушаются невиновно (нет вины), то юридическая ответственность не может возникнуть.

Надо отметить, что проблема законных интересов исследована отечественной юридической наукой недостаточно, и еще ожидает своего более глубокого и всестороннего изучения и надлежащего обоснования.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх