Житель блокадного Ленинграда

Депутаты Законодательного собрания Петербурга предложили отнести граждан, проживавших в блокадном Ленинграде менее четырех месяцев, к ветеранам Великой Отечественной войны. Соответствующий законопроект внесен в парламент города. Об этом сообщает телеканал «78».

Согласно существующему законодательству, прожившие в осажденном городе более четырех месяцев получают знак «Жителю блокадного Ленинграда» и приравниваются по статусу к ветеранам Великой Отечественной войны, получая федеральные льготы. Сегодня в России живут около 500 граждан, которые, будучи детьми, находились в блокадном Ленинграде менее четырех месяцев.

«Ежегодно в Санкт-Петербурге умирает более 10 тыс. жителей блокадного Ленинграда. Неиспользованных средств федерального бюджета более чем достаточно для реализации предлагаемого законопроекта», — сказано в пояснительной записке.

В случае принятия законопроекта расходы из федерального бюджета оцениваются в 39 млн рублей в год.

Ранее в феврале сообщалось, что в Санкт-Петербурге появится новый музей блокады Ленинграда, его строительство намечено на лето 2018 года.

Опубликовано24 октября 2018 в 17:40

Здравствуйте.Согласно п. 1 Положения о знаке «Жителю блокадного Ленинграда», утв. Решением Исполнительного комитета Ленинградского городского Совета народных депутатов от 23.01.1989 N 5 знак «Жителю блокадного Ленинграда» вручается проживавшим не менее 4 месяцев в Ленинграде в период блокады (с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года) детям до семи лет, школьникам, учащимся школ ФЗО, ремесленных училищ и техникумов, студентам и другим гражданам, не награжденным медалью «За оборону Ленинграда».

Вручение знака и удостоверения к нему с регистрационным номером и фотографией награжденного производится исполкомами райсоветов и Исполкомом Ленсовета на основании справки о прописке в период блокады. В случае утраты сведений о прописке основанием для получения знака могут быть другие документы, подтверждающие проживание, работу, учебу в Ленинграде в период блокады в сроки, указанные в пункте 1 настоящего Положения.

Основным доказательством проживания в Ленинграде во время блокады является наличие «прописки». Однако подтвердить ее не всегда представляется возможным – большая часть домовых книг того времени утрачена. Поэтому подойдут практически любые документы, свидетельствующие о нахождении гражданина в тот период в Ленинграде. В такой ситуации единственная возможность подтвердить право на статус блокадника – обращение в суд с исковым заявлением об установлении юридического факта проживания на территории Ленинграда в период блокады. Сроков давности у дел подобной категории нет. Возможно, что через суд удастся истребовать необходимые документы, которые истец не смог получить сам (тогда желательно предоставить отказы в предоставлении информации или документов) или примет положительное решение на основании других доказательств – в частности, показаний очевидцев событий 1941–1944 годов или сведений, косвенно подтверждающих проживание в городе. Однако, на основании одних только свидетельских показаний , суд положительного решения не вынесет. Вот если, например, кто- то, кто уже признан жителем блокадного Ленинграда и может документально подтвердить, что находился в городе именно в тот период, когда эта женщина, будучи ребенком там находилась, это будет все- таки косвенно подтверждать, что она там жила. Может быть коллеги ее родителей, их более старшие дети, которые были в блокадном Ленинграде в сознательном возрасте и знали семью. Это могут быть списки прибывших в эвакуацию, списки поставленных на учет для выдачи продовольствия, для детей – документы родителей, проживавших на территории блокадного Ленинграда, и прочие сведения, которые дадут суду основание для принятия решения в пользу истца. Однако, в отсутствие безусловных доказательств, все- таки надеяться на положительное решение нужно не очень сильно, чтобы не расстраиваться при отказе.

Память о героях. 30 лет назад учрежден знак «Житель блокадного Ленинграда». Сейчас в Петербурге такой носят более 80 тысяч человек. С некоторыми из них пообщалась корреспондент «МИР 24» Лена Петревска.

Дом Юрия Антонова и сейчас недалеко от того места, где провел страшные дни блокады. Память хранит всё: и бомбежки, и голод, и то, что отец, присылал свой офицерский паек семье. Иначе маленький Юра не выжил бы.

«На территории больницы Рейсмана был морг. От моста до морга ровно километр. Весь этот километр был завален телами», – вспоминает житель блокадного Ленинграда, член общественной палаты Санкт-Петербурга Юрий Антонов.

Знак «Житель блокадного Ленинграда» для Юрия Николаевича – это прежде всего символ отваги и стойкости человеческого характера.

«Блокада наложила сильное воздействие на характер, на ментальность, на отношение к жизни», – говорит Юрий Антонов.

Невероятно, но после Победы власти не афишировали ужасы этих девятисот дней. Был закрыт Музей блокады, сфабриковано Ленинградское дело. Жертвами репрессий стали те, кто руководил городом в страшные годы.

«С 46-го по 49-й годы – самое время, когда было гонение. Сейчас я уже с высоты своего возраста начинаю понимать, почему было такое гонение на Ленинград именно. Дело в том, что когда Ленинград находился в блокаде, в кольце, тут приходилось принимать решения. И люди, которые руководили этим городом, они зачастую принимали решения, не успев посоветоваться с Москвой», – рассказала председатель правления общественной организации «Жители блокадного Ленинграда».

Когда с началом перестройки создали организацию «Жители блокадного Ленинграда», в городской совет хлынули письма с просьбой законодательно определить статус и льготы для блокадников. Лидия Ходченкова в те годы работала секретарем Ленгорисполкома. Вспоминает, постановления о льготах и дизайн почетного знака разработали в кратчайший срок.

«Была создана инициативная группа из работников Ленгорисполкома: кадровые работники, врачи, художники. Создали эту группу, и появилось несколько эскизов знака. Так знак и был принят. Никаких не было ни конкурсов, ни рассмотрений – все очень быстро было», – рассказала житель блокадного Ленинграда Лидия Ходченкова.

Знак «Житель блокадного Ленинграда» с честью носят более 80 тысяч петербуржцев. Он дает им льготы на лекарства, медицинское обслуживание, жилищно-коммунальные услуги. Но, самое главное, – уверенность, что Великий подвиг Ленинграда не забыт.

В этом году ветеранам-блокадникам начали выдавать памятные знаки «В честь 75-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады». Эту знаменательную дату будут отмечать в выходные.

В архиве Пикаревского мемориала ведутся базы данных:

  • Книга памяти «Блокада. 1941-1944. Ленинград», в которой можно найти информацию о жителях города и беженцах, укрывавшихся от врага в осажденном городе, погибших во время блокады;
  • Книга памяти «Они пережили Блокаду. Ленинград», в которой можно найти информацию о жителях города, переживших ужасы голода, холода, постоянных вражеских бомбежек и артобстрелов осажденного города;
  • Книга памяти «Ленинград. 1941-1945», в которой находится информация о жителях, призванных в Вооруженные силы из Ленинграда и погибших во время Великой Отечественной войны.

Также имеются ссылки и информация обо всех существующих на настоящее время базах проекта Всероссийского информационно-поискового центра «Отечество», в том числе Мемориальный список ленинградцев, эвакуированных из блокадного города, умерших и захороненных на Вологодской земле, приведенный внизу данной страницы. Кроме того имеется ссылка на список эвакуированных ленинградцев проекта Архивов Санкт-Петербурга Книга Памяти «Блокада Ленинграда. Эвакуация».

Книга памяти «Блокада. 1941-1944. Ленинград»

Представленный здесь список жителей Ленинграда, погибших в период блокады города немецко-фашистскими войсками во время Великой Отечественной войны, является аналогом печатного экземпляра Книги памяти «Блокада. 1941-1944. Ленинград», в него не вошли изменения и дополнения списков, произведённые по заявлениям родственников, представивших документы, ставшие основанием для изменений и дополнений.
Размещение этого списка в Сводной базе данных — результат сотрудничества Всероссийского информационно-поискового центра «Отечество» и Князь-Владимирского собора Санкт-Петербурга, где в 2008 году создан Всероссийский Помянник.

См. Поимённые списки

35 томов книги памяти «Блокада» изданы в 1998–2006 годах.

В завершающем томе опубликовано послесловие:

Книга Памяти «Блокада. 1941 — 1944. Ленинград» — дань благодарной памяти потомков о великом подвиге ленинградцев.

Эта книга — своеобразная летопись истории непокоренного народа, отражающая участие горожан в защите Ленинграда и те массовые жертвы, которые понес город-фронт в битве за жизнь. Книга о страданиях миллионов жителей блокадного города и тех, кто под натиском врага, отступая, нашел здесь убежище.

Это — не просто скорбный список. Это — реквием тем, кто навечно лег в землю, защищая родной город.

Книга Памяти — суровая, мужественная книга, как мемориальная доска, навечно запечатлела пока еще только 631053 имен наших земляков, умерших от голода и болезней, замерзших на улицах и в своих квартирах, погибших при артобстрелах и бомбардировках, пропавших без вести в самом блокадном городе. Этот мартиролог постоянно дополняется. За годы издания Книги Памяти «Блокада. 1941–1944. Ленинград» поступило 2670 заявлений на внесение имен погибших в блокаде жителей, а при подготовке к изданию 35-го тома были увековечены еще 1337 имен.

Электронная версия этой Книги Памяти также представлена на сайте проекта «Возвращенные имена» Российской национальной библиотеки и в Обобщенном компьютерном банке данных Министерства обороны Российской Федерации ОБД «Мемориал».

Новые и обновленные имена на Страницах воспоминаний в электронной версии Книги памяти «Блокада. 1941-1944. Ленинград», не вошедшие в печатное издание, на сайте проекта «Возвращенные имена» Российской национальной библиотеки.

Всех, кто располагает какими-либо сведениями об умерших в блокадном кольце, просим обращаться в редакционную коллегию Книги Памяти по адресу:

Блокада. 1941–1944. Ленинград : Книга Памяти / Правительство Санкт-Петербурга. — СПб.

Т. 1 : А — А : (Ааб — Андрианов) / . — Нотабене, 1998. — 716 с.

Т. 2 : А — Б : (Андрианов — Барусин) / . — Нотабене, 1998. — 716 с.

Т. 3 : Б — Б : (Барутин — Боздакова) / . — Нотабене, 1998. — 716 с.

Т. 4 : Б — В : (Боздунов — Васильев) / . — Нотабене, 1998. — 716 с.

Т. 5 : В — В : (Васильев — Волинский) / . — Нотабене, 1999. — 716 с.

Т. 6 : В — Г : (Волис — Годичев) / . — Нотабене, 1999. — 716 с.

Т. 7 : Г — Г : (Годичева — Гуриц) / . — Нотабене, 1999. — 716 с.

Т. 8 : Г — Д : (Гуричев — Дротенкова) / . — Нотабене, 2000. — 716 с.

Т. 9 : Д — Е : (Дротинина — Ефимова) / . — Нотабене, 2001. — 716 с.

Т. 10 : Е — З : (Ефимова — Зернов) / . — Нотабене, 2001. — 716 с.

Т. 11 : З — И : (Зернов — Иванова) / . — ООО «Селеста», 2003. — 716 с.

Т. 12 : И — К : (Иванова — Калинов) / . — ООО «Селеста», 2004. — 716 с.

Т. 13 : К — К : (Калинов — Клопенкова) / . — ООО «Селеста», 2004. — 716 с.

Т. 14 : К — К : (Клопин — Константинов) / . — ООО «Селеста», 2004. — 716 с.

Т. 16 : К — К : (Крестьянников — Куликов) / . — ООО «Селеста», 2005. — 716 с.

Т. 21 : М — Н : (Мошаро — Николаева) / . — ООО «Издательский дом «Стелла», 2005. — 716 с.

Т. 26 : Р — С : (Россовский — Седловский) / . — ООО «Издательский дом «Стелла», 2005. — 716 с.

Т. 27 : С — С : (Седнев — Скородумов) / . — ООО «Издательский дом «Стелла», 2005. — 716 с.

Т. 30 : С — Т : (Суслина — Третьяков) / . — ООО «Союз Дизайн», 2006. — 716 с., с ил. — 250 экз.

Т. 31 : Т — Ф : (Третьяков — Федорова) / . — ООО «Союз Дизайн», 2006. — 716 с., с ил. — 250 экз.

Т. 32 : Ф — Х : (Федорова — Хохряков) / . — ООО «Союз Дизайн», 2006. — 716 с., с ил. — 250 экз.

Т. 33 : Х — Ш : (Хохряков — Шарапова) / . — ООО «Союз Дизайн», 2006. — 716 с., с ил. — 250 экз.

Т. 34 : Ш — Ы : (Шарапова — Ыунпу) / . — ООО «Союз Дизайн», 2006. — 716 с., с ил. — 250 экз.

Т. 35 : Э — Я : (Эбелина — Ящук) / . — ООО «Союз Дизайн», 2006. — 520 с., с ил. — 250 экз.

КНИГА ПАМЯТИ «ОНИ ПЕРЕЖИЛИ БЛОКАДУ»

См. Поименные списки.

14 томов Книги памяти «Они пережили Блокаду» изданы в 2004–2005 годах.

Они пережили Блокаду. Ленинград : Книга памяти. — СПб.

Т. 4 : Е – И : (Евсеева – Ильина ) / . — Селеста, 2004. — 904 с., с ил.

Т. 8 : М – П : (Михеев – Павлич ) / . — ООО «Союз Дизайн», 2005. — 872 с., с ил.

Мемориальный список ленинградцев, умерших и захороненных на Вологодской земле

Содержит 10868 записей.

Электронная версия печатного издания книги «Реквием памяти эвакуированных ленинградцев, захороненных в Вологодской области в годы Великой Отечественной войны» сделана в ВИПЦ «Отечество» (г. Казань). Набор списков из 1-й части книги (А-К) выполнен бойцом поискового отряда «Возрождение» лицея №159 г. Казань Натальей Поводыревой, 2-й части (Л-Я) — командиром отряда Алией Хайруллиной.

При поиске обратите внимание на такую особенность: В этом издании в графе Год рождения указаны год рождения (в формате 1912) или возраст в виде 5лет, 21год, 16-17лет, 15(45)лет. В базу данных они набраны в таком же виде.

Скачать книгу с сайта Вологодской областной универсальной научной библиотеки www.booksite.ru:

Часть 1 : А – К.
Часть 2 : Л – Я.

Информация о печатном издании книги:

«Реквием памяти эвакуированных ленинградцев, захороненных в Вологодской области в годы Великой Отечественной войны». Часть I. А-К. Вологда, 1990; Часть II. Л-Я. Вологда, 1991.

Вологодский государственный педагогический институт
Северное отделение археографической комиссии АН СССР
Вологодский областной комитет защиты мира и областное отделение Советского фонда мира
Вологодское областное отделение ВООПИК
Вологодский областной совет ветеранов войны и труда
Государственный музей истории Ленинграда

Книга издана на добровольные взносы граждан Вологодской области в Советский фонд мира.

Часть первая книги «Реквием» — список ленинградцев (по алфавиту А-К), умерших в период эвакуации в вагонах поездов, в госпиталях для эвакуированных, в лазаретах и больницах, в местах поселения на территории Вологодской области. Составители использовали материалы, сохранившиеся в областном и городских архивохранилищах ЗАГСов и ГАВО. Немало сведений утеряно. Поэтому в ходе дальнейшей поисковой работы этот скорбный список, вероятно, будет пополняться. А сейчас он является как бы именным дополнением к построенному в Вологде мемориалу памяти ленинградцев. Готовятся части вторая и третья.

Составители: Л.К. Судакова (отв. составитель), Н.И. Голикова, П.А. Колесников, В.В. Судаков, А.А. Рыбаков.

СЛОВО О КНИГЕ

В конце концов Человечество поймет, что оно есть единый организм, но каждый человек — это вселенная, и научится беречь каждую неповторимую индивидуальность, составляющую его единство.
Каждый народ, живущий на Земле, ищет свою судьбу в Человечестве, а каждый человек — в своем народе. И чем богаче память каждого человека, тем богаче и жизнь каждого народа и значит Человечества.
При прощании с человеком провожающие его в последний чуть люди обещают ему Вечную Память. Без Памяти жить нельзя. Отсутствие памяти приводит к забвению прошлых ошибок. Забвение — катастрофично.
Об этом мы мучительно думаем на склоне наших дней, передавая эстафету опыта наших жизней детям своим. На памяти нашего поколения была Великая катастрофа Человечества — вторая мировая война. Она унесла миллионы жизней. И мы, живые, не хотим быть Иванами, не помнящими своего родства. Мы хотим предостеречь грядущее от наших кровавых трагических ошибок, грозящих гибелью всему Человечеству.
Забыть прошлое — позорно.
Прошлая война была беспощадной, а народы нашей Родины понесли огромные потери в этой войне, погибли лучшие сыны и дочери, беззаветно влюбленные в жизнь и верящие в ее справедливость. Прошло почти полвека со дня нашей Победы, но мы еще сих пор не подсчитали, сколько мы потеряли людей в этой битве за жизнь.
Каждый погибший в этой войне достоин Вечной Памяти.
Мы, живые, забыли об этом долге живых перед погибшими.
Отделываться от этого долга могилой Неизвестного Солдата — позорно, ибо нет и не может быть неизвестных солдат, они могут быть неизвестными только по небрежению памяти в душах живущих, защищенных смертным подвигом погибших.
Память о погибших — святое дело.
И я верю в то, что на нашей Земле будет построен Храм Памяти, в котором будут храниться имена всех погибших в Великой Отечественной войне 1941-1945 трагических лет.
В этом есть святая необходимость жизни.
Сам Александр Сергеевич Пушкин завещал нам «любовь к отеческим гробам». Без этой любви нет и не может быть движения самой жизни к Совершенству.
И я понимаю насущное благородство тех людей, которые по своей доброй воле понимания своего человеческого долга перед подвигом своих беззаветных соотечественников собирают их достойные Вечной Памяти имена на скрижали бессмертной Памяти,
И книги этого Реквиема продиктованы святым чувством родства поколений и связи времен.
Вологда была в дни войны связующим звеном в немыслимых усилиях фронта и тыла. Через нее шла помощь в обескровленный и замученный фашистской блокадой, полузадушенный голодом и холодом, бомбами и обстрелами Ленинград, и сюда, в Вологду, на Большую, как тогда говорили, Землю из блокадного города по Дороге жизни вывозили детей и женщин, раненых и больных защитников Ленинграда. И жители Вологды и Вологодской области спасали этих полумертвых людей своей беззаветной любовью, теплом души, лаской добрых рук и смертельной надеждой хлеба.
Многих — спасли.
Многие — погибли.
И эти погибшие остались в последнем приюте Вологодской земли.
Над их братской могилой спустя полвека поставлен памятник, а в книгах этого Реквиема собраны имена погибших.
Этот благородный пример жителей Вологодской области достоин всяческого подражания для жителей всех городов и весей, где есть безымянные могилы героев и страдальцев Отечественной войны.
Этот благородный пример, может быть, заставит и моих сограждан ленинградцев побеспокоиться о своих героях и мучениках времен фашистской блокады, превратить безымянные могильные холмы в именные пантеоны, достойные поклонения и молитв.
А жителям Вологды мне хочется поклониться низким поклоном за их человеческий подвиг Памяти, Любви и Веры.

Без Памяти нет жизни.
Нет связи времен.
Нет грядущего.
Живые! Будьте достойны мертвых.
Мертвые не жалели своих жизней ради вашей жизни.
Помните об этом.
Об этом забывать нельзя.
22.11.89
Ленинград
Михаил Дудин

ПРЕДИСЛОВИЕ

Недалеко от Вологды, по Пошехонскому шоссе, стоит памятник. На гранитном пьедестале — Женщина-мать с умирающим ребенком на руках. Женщина окружена строгими пилонами, кажется, они охраняют ее вечный покой…
Это — мемориал эвакуированным ленинградцам, умершим в Вологде в годы Великой Отечественной войны. Делегация города-героя Ленинграда передала вологжанам частицу земли священного места — Пискаревского кладбища. Эта земля сейчас здесь, у могил…

* * *

Вологодская область образована в 1937 году. В ее состав вошли 23 района бывшего Северного края и 18 районов с городом Череповцом Ленинградской области. К началу войны имелось 43 района. Население — 1 миллион 581 тысяча человек, в том числе городского — 248 тысяч. Ведущими отраслями народного хозяйства к началу войны были лесозаготовительная и лесоперерабатывающая промышленность, сельское хозяйство с животноводческим уклоном.
Областным центром в 1937 году стала Вологда. Какой она была в годы войны? Наверно, жизнь этого города с девяноста пятью тысячами жителей существенно не отличалась от многих ему подобных, разбросанных по бескрайней России. Все определяла война с ее суровым бытом и лишениями, напряженной, часто на пределе — работой, с потерями родных и близких, с постоянным ожиданием: как там на фронтах? И с надеждой на радостные перемены, которые могла принести только победа…
…Популярное ныне слово «милосердие?» — не открытие сегодняшнего дня. Суть его корнями уходит в нашу историю. Именно социалистическая взаимопомощь, милосердие людей, чувство братства спасли жизни многим ленинградцам, вырвавшимся из ада блокады.
Многим, но не всем… Тысячи эвакуированных погибли под бомбежками, от последствий блокадного голода и болезней. У многих здоровье, силы были настолько подорваны страданиями и лишениями, ужасами войны, что спасти их уже никто не смог… Печальные списки их — в этой книге.

* * *

В работе над «Реквиемом» принимало участие около ста человек. Мысль об этой книге возникла у членов студенческой группы «Поиск» в 1987 году. Тогда же в ее составе была выделена секция, начавшая подготовительную работу (председатель секции студентка С. Лаврова, научный руководитель старший преподаватель Л.К. Судакова). На первой научно-практической конференции исторического факультета, посвященной проблемам патриотического и интернационального воспитания школьников и молодежи (апрель 1988 г.) идея и план создания книги были одобрены представителями обкома ВЛКСМ, совета ветеранов войны и труда, общества охраны памятников истории и культуры, работниками облвоенкомата и здравоохранения.
27 августа 1988 года в Вологде на Пошехонском кладбище был открыт мемориал ленинградцам, умершим и захороненным в городе в годы эвакуации. Он сооружен по совместному решению Ленинградского и Вологодского горисполкомов. Открытие памятника стало стимулом к активизации поисковой деятельности. На второй конференции в апреле 1989 года уже подводились первые итоги поисков. Был избран областной координационный совет поисковой работы и деятельности по увековечиванию памяти защитников Родины, приняты рекомендации в целом по проблеме, в том числе и по подготовке книги «Реквием».
Уже на начальном этапе подготовки книги возникло много вопросов, требующих ответа, разработки методики исследования: выявление архивохранилищ, имеющих необходимые документы; изучение объема сведений в них о каждом человеке и определение на этой основе формуляра книги «Реквием»; разработка единой формы индивидуальной карточки для записи сведений на каждого умершего; определение методики проверки записей об одном и том же человеке в различных архивохранилищах; подготовка списка захороненных в предварительном и окончательном вариантах для печати; составление справки об административном делении области в годы войны и в наше время и другие.
Архивохранилищ оказалось немало. В Государственном архиве Вологодской области первоначально были найдены списки по пяти специальным госпиталям (ГАВО, ср. 1876, оп. 3, д. 1 -11), а затем материалы и еще по одному (ср. 3105, оп. 2, д. 3-А). Списки разной степени сохранности, но позволяющие составить на каждого индивидуальную карточку. В Череповецком филиале ГАВО были найдены материалы по такому же госпиталю в этом городе. Записи во всех госпиталях не унифицированы. Так, в Череповце такие: «Соловьева Анна Васильевна, 1913 г. рождения, двое детей от 5 до 7». В Вологде формуляр записи полнее отражает сведения:
№№ пп.
— Номер истории болезни (не везде)
— Ф.И.О.
— Год рождения или возраст
— Дата поступления
— Дата выбытия
— Куда выбыл (умер, переведен в другой госпиталь, выписан, отдан в детдом и др.)

В двух списках госпиталей даны сведения о домашнем адресе, диагнозе болезни, месте жительства эвакуированных, кому сообщено о смерти. Всего в госпитальных списках более 8 тыс. человек, указывается о смерти 1807 эвакуированных. Есть общая пометка о том, что с 1 января по 1 апреля 1942 года в Вологде хоронили на Горбачевском кладбище, а с 1 апреля 1942 года на новом, Пошехонском, по 2 человека в могилу. По воспоминаниям очевидцев были и безымянные захоронения.
Как правило, смерть в вагонах, в госпиталях, больницах, на квартирах, в детских домах регистрировалась ЗАГСами. Составители просмотрели все книги записей о смерти в Вологде и Череповце (хранятся в городских архивах ЗАГСа), а также все книги районных бюро, хранящиеся в областном архиве ЗАГСа. Бланки записи в этих книгах обычно за каждый год имеют порядковый номер, затем указывается фамилия, имя и отчество, дата смерти, возраст или год рождения, место постоянного жительства, причина смерти (чаще всего диагноз — дистрофия). В городах бланки подшивались в книги по датам смерти и алфавиту, в районах — по датам смерти.
Всего выявлено умерших и захороненных в области более 17 тыс. человек. Для этого потребовалось просмотреть не менее 100 тысяч бланков записей о смерти. Были случаи, когда на одного и того же человека имелись записи в госпиталях, больницах, в загсовских документах, в районных ведомственных архивах. В таких случаях на одного человека заполняли несколько карточек, затем составляли и уточняли сведения. Для выявления имен захороненных, кроме розысков сохранившихся материалов в архивах и музеях, собирались и собираются воспоминания врачей, медицинских сестер, обслуживающего персонала госпиталей и больниц, в которых находились на лечении эвакуированные.
Более полные данные получены на 10 тысяч человек. Это эвакуированные из Ленинграда, Ленинградской области, частично — из Карелии и других мест. Полных адресов ленинградцев мало, к тому же за это время наименование районов и улиц менялось. В книге даны адреса времен войны. Нередко искажались названия районов, улиц Ленинграда. В уточнении адресов оказана помощь сотрудниками Музея истории Ленинграда.
Встречаются записи, нуждающиеся в уточнении. На 5 с лишним тысяч лиц имеются только пофамильные сведения, без имени и отчества. Например, такая запись в Бабаеве: » Славик… русский… умер 24 февраля 1942 г., возраст 4 г. … Ленинград». На бланке в Вологде: «Женя … 5 лет… поступил в больницу 5 апреля 1942 г., умер 20 апреля 1942 г.». В Шексне записано: «Неизвестный … 13 лет.., умер 19 января 1942 г. Снят с поезда 420. Мальчик, лицо белое, одет в старое хлопковое пальто, ботинки». Еще запись в Шексне: «Фамилия неизвестна, 28 лет, 1 января 1942 г. снят с поезда 430, умер. Среднего роста, в военной форме, шинель, ватные брюки, фуражка, серые валенки».
Данная книга включает список по алфавиту от А до К. Всего 4989 человек. Из них по возрасту: до 7 лет — 966 человек, 8-16 лет — 602 человека, 17- 30 лет — 886 человек, 31-50 лет- 1146 человек, старше 50 лет — 1287 человек. По полу: мужчин — 2348 человек, женщин — 2637 человек. Во второй части «Реквиема» будут списки захороненных по алфавиту от Л до Я. Наконец, в третьей части книги «Реквием» будет список с наименьшим числом сведений. Составители считают, что даже и такой скорбный список поможет родным и близким узнать о судьбах тех, кто считается безвестно пропавшим.
В поисковой работе и ее подготовке принимали участие: Л.Н. Авдонина, Г.А. Акиньхов, Н.И. Баландин, Л.М. Воробьева, А.Г. Горегляд, С.Г. Карпов, И.Н. Корнилова, П.А. Красильников, Т.А. Ласточкина, Н.А. Пахарева, С.В. Судакова, Т.П. Черепанова; члены студенческой группы «Поиск» Вологодского государственного педагогического института: Н. Баландина, С. Березин, М. Горчакова, О. Зеленина, Е. Козлова, Н. Краснова, И. Кузнецова, С. Лаврова, Н. Лимина, Е. Маничева, А. Орлова, Н. Попова, С. Трифанов, Л. Тчанцев, Е. Худякова, ученица 8-й школы города Вологды О. Судакова, ленинградской школы Е. Григорьева, группа студентов Череповецкого государственного педагогического института под руководством преподавателей А.К. Воробьева, В.А. Чернакова и группа учащихся Вологодского строительного техникума под руководством преподавателя В.Б. Конасова.
Общая координация работы по книге осуществлялась профессором П.А. Колесниковым и председателем областного Комитета защиты мира В.В. Судаковым.
Составители и редакция выражают глубокую признательность работникам архивного отдела Вологодского облисполкома, Государственного архива Вологодской области и его филиала в городе Череповце, Вологодского областного и Вологодского и Череповецкого городских архивов ЗАГСов О.А. Наумовой, Н.С. Юношевой, А.Н. Базовой, А.И. Кулаковой, а также общественной комиссии «Врачи за выживание человечества» при областном комитете защиты мира за оказанную помощь в выявлении архивных материалов Г.А. Акиньхову, П.А. Колесникову.

Знаю: утешеньем и отрадой
этим строчкам быть не суждено.
Павшим с честью — ничего не надо,
утешать утративших — грешно.
По своей, такой же, скорби — знаю,
что, неукротимую, ее
сильные сердца не обменяют
на забвенье и небытие.
Пусть она, чистейшая, святая,
душу нечерствеющей хранит.
Пусть, любовь и мужество питая,
навсегда с народом породнит.
Незабвенной спаянное кровью,
лишь оно — народное родство —
обещает в будущем любому
обновление и торжество
Апрель 1944
Ольга Берггольц

ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

ВГА ЗАГС — Вологодский городской архив ЗАГС
ВОА ЗАГС — Вологодский областной архив ЗАГС
ВЭГ — Вологодский госпиталь для эвакуированных
ГАВО — Государственный архив Вологодской области
Ч ЗАГС — Череповецкий городской архив ЗАГС
ЭГ — эвакогоспиталь
ЧФ ГАВО — Череповецкий филиал Государственного архива Вологодской области

Главная > Блокада > Книги памяти

КНИГА ПАМЯТИ «БЛОКАДА»

См. Поимённые списки.

35 томов Книги памяти «Блокада» изданы в 1998–2006 годах.

В завершающем томе опубликовано Послесловие:

Книга Памяти «Блокада. 1941 – 1944. Ленинград» — дань благодарной памяти потомков о великом подвиге ленинградцев.

Эта книга — своеобразная летопись истории непокоренного народа, отражающая участие горожан в защите Ленинграда и те массовые жертвы, которые понес город-фронт в битве за жизнь. Книга о страданиях миллионов жителей блокадного города и тех, кто под натиском врага, отступая, нашел здесь убежище.

Это — не просто скорбный список. Это — реквием тем, кто навечно лег в землю, защищая родной город.

Книга Памяти — суровая, мужественная книга, как мемориальная доска, навечно запечатлела пока еще только 629157 имен наших земляков, умерших от голода и болезней, замерзших на улицах и в своих квартирах, погибших при артобстрелах и бомбардировках, пропавших без вести в самом блокадном городе. Этот мартиролог постоянно дополняется. За годы издания Книги Памяти «Блокада. 1941–1944. Ленинград» поступило 2670 заявлений на внесение имен погибших в блокаде жителей, а при подготовке к изданию 35-го тома увековечены были еще 1337 имен.

Мир не знал таких огромных масштабов истребления гражданского населения, такой глубины человеческих страданий. Из «Воспоминаний и размышлений» маршала Советского Союза Г. К. Жукова (т. 2, стр. 192, М., 1995 г.) — «История войн не знала такого примера массового героизма, мужества, трудовой и боевой доблести, какую проявили защитники Ленинграда».

Героизм проявляли все, оказавшиеся в блокадном кольце, как воины, так и жители города — мужчины и женщины, старики и дети. Их всех справедливо можно назвать фронтовиками в обороняющемся городе-фронте. Они мужественно сражались со смертью, продолжая работать; каждый на своем посту делал все для укрепления обороны и приближения Победы.

Время же неумолимо затуманивает страницы прошлого, все меньше очевидцев тех грозных событий остается с нами, а для повзрослевшего третьего послевоенного поколения Великая Отечественная становится далекой историей. Но совесть и долг перед павшими защитниками блокадного Ленинграда не позволяют нам предавать забвению их имена.

Не только горечь потерь и скорбь о погибших остаются в памяти миллионов людей, но и высокое чувство гордости за них, восхищение их непревзойденным мужеством и стойкостью.

Мы должны знать имена тех, кому обязаны своей жизнью. И помнить!

Этой цели — сохранению светлой памяти наших героев, отдавших свои жизни во имя Победы, во имя будущего своих детей, своего непобедимого города, своей великой страны и призвана служить Книга Памяти. Она должна помочь нам не рухнуть в бездну беспамятства.

Год за годом, из поколения в поколение мы будем передавать эту память о войне, о блокаде, о людях, сумевших в нечеловеческих условиях обеспечить Победу над фашизмом.

Главное, к чему стремились члены редакционной коллегии — вернуть из забвения и небытия десятки, сотни тысяч имен погибших в блокадном городе ленинградцев.

Нетрудно представить масштабы и сложность этой работы, которая вряд ли когда-либо будет полностью завершена. Ведь мы до сих пор, к величайшему сожалению, не можем назвать точной цифры потерь, не говоря уже об именах, хотя более 60 лет прошло после окончания этой самой продолжительной битвы Великой Отечественной войны — битвы за Ленинград и девятисотдневной его обороны.

При составлении поименных списков в максимальном объеме были использованы архивные и многие другие документальные источники. Существенный вклад в работу по сбору информации о погибших и составлению учетных карточек внесли участники тех трагических событий — чудом оставшиеся в живых жители блокадного Ленинграда.

Сегодня же мы обращаемся к тем, кто возьмет в руки эту Книгу, с призывом сделать все возможное, чтобы дополнить героическую летопись Ленинграда новыми свидетельствами мужества, благородства и патриотизма его защитников во имя светлой памяти павших. Помните — за каждым именем в этой Книге, за каждой фамилией в списках погибших — человеческая жизнь, в которой были радости и огорчения, любовь и разлука, трудности и победа.

Эти люди разных возрастов, национальностей, профессий, способностей и увлечений. Но их всех объединяло чувство горячей преданности и любви к своей Родине, которое вело за собой на подвиги.

Это чувство они завещали нам, завещали поколениям грядущим.

Не торопись, уважаемый читатель, ставить Книгу Памяти на полку. Дай ее сыну, дочери, внуку, другу, соседу. Пусть их охватит святой трепет перед величием подвига павших и ныне живущих защитников Ленинграда, вынесших на своих плечах все тяготы гитлеровской блокады. Пусть каждый из них задумается об истоках мужества, героизма, чести, достоинства и жертвенности своей жизни ради человечности.

Вечная им Слава и благодарная Память!

Всех, кто располагает какими-либо сведениями об умерших в блокадном кольце, просим обращаться в редакционную коллегию Книги Памяти по адресу:

195273 Санкт-Петербург, пр. Непокоренных, д. 72,
ГУ «Пискаревское мемориальное кладбище».
Справки по телефону (812) 298-38-61.

Блокада, 1941–1944, Ленинград : Книга памяти / Правительство Санкт-Петербурга. — СПб.

Т. 1 : А (Ааб – Андрианов) / . — Нотабене, 1998. — 716 с.

Т. 2 : А – Б (Андрианов — Барусин) / . — Нотабене, 1998. — 716 с.

Т. 3 : Б (Барутин – Боздакова) / . — Нотабене, 1998. — 716 с.

Т. 4 : Б – В (Боздунов – Васильев) / . — Нотабене, 1998. — 716 с.

Т. 5 : В (Васильев – Волинский) / . — Нотабене, 1999. — 716 с.

Т. 6 : В – Г (Волис – Годичев) / . — Нотабене, 1999. — 716 с.

Т. 7 : Г (Годичева – Гуриц) / . — Нотабене, 1999. — 716 с.

Т. 8 : Г – Д (Гуричев – Дротенкова) / . — Нотабене, 2000. — 716 с.

Т. 9 : Д – Е (Дротинина – Ефимова) / . — Нотабене, 2001. — 716 с.

Т. 10 : Е – З (Ефимова – Зернов) / . — Нотабене, 2001. — 716 с.

Т. 11 : З – И (Зернов – Иванова) / . — ООО «Селеста», 2003. — 716 с.

Т. 12 : И – К (Иванова – Калинов) / . — ООО «Селеста», 2004. — 716 с.

Т. 13 : К – К (Калинов – Клопенкова) / . — ООО «Селеста», 2004. — 716 с.

Т. 14 : К – К (Клопин – Константинов) / . — ООО «Селеста», 2004. — 716 с.

Т. 16 : К – К (Крестьянников – Куликов) / . — ООО «Селеста», 2005. — 716 с.

Т. 21 : М – Н (Мошаро – Николаева) / . — ООО «Издательский дом «Стелла», 2005. — 716 с.

Т. 26 : Р – С (Россовский – Седловский) / . — ООО «Издательский дом «Стелла», 2005. — 716 с.

Т. 27 : С – С (Седнев – Скородумов) / . — ООО «Издательский дом «Стелла», 2005. — 716 с.

Т. 31 : (Третьяков – Федорова) / . — ООО «Союз Дизайн», 2006. — 716 с. — 250 экз.

Т. 32 : (Федорова – Хохряков) / . — ООО «Союз Дизайн», 2006. — 716 с. — 250 экз.

Т. 33 : (Хохряков – Шарапова) / . — ООО «Союз Дизайн», 2006. — 716 с. — 250 экз.

Т. 34 : Ш – Ы (Шарапова – Ыунпу) / . — ООО «Союз Дизайн», 2006. — 716 с. — 250 экз.

Т. 35 : (Эбелина – Ящук) / . — ООО «Союз Дизайн», 2006. — 520 с., 39 с. ил. — 250 экз.

КНИГА ПАМЯТИ «ОНИ ПЕРЕЖИЛИ БЛОКАДУ»

См. Поимённые списки.

14 томов Книги памяти «Они пережили Блокаду» изданы в 2004–2005 годах.

Вступление к первому тому

Сменяются поколения, но в памяти людской не стираются имена и даты, и ушедшие дни остаются такими же близкими и волнующими, как много лет назад. Идет бессменная вахта – вахта Памяти. Всегда будут лежать живые цветы у подножия обелисков и на могилах павших, никогда не зарастут травой ведущие к ним тропы.

«Когда мы шли трудными дорогами войны, на которых пришлось изведать все, что только может вынести человек, – писал участвовавший в боях с первого до последнего дня войны Герой Советского Союза И. Н. Шкедов, – каждый из нас задумывался: вспомнят ли благодарно дети наши все, что свершили их отцы? Проникнутся ли их сердца величием подвига своего народа? Настало время, пусть поздно, спустя 60 лет, спросить себя: все ли мы сделали, чтобы увековечить великий подвиг своего народа в Великой Отечественной войне?»

Мы, пережившие блокаду Ленинграда, создавая Книгу памяти «Мы пережили блокаду», вкладываем свою маленькую лепту в общую летопись истории.

Книга памяти – это призыв не только свято чтить память умерших, не только бережно хранить и передавать ее будущим поколениям, но и попытка воспитать в молодежи чувство мужества, благородства, патриотизма и верности Родине.

Книга памяти открывает новые страницы всенародного подвига, неизвестные герои обретают свои имена, пропавшие без вести – известность. За каждым именем в списках погибших – человеческая жизнь, в которой были радости и огорчения, любовь и разлука, сомнения и неудачи, трудности и победы. Это – люди разных поколений, национальностей, профессий, способностей, увлечений, но всех их объединяло одно – чувство горячей любви к своей родной земле, своей великой Родине. Это чувство вело их за собой на ратные подвиги, это чувство завещали они своим потомкам.

Главная цель этой книги – еще раз обратиться к светлой памяти людей, отдавших весь огонь своих сердец, все свои силы и даже жизнь беззаветному служению Отечеству.

В Книге памяти «Мы пережили блокаду» содержатся данные, которые сообщали блокадники о своих умерших близких и родственниках после блокады, начиная с января 1944 года, а также ныне живущие на территории Санкт-Петербурга, Ленинградской области, по всей России и в ближнем и дальнем зарубежье.

Эти люди, выжившие после блокады, прожили достойную жизнь: учились, восстанавливали и отстраивали города, поднимали промышленность, сельское хозяйство, науку, наращивали военную мощь Страны Советов, вырастили не одно поколение детей. Дали миру Великих людей: Ольгу Берггольц, Дмитрия Шостаковича, Галину Вишневскую, Мстислава Ростроповича, Илью Глазунова, Даниила Гранина, Юрия Воронова и многих других.

Вчитываясь в прежние и сегодняшние адреса, можно встретить знакомых, соседей, соучеников, друзей по Ленинграду.

Книга памяти – это коллективный труд всех блокадников, ныне живущих, и активно участвующих в общественной жизни России.

Поддержали нас в издании этой Книги депутаты Законодательного Собрания г. Санкт-Петербурга Шевченко Сергей Алексеевич (почетный член Общества жителей блокадного Ленинграда) и Сухенко Эдуард Константинович. Особая им благодарность за понимание наших проблем и финансовые вложения в подготовку и издание Книги памяти «Мы пережили блокаду».

От редакционной коллегии

Настоящим томом начинается публикация Книги памяти «Мы пережили блокаду» – печатного варианта электронного банка данных о жителях блокадного Ленинграда. На страницы Книги занесены имена граждан России и республик бывшего СССР, стран ближнего и дальнего зарубежья. Это – жители Ленинграда и люди, оказавшиеся здесь в силу обстоятельств и по воле случая.

Сохранить память об этих людях – такова задача настоящего издания, включившего имена около 500 тысяч наших сограждан, выживших в условиях осажденного города.

Подготовка к выпуску Книги памяти «Мы пережили блокаду», сбор сведений, формирование банка данных осуществлялось под руководством Президента Международной ассоциации общественных организаций блокадного города-героя Ленинграда В. И. Леоненко.

Работу по сбору и систематизации документальных данных вели рабочие группы, созданные при администрациях 77 городов России, а также ближнего и дальнего зарубежья.

Скрупулезная работа, проведенная активом Международной ассоциации блокадников – В. И. Леоненко и И. Б. Скрипачевой при подготовке этого издания, несомненно, даст важный документальный материал для исторической науки. Но эту работу рано считать законченной, она будет продолжаться. И хотя не в наших силах разыскать всех, множество писем и заявлений со сведениями о ныне живущих либо уже ушедших из жизни продолжают поступать из республик, краев, областей Российской Федерации, из стран ближнего и дальнего зарубежья в Международную ассоциацию блокадников города-героя Ленинграда.

Рабочая группа редколлегии использовала все возможности, чтобы проверить правильность наименований населенных пунктов, улиц, площадей, проспектов, переулков и т. д. городов – членов Международной ассоциации блокадников. Если же это не удалось сделать, то написание оставлено в том виде, в каком оно было получено из города, населенного пункта Российской Федерации и из-за рубежа.

Мемориальные записи расположены в алфавитном порядке. Не все записи одинаковы по объему, имеются и такие, где сохранились лишь отдельные, обрывочные, разрозненные сведения.

В Книге встречаются записи, которые можно отнести к одному и тому же лицу, но если имеется какое-либо различие, например, в месте проживания, дате рождения, то ни одну из таких записей нельзя исключить по причине недостаточного документального обоснования.

Вариантные сведения приведены в скобках. Сведения, достоверность которых сомнительна, обозначены вопросительным знаком в скобках. Названия улиц, проспектов, площадей, переулков и т. д. Санкт-Петербурга (Ленинграда) приведены в соответствии с данным историческим периодом (до переименования или после, в зависимости от того, как человек был отмечен в сведениях, подаваемых в Международную ассоциацию блокадников – в Ленинграде или Санкт-Петербурге). В нерусских именованиях возможны ошибки. Сильные погрешности такого рода также отмечены вопросительным знаком в скобках.

В издании применяются общепринятые и общепонятные сокращения.

Всех, кто располагает какими-либо сведениями о тех, кто пережил блокаду, просим обращаться в редакционную коллегию по адресу: 193060, Санкт-Петербург, Смольный, Книга памяти «Они пережили блокаду».

Редакционная коллегия: Председатель Дербин В. Г.

Члены редколлегии:

Они пережили Блокаду, Ленинград : Книга памяти. — СПб.

Т. 1 : А – Б : (Аадэ – Бода) / . — Фортэкс, 2003. — 974 с.

Т. 2 : Б – Г : (Бодак – Герасимов) / . — 2004.

Т. 4 : Е – И : (Евсеева – Ильина) / . — Селеста, 2004. — 902 с.

Т. 5 : И – К : (Ильина – Корчагина) / . — Селеста, 2005. — 904 с.

Т. 6 : К – Л : (Корчагина – Лобочкин) / . — Селеста, 2005. — 904 с.

Т. 7 : Л – М : (Лобузова – Михайлова) / . — Селеста, 2005. — 904 с.

Т. 8 : М – О : (Михайлова – Орлова) / . — Селеста, 2005. — 904 с.

Т. 9 : О – П : (Орлова – Пронина) / . — Селеста, 2005. — 904 с.

Т. 10 : П – С : (Пронина – Семина) / . — Селеста, 2005. — 904 с.

Т. 11 : С – С : (Семина — Степанова) / . — Селеста, 2005. — 904 с.

Т. 12 : С – Ф : (Степанова – Федорова) / . — Селеста, 2005. — 904 с.

Т. 13 : Ф – Ш : (Федорова — Шемякина) / . — Селеста, 2005. — 904 с.

Т. 14: Ш – Я : (Шемякина — Ящук) / . — Селеста, 2005. — 542 с.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх